Государство

Ольга Кошарная:Если приватизация "Турбоатома" состоится, конечным бенефициаром в любом случае станет "Росатом". Не так важно, кому конкретно продадут завод

Даже если на приватизационном конкурсе последний ключевой актив в энергетическом машиностроении достанется украинской стороне, россияне не потеряют к нему интерес, результатом чего станет его перепродажа, — считает ведущий научный сотрудник Национального института стратегических исследований. Свою позицию Ольга Кошарная аргументировала в интервью "ВД".

Чем объясняется интерес российской стороны к приватизации "Турбоатома"?

— Это исключительно вопрос политики. Харьковский "Турбоатом" — последний привлекательный актив в области энергетического машиностроения, который остается в государственной собственности.

Разговоры о приватизации "Турбоатома" ходят уже давно. В настоящий момент это предприятие является одним из основных субконтракторов корпорации "Росатом", харьковские турбины "Росатом" использует при строительстве электростанций во всем мире. И, конечно же, россияне хотели бы получить контроль над этим активом.

Единственным предприятием в России, производящим подобную продукцию, является компания "Силовые машины" в Санкт-Петербурге (принадлежит российскому миллиардеру Алексею Мордашову — прим. "ВД").

В 2010 году был разработан проект межгосударственного соглашения о сотрудничестве с Россией в энергетической сфере. Одной из частей этого проекта было воссоздание единого атомно-промышленного комплекса, включая энергетическое машиностроение. Фактически — воссоздание министерства среднего машиностроения в том виде, как оно существовало в СССР.

При анализе проекта становилось ясно, что там представлены исключительно интересы России. Россияне получали все, мы ничего. Украинская сторона предложила создать рабочие группы, задачей которых было оценить стоимость активов, предложенных для слияния. Главный вопрос был — что вы нам предлагаете? Рабочие группы были созданы, поработали не публично, и вопрос как-то затих.

Думаю, новый толчок дали переговоры Януковича с Путиным 17 декабря 2013-го о выделении $15 млрд Украине. Возможно, "Турбоатом" стал одной из позиций пакета, который украинская сторона предложила в качестве оплаты за кредит.

Согласятся ли украинские финансово-промышленные группы с тем, что контроль над столь лакомым активом, как "Турбоатом", получат россияне?

— Если приватизация состоится, конечным бенефициаром в любом случае станет "Росатом". Не так важно, кому конкретно продадут завод. Достаточно вспомнить историю с краматорской "Энергомашспецсталью". Это еще одно уникальное предприятие энергетического машиностроения.

Оно выпускает литые заготовки для корпусов реактора из особых марок стали. В России такую продукцию производят только в Ижевске, да и то она с "Энергомашспецсталью" может конкурировать далеко не по всем показателям.

Это предприятие изначально было продано донецким предпринимателям, но очень быстро оказалось перепродано холдингу "Атомэнергомаш" — машиностроительному дивизиону корпорации "Росатом" через офшорную критскую компанию. То же самое будет и в случае продажи "Турбоатома".

Насколько адекватно Фонд госмущества оценил стоимость "Турбоатома"?

— Дело даже не в стоимости активов, а в стоимости ноу-хау, технологий, которые применяются на этом заводе. В состав "Турбоатома" входит конструкторское бюро, владеющее уникальными разработками в области энергетического машиностроения. Можно с уверенностью утверждать, что подобных наработок нет ни у кого в мире. Они бесценны.

Из этого следует, что экспертное сообщество в принципе против приватизации "Турбоатома"?

— С точки зрения стратегических интересов страны, "Турбоатом" продавать однозначно нельзя. Да и экономически это предприятие приносит неплохую прибыль. Даже в случае торговой войны с Россией оно останется наплаву. Очень хороший пример — опыт кировоградского завода "Радий".

Это предприятие выпускает системы контроля для АЭС. После того как продукцию "Радия" запретили к ввозу в Россию, они вышли в Канаду, страны Азии, в общем, сумели найти свое место на глобальных рынках. Без какой-либо государственной поддержки. К слову, государственная поддержка энергетического машиностроения — крайне больная тема.

Программы поддержки своих производителей, вне зависимости от формы собственности, существуют во всех странах — в России, США и т. д. Украина — единственная страна, где ничего подобного нет.

Читайте также: Восточные гости. Намерены ли украинские олигархи отразить вторжение с Востока в ходе приватизации-2014?

Валерий Мазур: Приватизация наших предприятий российским бизнесом — это отнюдь не самый худший вариант. Опасаться нужно не россиян, а того, что их не допустят к тендеру