Государство

Имперские амбиции требуют ответа - Украина в мировых СМИ

Восток Украины еще долго будет зоной нестабильности, так как европейские лидеры демонстрируют Москве завидную лояльность

Le Monde признает, что Россия пытается надолго ослабить Украину. Владимир Путин сфокусировался на "евразийском" направлении своей внешней политики  - укреплении партнерства с Китаем, подписание с Белоруссией и Казахстаном соглашения о формировании Евразийского экономического союза. Эти шаги должны представить его  в наиболее выгодном свете, заставив всех позабыть о захвате Крыма. Перед знаковым приглашением в Нормандию на празднование высадки союзнических войск российский лидер отвел с украинской границы 40 000 солдат. Однако около 10 000 военных с немалой частью техники все же остались на месте. А частичный отвод войск позволяет отставному подполковнику КГБ отмежеваться от боевых действий в Луганске, говорится в статье. Политика российского президента сейчас противоречива: танки Москвы вроде бы не будут вторгаться в Украину, избрание нового президента Петра Порошенко было признано, однако российская дипломатия через Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе пытается навязать Украине план "федерализации" страны, который фактически отдаст восточные регионы в руки могучему соседу. Несмотря на показной отвод войск, Россия по-прежнему переправляет через границу людей и оружие. Прибывшие из России бойцы спецподразделений действуют как никогда активно. Об этом свидетельствуют найденные у 30 боевиков российские паспорта. Поток российского оружия тоже не ослабевает. Российские аналитики предполагают, что Кремль не возьмет юго-восток в состав России, а это значит, что там останется неурегулированная территория, которая на долгие годы станет для Москвы важным инструментом давления. Это выгодно Кремлю, поскольку Украина тогда теряет некоторую правоспособность в международных отношениях. Это важно для стремления Путина контролировать Североатлантический альянс. По его словам, "завтра Украина может оказаться в НАТО, а послезавтра там уже могут оказаться размещены элементы противоракетной обороны США". Гражданская война на востоке Украины, которой Путин, по его словам, хочет как можно быстрее положить конец, может надолго усложнить планы Украины по движению в НАТО.

Зарубежные обозреватели отмечают лояльность, которую европейские лидеры демонстрируют Москве. В Америке негодуют, что частные беседы европейских лидеров с Путиным с глазу на глаз сводят на нет попытки изолировать российского президента, в то время как  "торжества, связанные с годовщиной высадки в Нормандии, должны были стать гимном трансатлантическому единству"-  пишет The New York Times. И хотя последняя встреча G7 стала первым за двадцать лет саммитом без участия России, членство которой было приостановлено после аннексии Крыма, Олланд, Кэмерон и Меркель провели личные встречи с Путиным. При поддержке лидеров "Большой семерки" президент США Барак Обама дал Москве месяц на то, чтобы изменить текущий курс в отношении Украины и помочь с подавлением пророссийских повстанцев. В противном случае Россию ожидают куда более серьезные международные санкции.

The Washington Post посвятил материал рискам агрессивной политики. Центральным заданием американской внешней политики автор называет противодействие вызовам, связанным со статусом великой державы. Сегодняшний стабильный, мирный и открытый - для большинства стран - мир, по версии издания, покоится на созданном Соединенными Штатами порядке. Российские действия в Украине являются серьезным вызовом, и президент Обама отвечает на него санкциями, обеспечивает поддержку в Западной Европе и успокаивает Восточную Европу. Критики президента в Вашингтоне упрекают его за опасную слабость и настаивают на активных действиях. Европейские страны понимают, что Москва должна заплатить за свое поведение в Украине, но все хотят сохранить Россию как экономического партнера. Их цель состоит в том, чтобы определить цену за плохое поведение, однако они намерены поддерживать и укреплять экономические и политические связи. Вызов для Вашингтона, таким образом, состоит в сдерживании и интеграции. Поэтому, объясняет автор, напористость - слишком простая рекомендация для сверхдержавы, действующей в современном сложном мире.