Государство

Все в дом. Е-декларации и западные налоговики вернут капиталы в Украину

Украинские политики и чиновники начнут возвращать свои капиталы на родину сразу после первых громких скандалов, связанных со спецконфискацией в Великобритании или Швейцарии.

Фото: УНИАН

Началось все давно и с очень правильной идеи. В далеком 1996 г. была принята Конституция Украины, 67 статья которой обязывает всех граждан Украины ежегодно подавать налоговую отчетность.

Однако эта статья, впрочем, как и десятки других, так и осталась пустой декларацией. Жители Украины в своей массе налогов не платят, вместо них это делают работодатели. Как в древнем Риме или в Османской империи — налоги платили только полноценные граждане, в том числе и за движимое имущество в виде собственных рабов или колонов. Со времен просвещения движущей силой всех революций были налогоплательщики, которые преследовали две цели: право контролировать, куда тратятся их деньги, и отмену налоговых льгот для «элиты».

В такой трактовке у нас к гражданам-налогоплательщикам можно причислить только единоналожников. Базарные торговцы, юристы и дизайнеры платят свои налоги сами и делают это в целом честно — так закон прописан.

Оставшиеся 95% популяции украинских плательщиков налогов, начиная от министров и заканчивая простыми слесарями, налогов не платят — эта обязанность делегирована работодателю. Соответственно, они не знают, сколько денег заработали, сколько и кому налогов заплатили.

К примеру, ежемесячно среднестатистический житель страны платит около 40 грн военного сбора на поддержку армии, однако знают об этом факте единицы. Еще больше усугубляет ситуацию тот факт, что налог на доход, вопреки тысячелетней традиции, платится не по месту жительства (на финансирование социальной инфраструктуры), а по месту регистрации предприятия. Соответственно жителям Броваров, Борисполя или Ирпеня, а это до трети трудящихся столицы, абсолютно все равно, получают они легальную зарплату или нет, платит их работодатель налоги или нет, ведь они идут в киевскую казну, а не на финансирование школ и больниц родного города.

В результате имеем крайне низкую налоговую культуру: большинству граждан все равно, какова степень легальности их доходов, однако даже самые законопослушные, к примеру, протестанты, которым не платить налоги запрещает вера, не имеют возможности их уплачивать. Законодательство не позволяет.

Проблемы соответствия

Из-за этой особенности закона, а точнее, из-за несоответствия Налогового кодекса и Конституции, в Украине крайне медленно и плохо приживаются новые институты финансового контроля, которые внедряются благодаря стараниям западных советников. 

Уже более 15 лет в Украине работает финансовый мониторинг — создано специальное ведомство, принят профильный закон. Задача мониторинга — блокировать транзакции опасных преступников, таких как террористы, наркоторговцы, торговцы людьми и оружием. Результат — ноль. В списке украинского финмоноторинга есть активисты ИГИЛ, но нет руководителей так называемых ДНР и ЛНР, ведь эти организации формально так и не признаны террористическими. Зато председатель Государственной службы финансового мониторинга Игорь Черкасский задекларировал шесть дорогостоящих автомобилей, в частности Maserati Quattroporte и Infiniti QX 56.

Еще одна западная новация, внедренная в Украине, — публичные данные. Все расходы бюджетных учреждений и государственных предприятий должны быть доступны в интернете с целью контроля со стороны общественности. Результат — ноль. Сайт е-дата имеет инновационную систему поиска, с помощью которой найти нужную информацию может только профессиональный кибернетик, а госпредприятия просто массово не публикуют свою отчетность. 

Самая популярная новация последних дней — е-декларирование. Свои доходы и расходы депутаты и чиновники декларируют уже давно. Сначала они подавали декларации, как и простые смертные, в налоговую службу, потом в каждом ведомстве был создан отдел по противодействую коррупции, и чиновники начали сдавать ежегодно декларации в бухгалтерию. Уже пару лет действует норма, что декларации должны быть публичными, а активисты даже создали пару сайтов-агрегаторов деклараций. В этом году процедура декларирования несколько изменилась.

Во-первых, декларации подаются только в электронной форме, для их заполнения нужен электронный ключ, компьютер и интернет.

Во-вторых, декларации подаются не в бухгалтерию, а в отдельный орган — Нацагентство по противодействию коррупции (НАПК) и в-третьих, введена ответственность за недекларирование дорогих вещей и наличности (ранее была обязанность декларировать только недвижимость, автомобили, ценные бумаги и долги). 

Результат — еще один шаг на пути подрыва легитимности правящего класса в частности и украинской государственности в целом. Если раньше мы подозревали, что нами правят плутократы, то теперь мы в этом уверены.

Что будет дальше

Скорее всего, ничего — дней через десять эту тему забудут до следующего года, когда стартует следующая кампания подачи деклараций. Ведь замки, гаражи автомобилей и ценные бумаги на миллионы гривень были в декларациях прокуроров и судей и год, и два года назад. И информация эта была доступной — сотни статей, журналистских расследований и постов в соцсетях. Результатов, как правило, никаких — один депутат сложил мандат, пару десятков чиновников ушли в отставку. Сейчас будет что-то похожее.

Внешнеполитические последствия кампании по е-декларированию могут быть более существенными. Дело в том, что е-декларирование — это не более чем один из механизмов комплексного правового инструмента мониторинга деятельности politically exposed person (PEP) — политически значимых лиц. В США, Великобритании или Швейцарии требования к транзакциям с участием PEP, как своих так и иностранных, значительно более жесткие, нежели к транзакциям с участием простых налогоплательщиков. И до создания сайта электронных деклараций украинским депутатам было сложно открыть в Швейцарии счета или покупать недвижимость во Флориде, сейчас же это сделать будет практически невозможно.

Что изменилось

Во-первых, появился официальный и полный список украинских PEP — это все декларанты и члены их семей. Ранее проблемы возникали только у владельцев дипломатических паспортов, их автоматически приравнивали к PEPам, а районный судья или прокурор мог легко купить поместье в Испании, прикинувшись честными предпринимателями.

Во-вторых, во многих странах уже сейчас работает механизм ареста активов PEP с последующей просьбой уточнить легальность средств, за которые этот актив был приобретен. То есть банковская карточка прокурора, эмитированная швейцарским банком, может быть заблокирована, ее собственника попросят лично подъехать с бумагами, доказывающими, что со средств на карточке были уплачены все налоги.

Европейцев не интересуют жалостливые истории о деньгах, одолженных мамой или любимой женщиной, — только квитанции об уплате налогов. Первые аналогичные проблемы начали возникать еще в 2014 г. у бывших активистов Партии регионов, сейчас они станут тотальными вне зависимости от партийной принадлежности чиновника.

В-третьих, во многих странах уже работает законодательство о спецконфискации активов иностранных коррупционеров, в частности, недавно был принят такой закон в Великобритании. То есть виллы или акции наших чиновников могут быть конфискованы в США или в Великобритании, если последние не смогут в течение определенного законом времени доказать легальность средств, за которые был произведена покупка.

Именно эти факты определяют странности е-декларирования — минимальное количество офшоров, чтобы финансовые органы стран-союзников не могли автоматически соотносить те или иные офшорные компании с украинскими политиками, и максимальное количество кэша. Чтобы у декларантов была возможность доказать легальность приобретения тех или иных активов с границей.

Однако маловероятно, что эти фокусы помогут надолго. В рамках G20 начата кампания по раскрытию бенефициаров офшорных компаний и по автоматическому обмену налоговой информацией между странами —участниками ВТО. Кипр уже раскрыл, многие другие  офшоры через пару лет раскроют собственников всех своих компаний если не публично, то для налоговых органов как минимум. Сейчас 78 стран подписали Международную конвенцию о взаимной административной помощи по налоговым делам (The Multilateral Conventionon Mutual Administrative Assistancein Tax Matters).

Несмотря на то что Украины нет в этом списке, конвенция начнет работать со следующего года. Сначала для Великобритании, Бермудских и Каймановых островов, Кипра, Гернси и Джерси, в 2018 г. она заработает в большинстве стран-подписантов. А это означает, что все украинские бенефициары кипрских или бермудских фирм уже через год-два будут известны налоговым органам Великобритании. Или Швейцарии. Вместе с информацией на сайте е-деклараций. И с соответствующими последствиями — арестом, конфискацией и, возможно, заочным осуждением за отмывание средств, полученных преступным путем.

В итоге Украину может ожидать резкий рост "иностранных" инвестиций. Россия уже подписала конвенцию, и местные PEPы активно переводят свои активы из офшоров на локальные компании, чтобы минимизировать риски ареста и конфискации. Наши политики и чиновники традиционно отстают от своих российских коллег на год-два — они начнут возвращать свои капиталы на родину только после первых громких скандалов, связанных со спецконфискцией в Великобритании или Швейцарии.