Государство

Олег Платонов списывает все проблемы Южной таможни на реформы в Министерстве доходов и сборов

Заместитель главы Общественного совета при Министерстве доходов и сборов, президент ассоциации "Укрвнештранс" и АО "ПЛАСКЕ" списывает все проблемы Южн

Заместитель главы Общественного совета при Министерстве доходов и сборов, президент ассоциации "Укрвнештранс" и АО "ПЛАСКЕ" списывает все проблемы Южной таможни на реформы в Министерстве доходов и сборов, инициативы ведомства называет перспективными, несмотря на то что многие из них на практике работают не так, как ожидает рынок.

Почему невозможно пройти таможенный контроль за два часа, как этого требует соответ­ствующий приказ Министерства доходов и сборов?

— На практике есть проблема статистики. В чем разрыв? Мы воспринимаем реальное время физически. Я подошел к вам — время пошло. Я отошел — время закончилось. В порту это, к сожалению, не так. Когда озвучивается, сколько времени транспортное средство находится на территории порта, не уточняется, по какой причине оно там находится.

Сложности в том, что слишком много участников транспортного процесса задействованы в оформлении груза. Министр доходов поставил определенные задачи для того, чтобы упростить процедуру, сделать ее более прозрачной и понятной, а потом полностью автоматизировать все процессы. К этому все идет.

У вас нет ощущения, что инициативы министерства никак не способствуют решению реальных проблем?

— Когда предприниматели говорят, что проблемы существуют, то первая из них — таможенники требуют благодарности, вторая — направляют к "модным" избранным компаниям.

Сегодня существует система управления очередью, которая уже не дает возможности изменить очередность обработки наряда в электронной форме, все процессы и действия должностных лиц-участ­ников регистрируются системой.

Рекомендации вымогателей выполнять нет необходимости. В случае наличия таких фактов необходимо обращаться в прокуратуру и доводить эти дела до суда.

Нередко предприниматели и по собственной инициативе обращаются к "избранным" компаниям. И их основная цель — это не только скорость прохождения, а возможность при согласии сотрудников таможни занизить стоимость.

— На последней встрече с министром я задал ему прямой вопрос, на который получил прямой ответ. Сейчас эта проблема отрабатывается. По таможенной стоимости процедура будет отписана. Это сейчас вопрос номер один. Сегодня пытаются искажать стоимость — это факт.

Этим занимаются махинаторы, которые постоянно хотят отхватить кусок пирога. Они находят посредников и таким образом все решают. Но рано или поздно все будет автоматизировано до конца, и этой возможности уже не будет.

Министр нас услышал и нашел решение. Он согласен с тем, чтобы груз оформлялся по заниженной стоимости договора при одном условии — привлечении к ответственности определенных лиц.

Если стоимость занижалась или завышалась, и таким образом создавалась недостоверность заявлений, лица, которые принимали в этом участие, должны возместить экономический убыток или понести уголовную ответственность. Если речь идет об умысле, а не об ошибке, естественно.

Как вы думаете, почему ни один из глав Таможенной службы и Министерства доходов и сборов не смог навести порядок в вопросе определения таможенной стоимости товара?

— Когда существовала Таможенная служба, этот вопрос был решен. После объединения двух ведомств изменилась методология и форма взаимодействия департаментов, осуществляющих контроль.

Раньше отделы одной службы между собой все решали. Теперь каждый департамент Министерства доходов и сборов по отдельности проявляет к нам свое внимание.

Почему вы говорите, что вопрос был решен? Совершенно очевидно, что в таможенных базах беспорядок со стоимостью ввозимых товаров был и есть одинаковый — что сейчас, что несколько лет назад.

— Я уверен, что таким образом вообще нельзя делать оценку. Хотя ее делают. Все потому, что каждый контракт отличается. Есть инвестор, есть первый, второй, пятый посредник, и у каждого из них будет совершенно разная стоимость и на границе, и на выходе. Что делали раньше? Брали средние цены и все считали. Это было ненормально!

Я, например, завезу 2 ручки по 10 гривен, а вы — 5 тысяч по 2 гривни. Средняя стоимость — 7 гривен. Хотя почему 7, если у меня есть документы, подтверждающие другую стоимость? Я их купил, честно все оплатил. Сейчас Министерство доходов и сборов подписывает соглашения с другими странами, чтобы производить совместный контроль сделок.

Читайте также: Граница раздора. Без работы "блатных" фирм таможня встанет

Виктор Берестенко о том, почему идеи чиновников Министерства доходов и сборов на практике не работают