Государство

Почему Компартию нельзя так просто отправлять на свалку истории

Страница истории, которая не прошла через суд и следствие, превращается в миф. А если это трагическая история — в травму. Людям, у которых голова забита мифами, а подсознание — травмами, очень просто управлять

Фото: gordonua.com

Полное и безоговорочное поражение Коммунистической партии на нынешних выборах прошло по поверхности общественного сознания бегущей строкой: "А, не прошли? Ну и хорошо". Президент дал короткий, но емкий комментарий в том же духе: народ Украины, мол, проголосовал за политическую смерть Компартии. Кажется,
у него гора с плеч свалилась - и не потому, что освобожденные коммунистами места в парламенте достанутся его сторонникам. А просто потому, что страницу истории можно перевернуть. Не читая и не вникая.

Интересно, насколько осознанными были слова Президента о том, что не нужно ни "политических решений", ни "суда", достаточно "воли народа Украины", чтобы отправить Комму­нис­ти­ческую партию в прошлое? И что прошлое - это такая черная дыра, в которую можно просто выбросить все то, что хочется забыть?

Президент, будучи выпускником советской школы, привычно использует историю именно как свалку. Само выражение "свалка истории" - одна из находок советской пропаганды. Советские идеологи прекрасно понимали, что стоит превратить историю в свалку - и такие "проблемы", как национальное сознание или даже народ, решены. Любая страница истории, которая не получила осознания, не прошла через суд и следствие, не была должным образом "подшита в архив", превращается в миф. А если это трагическая история - в травму. Людям, у которых голова забита мифами, а подсознание - травмами, очень просто управлять. Ведь надо только знать, где болит.

Советское отношение к истории будет культивироваться и дальше. Во-первых, так проще - реформы в гуманитарной сфере проводить не легче, чем в экономике. Во-вторых, так удобнее политикам - они всегда знают, "где у нас кнопка"

Украинский народ, имеющий вместо истории свалку, - ходячая энциклопедия национальных мифов и травм. И стоит только ткнуть иголочкой в "язык", например, или "голодомор", "бандеровцев" и т. п. - реакция будет мгновенной, стихийной и совершенно иррациональной. Хотя абсолютное большинство наших соотечественников не знает истории Голодомора, почти ничего не знает про ОУН-УПА и о лингвоциде представление имеет на уровне "как продавщицы хамили украиноязычным покупателям". Если бы эта история была изучена, прочитана (вернее, сначала написана) и разложена по полочкам - эти механизмы коллективного украинского подсознательного перестали бы давать такие щедрые политические плоды, какие они дают сейчас. А в этом, надо думать, украинские политики не слишком заинтересованы.

Поэтому советское отношение к истории будет культивироваться и дальше. Во-первых, так проще - реформы в гуманитарной сфере проводить не легче, чем в экономике. Во-вторых, так удобнее политикам - они всегда знают, "где у нас кнопка". И расследования деятельности Коммунистической партии в Украине не будет, как и суда над ней, потому что это трудно, страшновато и снова "не ко времени". Потому что расследования преступлений коммунистического режима неизбежно "многим не понравятся". Например, все тому же Донбассу, который и в этот раз, если бы его "услышали", дал бы шанс Компартии просочиться в парламент. Не понравится многим людям, которые если не прямо пришли в систему государственной власти при "прежнем режиме", то откровенно хранят преемственность - семейную или служебную.
Обратите внимание, например, на нашу люстрацию. Когда люстрацию проводили бывшие союзные государства - Чехия и Польша, основным критерием отстранения от должности было сотрудничество с "псами режима", т. е. с людьми, которые были причастны к преступлениям коммунистического режима. В нашем "люстрационном процессе" сотрудничество с КГБ не учтено никак. Нас интересует только "режим Януковича". Как будто этот режим нанес нашей стране и народу больше вреда, чем почти сто лет коммунистов у власти. Как будто "режим Януковича" не был прямым преемником данного режима. Или даже его фрагментом.

Советская "коммунистическая" история пока что не обрывалась ни на миг. Распалась "великая страна", появилась национальная валюта, герб-гимн-флаг, Конституция, прошла череда майданов, началась война, памятники Ленину улетели в теплые края, а преемственность так и не прервалась. За эти годы все, кто хотел проводить, например, раскопки на местах массовых расстрелов, повсеместно (включая Западную Украину) встречались с молчаливым отпором со стороны силовых ведомств, которые по закону дают (вернее, гораздо чаще не дают) разрешения на подобные работы. Исследователи Голодомора, ре- прессий, истории ОУН-УПА, УГКЦ, раскулачиваний и депортаций - все эти люди сталкивались (и продолжают сталкиваться) с массой запретов и ограничений. Коммунистическая система готова поменять название и цвет флага, но она не готова признаваться в своих преступлениях. Коммунистическая партия, как видите, готова и вовсе уйти с политической арены, но только своими ногами и с гордо поднятой головой.

Фото: rian.com.uaВедь в таком случае она всегда сможет вернуться. Вернее, уходя, никуда при этом не уйти. До тех пор, пока мы не разберемся, подробно, скрупулезно, что в нашей политической системе от "совка", а что нет, мы так и будем жить при советской политической системе. Она будет менять лица, названия, цвета, но в корне меняться не будет. А для того чтобы разобраться и обрубить преемственность, нужны расследования и суд.

Суд над Компартией - это не "покаяние" и не "очищение", как почему-то думают экзальтированные публицисты. Это регистрация, осознание и своего рода "обез-
вреживание" собственного прошлого, из которого не должны являться демоны, которые срывают целому народу предохранители и превращают его в толпу заводных кукол, потерявших дар нормальной человеческой речи и говорящих преимущественно лозунгами. Победить демонов и прочих мифических монстров может только знание.

В конце концов, расследование преступлений и суд над преступником - это и просто требование справедливости, в которую мы, даже пройдя через Революцию достоинства, так и не поверили. То есть наше "человеческое достоинство" осталось умозрительным. Суд над Компартией - это справедливость для миллионов жертв советской репрессивной машины. Справедливость, которую мы все еще имеем шанс свершить и поверить в то, что она существует.

Суд над Компартией - это не "покаяние" и не "очищение", как почему-то думают экзальтированные публицисты. Это регистрация, осознание и своего рода "обезвреживание" собственного прошлого, из которого не должны являться демоны

Без этого нам никогда не стать народом. Связь с предками и право говорить от их имени - это то, что творит народ, и то, без чего народ превращается в сброд, случайно собравшийся на определенной территории. Это глубокое, архаическое требование нашего собственного национального сознания - укоренение в историю собственной земли.

Но ведь это снова "не ко времени". У нас кризис, война, распределение портфелей, коалиция. Да и западные партнеры вряд ли будут в восторге от нашего решения взяться за коммунистов. Во-первых, "левые" на Западе очень популярны, а во-вторых, тогда придется признать, что в течение нескольких десятилетий Запад закрывал глаза на молоха, жившего рядом. Что европейские соседи "не замечали" Голодомора, о котором прекрасно знали. Что они не замечали политических репрессий и депортаций, которые также не были ни для кого секретом. Неприятно думать о том, что и Гитлера, скорее всего, точно так же проглотили бы, если бы ему хватило ума удовлетвориться только половиной Европы и не лезть дальше.

Так что очень многим удобно, что для суда над Компартией сейчас "не время". Молох может спать спокойно. Он может даже на время уйти в отпуск - до следующего выхода на историческую сцену. У него-то времени достаточно. Он подождет.