Государство

Почему статус участника АТО дают лишь убитым, раненым и чиновникам Януковича

Боевые действия на Донбассе продолжаются уже 9-й месяц, но государство по-прежнему считает тысячи украинских воинов пушечным мясом

Фото: elise.com.ua

Военному руководству Украины грозит новый скандал. Поводом для очередной обструкции может стать эпизод с замминистром ЖКХ Дмитрием Исаенко, произошедший сегодня в парламенте. Упомянутого чиновника уличили в наличии статуса участника АТО, который он получил за участие в строительстве печально известной "Стены" на границе с Россией. Под давлением депутатов Исаенко написал заявление об отказе от статуса, но осадок, как говориться, остался. Подробное же изучение "статусной" темы показало, что прокол замминистра не случайность, а системная проблема.  

Для того, чтобы осознать абсурд, к которому власти свели процедуру предоставления статуса участников АТО украинским военным, правоохранителям, добровольцам и другим категориям силовиков, достаточно обратить внимание на официальные цифры. Так, по данным Государственной службы по вопросам ветеранов войны и участников АТО, статус последних на данный момент получили около 9124 человек. В частности, это все погибшие (около 1300), а также, хочется верить, раненые (около 3500), пропавшие без вести (примерно 100) и еще сотня-две пленных. Итого – примерно 5 тыс. Таким образом, остальные удостоверения участников АТО имеют лишь 4 тыс. бойцов, которым посчастливилось сохранить на Донбассе и жизнь и здоровье. Хотя, по данным Государственной службы по вопросам ветеранов войны и участников АТО, сейчас на Донбассе находится не менее 50 тыс. солдат разных подразделений и подчиняющихся разным ведомствам.

Кроме того, пока точно не известно, сколько из упомянутых 4 тыс. выживших в АТО бойцов действительно являются участниками боевых операций. Ведь, как показывает пример замминистра ЖКХ Дмитрия Исаенко, среди участников АТО может оказаться немало судей, прокуроров и других слуг режима Виктора Януковича, решивших избежать люстрации, благодаря "участию в боевых действиях". Хотя, на практике такое "участие" означает номинальную службу в части, расквартированной в населенном пункте, подконтрольном украинским военным и далеком от войны. 

Отсутствие единого реестра участников боевых действий на Донбассе приводит к тому, что разные ведомства владеют разными цифрами по их количеству. По данным Минюста, как минимум 200 человек из их числа являются ненастоящими участниками АТО

Например, в Славянске, куда пристроился прокурор Дружковки Дмитрий Сазоненко. Благо, процедура предоставления статуса участника АТО выписана именно так, что легче всего ее пройти коррумпированным чиновникам, которым не надо месяцами ждать одной справки, подписи командира, копии приказа, печати и четырехуровневой проверки внутренних и межведомственных комиссий для получения статуса. Разрешить ситуацию и сделать эту процедуру прозрачной, в том числе и для проверяющих органов, мог бы единый реестр участников АТО.

Но, украинские реалии таковы, что процесс создания реестра, да и то лишь на бумаге, был запущен лишь в сентябре прошлого года. С тех пор от Минсоцполитики, которому правительство и поручило это направление, о проекте не было слышно ни слова. Поэтому не удивительно, что представители власти Януковича, как Исаенко, работавший в правительстве с 2010 года, легко и без каких-либо на то оснований получает статус участника АТО и не боится, что этот факт станет достоянием гласности. 

Более того, отсутствие единого реестра участников боевых действий на Донбассе приводит к тому, что разные ведомства владеют разными цифрами по их количеству. Так, если у профильной Госслужбы, как уже отмечалось, эта цифра равна 9124, то у Министерства юстиции – 3,5 тыс., о чем сегодня заявила в ответе на запрос депутатов директор департамента по вопросам люстрации министерства Татьяна Козаченко. И, по данным Минюста, как минимум 200 человек из их числа являются ненастоящими участниками АТО, такими, как замминистра Дмитрий Исаенко. Примечательно, что чиновники знали об этом факте, но молчали. Поэтому нет уверенности, что открывшаяся правда о получении статуса участников АТО является полной. Особенно в свете столь масштабного несоответствия данных разных органов власти на эту тему.