Государство

О чем Обама может говорить с Путиным

Россия готова сдать сирийского друга в обмен на смягчение, а то и прекращение санкций, сохранение нынешнего статус-кво в Украине, возвращение Путина на олимп мировой политики

Фото: hvylya.org

The New York Times со ссылкой на источники в администрации американского президента сообщила о возможности встречи между Бараком Обамой и Владимиром Путиным в ходе юбилейного заседания Генассамблеи ООН. Причем, надо понимать, что ни тематика такой встречи, ни ее результат не имеют особого значения для Путина: ему дорог сам ее факт. В таком случае они увидятся впервые почти за год, причем на фоне растущего напряжения из-за активности РФ в Сирии,созданного Москвой исключительно с целью организации такой встречи.

Оказывается, Обама решил, что встреча с Путиным может быть полезной для очередного призыва к Кремлю придерживаться соглашения о прекращении огня и стремиться к дипломатическому решению конфликта в Сирии. Более странное заявление трудно было бы и представить: Россия не является частью каких-либо соглашений по прекращению огня в Сирии. Более того, в самой Сирии никакого прекращения огня не замечалось уже несколько лет. Дипломатическое решение конфликта уже имело место при участии тех же США и России и, как видим, было самым успешным образом реализовано: в Сирии применяются все виды вооружений, кроме, разве что, бактериологического и ядерного, а пораженные предательским поведением Вашингтона массы повстанцев влились в ранее маргинальную ИГИЛ.

Впрочем, с ИГИЛ тоже не все так просто. Существуют свидетельства, что Россия, в информационно-идеологическом плане постоянно обвиняя США в создании этого монстра (по аналогии с "Талибаном") сама всячески стимулировала его развитие. На протяжении последних лет, как выяснилось в ходе журналистских расследований в горных районах Северного Кавказа, российские спецслужбы шефствуют над процессом переброски джихадистов в Сирию, где они в последнее время присоединяются не только к ИГИЛ, но и к другим радикальным группировкам. Таким образом, в Сирии Россия действует вполне в духе Макиавелли, одновременно поддерживая Асада, усиливая его противников и параллельно зачищая свой Северный Кавказ от кадровых ресурсов подполья. С точки зрения политического реализма это беспроигрышная комбинация, поскольку возможности контролировать положение Асада выходят далеко за рамки поставок ему оружия, политической и дипломатической поддержки.

В свою очередь, Белый дом откровенено закрывает глазу на подобную политику, и, несмотря на явную вовлеченность РФ в подержку терроризма на Ближнем Востоке и в Украине, рассматривает Москву как союзника в борьбе с ним. К примеру, примечательно отсутствие имени директора ФСБ (Александра Бортникова) в санкционном списке официальных лиц, составленном минфином США. Эти санкции введены против чиновников, причастных к вторжению в Крым и к его оккупации, а также к тайной войне, которую Москва по сей день ведет на востоке Украины.

Более того, в феврале Белый дом пригласил Бортникова на трехдневную конференцию по "противодействию насильственному экстремизму", которую проводил президент Обама. К слову, директора ФБР Джеймса Коми на это мероприятие не позвали. Возможно, у Белого Дома есть секреты, которыми тот может скорее поделиться с ФСБ, нежели с ФБР?

Между тем, мифологическая конструкция, которую заинтересованные стороны пытаются внедрить в податливое сознание высшего звена американской бюрократии, состоит в том, что при всех "недостатках" Путина, он может оказаться полезным в деле стабилизации ситуации на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии.

В чем может состоять такая стабилизация (хотя очевидно, что Сирия и Ирак представляют собой сообщающиеся сосуды), уже давно никому доподлинно неизвестно. Так, цель Башара Асада - удержаться у власти (и выжить, а это практически одно и то же в его случае), как минимум в какой-то части распадающейся САР. Цели ИГИЛ - ликвидация Асада и захват, как минимум, всей суннитской части Сирии. Что включает разгром условно умеренных конкурентов-исламистов. Все просто только у этих двух игроков. США стремятся к уничтожению ИГИЛ и уходу Асада, причем избегая сухопутной операции с участием своих войск - для этого они финансируют и поставляют оружие Сирийской свободной армии, и менее активно - коалиции "Джейш аль-ислам", в последнее время действовавшей весьма успешно, а также курдам. Но курды так или иначе поддерживают Асада против ИГИЛ и умеренной оппозиции, и остановили свои наступательные операции на границах земель, где доминируют арабы-сунниты. Турция поддерживает скорее умеренных исламистов, нежели курдов, с которыми у нее старые счеты. Иран (и его филиал "Хезболла") поддерживают Асада и против ИГИЛ, и против суннитской оппозиции, защищая также и шиитское правительство в Багдаде - теперь в тылу ИГИЛ. Свои интересы у Израиля и Саудовской Аравии. Россия, разумеется, поддерживает Асада, но с учетом ряда нюансов. Так, затеяв всю эту операцию ради отвлечения внимания от своего увязания в Донбассе и в связи с угрозой свержения Асада, Россия готова сдать сирийского друга в обмен на смягчение, а то и прекращение санкций, сохранение нынешнего статус-кво в Украине, возвращение Путина на олимп мировой политики.

Очевидно, что Москва блефует - возможности высадить в Сирии стотысячную армию у нее нет, а нынешняя коалиция уже продемонстрировала ограниченную эффективность бомбардировки дюжиной самолетов огромных пространств. Но учитывая личные морально-этические качества американского руководства, нельзя исключать частичного продвижения России в направлении к этим своим целям.

Правда, в Совбезе ООН Путину подготовили неприятный сюрприз. Резолюция, которая оправдывала бы действия России в Сирии, провозглашала бы ее членом антитеррористической коалиции и возлагала вину за дестабилизацию на Ближнем Востоке на страны Запада, была отклонена благодаря, вероятно, упорству Саманты Пауэр. Но это не затмит путинского "триумфа". Ведь независимо от того состоится встреча, или нет, новостной повод уже создан и успешно раскручен.