Государство

Кривая демократия. Почему всякая украинская оппозиция скатывается в популизм

Одним из основных отличий Украины от России принято считать наличие в украинском политическом поле настоящей оппозиции. Но это не совсем так

Фото: Влад Содель

В исторические моменты оппозиция играла в стране ключевую роль. Хочется напомнить, что проект "Акта о независимости Украины" писался на оппозиционной коленке Левка Лукьянченко, а не в кабинетах "думающих о народе" представителей действующей власти. Когда дело касается глобальных исторических процессов, оппозиционные концепции ясны и понятны. Их поддерживают массы и реализуют многолюдные акции и майданы. А вот когда дело касается политики...

Возьмем, к примеру, набивший оскомину вопрос моратория на продажу сельскохозяйственных земель. Казалось бы, ситуация понятна. Падение Советского Союза - страны, отрицающей частную собственность - сопровождалось появлением огромного числа мелких собственников. В городах люди получили право на приватизацию квартир. В селах колхозные поля были переданы в частные руки крестьян. При этом если собственники квартир со своим имуществом более-менее справляются - продают, покупают, передают в наследство, - то крестьяне своей собственной землей распоряжаться не могут. Существует мораторий, который предполагает, что житель села "недееспособен" и ему требуется "опекун" в виде украинских оппозиционных политиков, решающих: способен житель села распоряжаться своим имуществом, или нет.

Противники снятия моратория рассуждают о крестьянских черноземах, как о некоем национальном богатстве всего украинского народа. Они произносят красивые речи о недопустимости превращения земли в товар. При этом тот факт, что земля находится в частной собственности - сдается в аренду, продается, меняется практически подпольно - ими как-то опускается. Вместо того, чтобы обсуждать создание цивилизованного рынка земли, разработки конкретных, понятных и прозрачных правил для уже существующей ситуации, с трибун звучат заявления о "врагах", "олигархах" и "преступном режиме". Ситуация абсурдная. Усилиями украинских политиков и падкого на негатив общества разговор о ценностях и принципах незыблемости частной собственности превращается в популистский круговорот.

Политическая риторика, апеллирующая к "простым народным массам", их надеждам, страхам, неудовлетворенности жизнью - это популизм. Такой себе вполне научный термин, соответствующий российскому понятию "народничество" или английскому "populism". К украинскому национальному естеству он неприменим. И "крестьянство", и "казачество", и "мещанство", и "национал-буржуазия" отражают конкретные прослойки и классы с их задачами, целями и интересами. Так почему же в риторике подавляющего большинства украинских политиков звучит чуждая украинцам народническая риторика?

Проблема тут совсем не во власти. Она в обществе и в политической оппозиции, которая не представляет оппозиционные слои населения, а только эксплуатирует их недовольство. Между силами, находящимися у власти, и теми, кто стремится овладеть властью, происходит закономерный конфликт. Вот только оппозиция - это не политическая группа. Это классы, слои, социальные группы, партии, движения и отдельные индивиды, интересы которых не учитываются во внутренней и внешней политике государства. Политики - только представители оппозиционных слоев общества.

С точки зрения академической политологии популизмом является форма отношений общества и власти, при которой политические рычаги управления принадлежат небольшой группе лиц, использующей методы манипуляции. Эта небольшая группа всегда говорит от имени некой другой, более значительной и менее развитой в плане политического сознания социальной группы или класса. Таким образом, разделение правящей верхушки на "власть" и "оппозицию" без более широкого расслоения на правящие классы и группы, чьи интересы ущемляются, приводит к тому, что сама система государственного управления не меняется.

Если обрисовать портрет классического популиста, то это политик, который апеллирует к широким массам и обещает им простое и легкое решение их проблем. Популист утверждает, что правящие элиты не заботятся об интересах народа, поэтому власть у элит необходимо отобрать и перенаправить ее на удовлетворение интересов общества в целом. Акцентируя внимание на экономических и социальных интересах "простых людей", популист критикует существующую власть, а не существующий порядок. Часто популисты представляют себя защитниками отдельных регионов, социальных групп. В ход идут: трудящиеся, сельские жители, женщины, горожане, работники какой-то отросли. Или шире: "жители Донбасса", "народ Крыма", "нация Юго-Востока". К терминологии популизма относят такие выражения как: "авторитетный лидер", "прямая демократия", "антинародное правительство", "борьба с коррупцией", "государственная бюрократия". Популисты часто предлагают для "борьбы с коррупционерами и бюрократами" привлечь к управлению государством представителей "простого народа". Или взывают к референдуму по поводу и без.

Никого не напоминает?

На самом деле нет ничего предосудительного в том, чтобы объявить крестьянский пай национальным богатством, заявить о необходимости отменить частную собственность на украинские земли. Потом записать все это в свою партийную программу и только тогда с полным правом рассказывать, что "земля - не товар". Есть масса идеологий отстаивающих именно эти принципы. Но тогда заявившая это вполне конкретная политическая партия существенно сузит свою электоральную поддержку до количества настоящих носителей антисобственнических ценностей.

Современная Украина нуждается не только во власти, способной решить задачи, стоящие перед страной. Но и в оппозиции. А также в обществе, осознающем свои ценности, принципы и интересы.

Частная собственность или колхоз, равенство возможностей или равенство подачек, свобода или контроль - решить это могут только граждане. Не для страны в целом, а каждый для себя. Быть ли субъектом политики или оставаться объектом политических манипуляций популистов - каждому придется выбирать самостоятельно. В конечном итоге, беспринципность политики тут прямо пропорциональна отсутствию принципов у тех, кто принимает самое главное политическое решение. Прямо у избирательной урны.