Государство

Николай Моргунов: Чтобы развивать город, не обязательно только добывать уголь

Мэр города Брянка, одного из претендентов на статус депрессивного населенного пункта Луганщины, рассказал, как намерен выводить город из такого состоя

Мэр города Брянка, одного из претендентов на статус депрессивного населенного пункта Луганщины, рассказал, как намерен выводить город из такого состояния и кто ему в этом помогает.

Что потеряла Брянка в годы реструктуризации угольной отрасли и что удалось с тех пор восстановить?

— В Брянке было закрыто восемь предприятий. Около 12 тысяч рабочих мест мы потеряли моментально. Восстановить, на те средства, что нам выделялись по линии реструктуризации, удалось не более 500. Финансирование становилось все скуднее.

По последним шахтам, подлежавшим закрытию, финансирование реконструкции объектов соцкульбыта было вычеркнуто, и источником средств, вместо госбюджета, было указано "другие". Какие другие?

Проблема с откачкой шахтных вод и водоснабжением для города актуальна?

— У нас работает одна шахтная водокачка на базе закрытой шахты "Брянковской". Она спасает несколько городов от подтопления. Вода, которая сбрасывается, мягко говоря, не соответствует экологическим нормам.

Из-за этой деятельности одно из любимых в нашем городе мест отдыха — "Голубое озеро" — стало рыжего цвета. Пытаемся договориться с Минэнергоуглепром о завершении строительства прудов-отстойников на шахте "Брянковской".

Они готовы на 95%, в течение нескольких лет находились на балансе министерства, но их никто не обслуживал. В результате они были разграблены. Ржавая вода течет в пруд в центре города, что особенно ненормально ввиду наличия почти законченных прудов-отстойников.

Есть проблема с водоснабжением поселков — она тоже связана с реструктуризацией шахт. Брянка имеет 280 километров водопроводных сетей на балансе ГП "Луганскводы", и еще 270 километров — бесхозных.

Последние строились угольными предприятиями, предприятиями-смежниками, и просто не были вовремя переданы на баланс ГП "Лугансквода", несмотря на то, что взимает плату с жителей, при каждом удобном случае отказывается от ремонта.

Мы за последние полтора года провели инвентаризацию этих сетей — на это никто не мог отважиться предыдущие десять лет. Сегодня мы выходим на областной совет, чтобы передать их на баланс "Луганскводы".

Как часто ездите в Киев для решения проблем?

— Обычно два-три раза в месяц я в Киеве. Та информация, которая сегодня аккумулируется в министерствах, в том числе и о сбалансированности местных бюджетов, до нижней стадии не доходит или доходит в искаженном виде и с определенным опозданием. Надо выходить напрямую и работать с опережением.

Некоторые вопросы можно решать только в режиме личных встреч. Как можно вопросы формирования бюджета решить, сидя в Брянке?!

У нас в прошлом созыве ВР не было ни одного депутата. Единственный человек, который помогал нам все это время — Александр Ефремов. Очень надеялись на эти выборы и тех людей, которые шли от нас в Верховную Раду. Сегодня у нас получается очень продуктивный диалог с Юлием Иоффе.

Каким вы видите дальнейшее развитие города?

— Год назад мы встречались с руководством Киево-Могилянской бизнес-школы. Мы сами обратились к Александру Савруку (декану КМБШ — прим. "ВД"), пригласили его к нам в город, рассказали о существующих проблемах и о том, чего бы мы хотели достичь и в каком направлении развиваться.

Мы решили отработать пилотный проект: сегодня несколько наших работников проходят обучение в бизнес-школе. По истечении определенного периода мы должны будем получить не просто обученных сотрудников, но и с применением их знаний выработать совершенно новую стратегию развития Брянки.

В сентябре у нас прошла выездная сессия: представители КМБШ приедут к нам. Они отработали тут неделю, создав фундамент для новой стратегии, которую мы с ними разработаем.

Раньше мы снова и снова закладывали в базу стратегий развитие угольно-промышленного комплекса, а сегодня, по большому счету, нужно думать о совершенно новом применении ресурсов города — в сфере туризма и сельского хозяйства, например. То есть, чтобы развивать город, не обязательно только добывать уголь.

Читайте также: Секретный статус. Почти 50 городов Украины два года добиваются от государства средств на преодоление депрессивности

Василий Мазур: "Депрессивный город" - это, по сути, совсем не то, что "территория приоритетного развития"

Владимир Пристюк: Нас устраивает любая сумма: что нам дадут на преодоление депрессивности, то мы и используем