Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

От "трехлинейки" до "Баррета". Из чего "минусуют" оккупантов украинские снайперы

Среда, 7 Февраля 2018, 08:00
Позиционная война, которую начиная с марта 2015 г. ведет украинская армия на Донбассе, накладывает свой отпечаток на вооружение и тактику ведения боевых действий. Особенно это касается целого ряда вооружения, среди которых так называемые армейские снайперские винтовки

Это оружие калибра 7,62-мм предназначено для поражения малоразмерных и крупных целей на расстоянии от 600 м до 800 м. На начало войны на Донбассе единственным таким образцом на вооружении ВСУ была старенькая (образца 1963 г.) "Снайперская винтовка Драгунова" - в обиходе "эсвэдешка" или СВД. На складах и в армейских частях на 2015 г. таких винтовок было более чем достаточно - около 10 тыс. штук.

Хотя в штатном расписании любого армейского подразделения была такая штатная единица, как "снайпер", однако на нее назначались совершенно случайные люди, которые так случалось за всю службу стреляли из снайперской винтовки раз или два на полигоне.

Немного лучше была ситуация в традиционно более боеготовых воздушно-десантных частях, однако немного. Поэтому, когда весной 2014 г. началось освобождение Славянска, снайперов собирали со всех силовых структур - Службы безопасности Украины, Государственной службы охраны и Национальной гвардии Украины. У них было достаточно большое количество винтовок - причем не СВД, а например, "Форт-301" отечественного производства (фактически локализованная сборка израильской Galil Sniper).

"Форт-301"

Именно после Славянска пришло понимание роли и места армейского снайпера на поле боя. Однако быстротечность летней кампании привела к тому, что к идее централизованного формирования снайперов как класса воинов вернулись только после сентября 2014 г.

Начали проводить инвентаризацию и тут оказалось, что специальных снайперских патронов 7,62 ПС (7Н1) на складах фактически не осталось - в начальный период не сильно разбирались с маркировкой и со складов на фронт выкатили все что называется "было под рукой". Начались попытки купить такие боеприпасы за рубежом - прежде всего в Болгарии.

С осени 2014 г. появилось и такое массовое явление, как волонтерская помощь снайперам. Дело в том, что большинство таких (не крупнокалиберных) винтовок вполне легально продается в охотничьих магазинах. Вот покупкой их и патронов к ним и занялись такие волонтерские фонды, как "Комбат UA", "Крылья Феникса", "Возвращайся живым" и "Народный тыл".

Таким образом, в армейских частях появились такие иностранные образцы, как H-S Precision Pro-Series 2000 HTR и LTR калибра .338 Lapua Mag, Blaser R-93 калибра .22 Long Rifle, Weatherby Mark V .338, Savage .338 калибра (как минимум 18 штук в третьем полку сил специальных операций) и многие другие.

Интересным направлением "волонтерской мысли" является модернизация винтовок Мосина (знаменитая "трехлинейка", система 1891 г.), которые и поныне остаются одними из самых востребованных на фронте. На них ставят прицелы Vortex, новые ложи, финские семисекционные глушители, сошки.

Как-то пытались реагировать на возросшие потребности армии и военно-промышленный комплекс, однако тут была основная проблема - в Украине нет производства стволов для такого рода оружия. Поэтому, например, первой ласточкой от "Укроборонпрома" стала снайперская винтовка ВМ2 МП УОС, которая, по сути, является переделкой 7,62-мм винтовки Мосина образца 1891/1930 гг. В марте 2016 г. крайне ограниченную партию (10 шт.) передали для проведения испытаний учебному центру Национальной гвардии Украины, однако на этом фактически ее история завершилась.

Винтовка Мосина

ВМ2 МП УОС

Гораздо более удачной оказалась судьба винтовок производства фирмы Zbroyar, которая еще до начала войны специализировалась на производстве гражданских винтовок (при этом стволы поставлялись из США и Испании).

В 2014 г. на основе конструкции спортивной винтовки Zbroyar Z-008 были разработаны две военные модификации: VPR-308Win - под патрон 7,62×51 мм и VPR-338LM - под патрон .338 Lapua Magnum. Все они поступили на вооружение ВСУ, однако основной проблемой поныне остается зависимость от покупки патронов за рубежом.

Самой же востребованной в армии стала другая винтовка от этой же фирмы - Zbroyar Z-10. Созданная на базе уже отработанной в мире американской конструкции AR-10. С 2014 г. их массово покупали волонтеры - например, 82 Z-10 купила компания Roshen и передала в третий полк ССО.

К 2017 г. в военных кругах было принято решение о постепенной замене СВД, однако было поставлено условие о максимальном производстве перспективной винтовки из украинских комплектующих. В этой связи фирма Zbroyar предприняла беспрецедентные шаги, и в итоге к сентябрю 2017 г. компания устами своего генерального директора С. Горбаня сообщила, что освоила серийное производство винтовки Z-10 и способна самостоятельно производить 87% ее компонентов, однако стволы по-прежнему вынуждена импортировать.

После долгих государственных испытаний эта полуавтоматическая самозарядная винтовка в конце 2017 г. была принята на вооружение под обозначением UR-10. Из немногочисленных сообщений в СМИ можно представить только общую картину.

UR-10

Так, винтовка имеет длину от 103 до 124 см, вес ее составляет около 5 кг. UR-10 имеет достаточно удобную конструкцию: может быть разобрана на две составные части, что позволяет уменьшить ее габариты и обеспечивает компактность при транспортировке.

При этом совершенно непонятно под какой именно патрон "заточена" винтовка.
Сообщается, что в ней используется патрон калибра 7,62 мм, однако, например, для патрона .308 NATO, то есть 7,62х51 заявленная дальность стрельбы в 1200 м - явный перебор. С другой стороны, вряд ли бы в свете перехода на западные стандарты военные приняли бы на вооружение образец под советский патрон. В общем, пока этот вопрос остается открытым.

В целом можно говорить о том, что принятие на вооружение нового образца армейской винтовки позволит вывести на новый уровень качество наших снайперов в обычных мотопехотных частях. Ведь, например, дальность стрельбы UR-10 составляет 1200 м, а СВД - всего 800. А при создании эффективных снайперских школ при активном участии западных инструкторов эффективность штатного снайперского оружия возрастет многократно.

В целом можно говорить о том, что снайперская война на Донбассе только набирает обороты, но уже очевидно, что только системный подход к формированию снайперов, как класса в ВСУ и других силовых структурах, позволит переломить ее ход.

 

 

Читайте также: УБИЙЦА ТЕРМИНАТОРОВ. СКОЛЬКО БУРЯТОВ ВСУ НАСТРЕЛЯЮТ ИЗ АМЕРИКАНСКИХ "БАРРЕТОВ"

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство