Государство

Почему Украина продолжает строить науку по путинским лекалам

Сокращение финансирования — далеко не самый страшный бич отечественной науки. Ее пытаются забюрократизировать и заставить выдавать на-гора изобретения по плану

Фото: Марина Сенинг

Революция достоинства, на первый взгляд, спасла нашу науку. Во всяком случае она перестала двигаться в российском фарватере. Нелишне напомнить, что Виктор Янукович и Николай Азаров развернули страну в сторону России именно тогда, когда Путин под видом реформы Российской академии наук (РАН) организовал передачу управления имуществом РАН и ее институтов специально созданному Федеральному агентству научных организаций. Украинские ученые как кошмар воспринимали перспективу, что аналогичная "реформа" постигнет и Национальную академию наук Украины (НАНУ), а сама украинская наука будет превращена в филиал российской и вместе с ней пойдет ко дну.

Чтобы были понятнее причины этих страхов, можно привести слова математика с мировым именем, академика РАН Сергея Новикова: "Реформа РАН отражает полное непонимание околонаучной части окружения президента России того, как фун­к­­­ционирует высший этаж современной науки. Кроме того, реформа явно проводится людьми, плохо знающими, что они реформируют, а их представление о науке сродни средневековым королям, которые только и ждали, что ученые будут превращать дерьмо в золото". Первым же результатом "реформы" стало требование ко всем научным учреждениям РАН предоставить планы на три года вперед и указать не только направления фундаментальных исследований, но и планируемое количество статей и названия журналов, где они должны быть опубликованы.

Такой же чиновничий маразм ждал бы и украинскую науку. С предупреждением об этой опасности сразу же выс­тупил академик, секретарь от­де­ления физики и астрономии НАНУ Вадим Локтев: "Речь идет не о науке, образовании и тысячах их служителей, а о земле и недвижимости, короче говоря, очень недешевом и лакомом имуществе НАН Украины, к которому давно и внимательно присматриваются власть имущие с целью "эффективной экспроприации". Упомянул он и о другой проблеме - пренебрежительном отношении руководства страны к фундаментальной науке: "Сегодня такое пренебрежение вызвано высшим властным приоритетом - быстрыми деньгами, когда все, что не приносит немедленной прибыли, - дело пустое, неинтересное и бюд­жетной поддержки не зас­лу­­жи­вает".

После революции можно было рассчитывать, что отношение власти к науке принципиально изменится. Хотя бы из прагматических соображений - в силу того геополитического выбора, который сделала Украина. И первый аргумент, который мы можем предъявить в пользу дальнейшей европейской интеграции, - это именно наука. Второй - наш промышленный потенциал, включая атомную энергетику и военно-промышленный комплекс. Но наша способность поддерживать и тем более повышать технологический уровень промышленности зависит опять же от науки. Третий аргумент - это наши специалисты в высокотехнологичных отраслях - от IT до медицины, чей уровень подготовки, как и всей системы высшего образования, тоже в значительной мере определяется уровнем науки.

В прошлом году в сфере научных исследований и разработок было потеряно 5,1 тыс. рабочих мест - почти 5% от общего количества. За половину нынешнего года - еще 4,5 тыс.

Понятно, что война и кризис заставили Киев жестко экономить. Для НАНУ это вылилось в заметное сокращение госфинансирования: в 2013 г. - 3,25 млрд грн., или 0,77% госбюджета, в 2014 г. - 3,08 млрд грн., или 0,7% госбюджета, в 2015 г. (согласно действующему закону) - 2,8 млрд грн., или 0,49% госбюджета. Но хуже то, что отношение власти к науке, по сути, не изменилось. Недавно тот же Вадим Локтев, ссылаясь на "различные источники, близкие к инстанциям, где принимаются окончательные решения", предупредил коллег: "Под громкими хунвейбиновскими лозунгами о реформировании научной сферы и повышении эффективности ее работы дошло дело и до Национальной академии наук, и все призывы к ее коренному переустройству фактически являются не чем иным, как желанием добраться до ее имущества, чего так опасается все научное сообщество".

Красноречивым свидетельством того, что ученые не видят для себя хороших перспектив, являются цифры Госстата. В 2014 г. из сферы научных исследований и разработок были уволены 15,6 тыс., а наняты - 10,5 тыс., то есть потеряны 5,1 тыс. рабочих мест - почти 5% от общего количества (без учета оккупированных территорий). В первом полугодии 2015 г. из этой сферы уволены 10,4 тыс., а наняты - 5,9 тыс., опять потеряно 4,5 тыс. рабочих мест - еще раз почти 5%, но уже не за год, а за полгода. Ученые бросают науку не из-за временных трудностей, а прежде всего потому, что не верят, будто нынешние трудности - временные. А власть не делает ничего, чтобы их переубедить, скорее наоборот. Да и сокращение бюджета НАНУ наверняка было бы меньшим, если бы у власти было иное отношение к науке.

У этого парадокса прогресса-регресса - курса на евроинте­грацию и одновременно на удушение - науки есть разгадка. Власть не ценит науку, потому что ее очень трудно "продать" народу. В том смысле, что на выборах избиратели хорошо откликаются на слова "мы выделим дополнительный миллиард на пенсии", но могут и послать, если услышат обещание пустить тот же миллиард на науку.

Конечно, тут можно спросить, почему власть ничего не делает, чтобы пропагандировать науку, но на самом деле заниматься просветительством уже поздно. Сейчас единственным доходчивым средством может быть только лозунг "Сильная наука - сильная армия". Тем более что в нынешнем мире именно так и есть, пусть даже подавляющая часть научных разработок прямого отношения к армии не имеет.

Укра­ин­скую на­у­ку есть ко­му дви­гать

Не­смот­ря на пло­хое об­ра­зо­ва­ние и уми­ра­ю­щую на­у­ку, в Укра­и­не не пе­ре­ве­лись еще ум­ные де­ти. В июле укра­ин­ские школь­ни­ки за­во­е­ва­ли пер­вое ме­сто в Ев­ро­пе и 11-е ме­сто в ми­ре на 56-й Меж­ду­на­род­ной олим­пиа­де по ма­те­ма­ти­ке, про­хо­див­шей в Та­и­лан­де. За­тем на 13-й Меж­ду­на­род­ной олим­пиа­де по линг­ви­сти­ке (в Бол­га­рии) укра­ин­ская коман­да за­ня­ла чет­вер­тое ме­сто, усту­пив лишь США, Бол­га­рии и Ве­ли­ко­бри­та­нии. А в ав­гу­сте укра­ин­цы при­вез­ли се­реб­ро с чем­пи­о­на­та ми­ра по пред­при­ни­матель­ству сре­ди школь­ни­ков - SAGЕ-2015, ко­то­рый был про­ве­ден в Ко­рее. Укра­ин­ские де­ти со сво­им биз­нес-про­ек­том, про­дви­гаю­щим по­треб­ле­ние здо­ро­вых про­дук­тов, обо­гна­ли аме­ри­кан­цев, ка­над­цев, ки­тай­цев и не смог­ли пре­взой­ти толь­ко фи­лип­пин­ских школь­ни­ков, пред­ло­жив­ших спо­соб про­из­вод­ства ко­фе из ри­со­вых зе­рен.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за октябрь 2015 г. (№10/435)