Государство

Ринат Ахметов: как выжить без господдержки и без Донбасса

Ринат Ахметов оказался в ложном и очень непривычном для себя положении: без надежной опоры под ногами и с еще тяжелым грузом бизнес-активов — не только за плечами, но и в обеих руках

Фото: УНИАН

Перспективы зависят от того, что из груза удастся сохранить, - будут ли снова прислушиваться к его мнению или по-прежнему никто не обернется на гудок.

Тем не менее Ахметов остается самым богатым украинцем, а его СКМ - крупнейшим холдингом страны. В период расцвета, который пришелся на 2010-2013 гг., в эту государственно-промышленную пирамиду были включены исполнительные вертикали в базовых для СКМ регионах - в Донецкой, а также частично Луганской и Днепропетровской областях. На центральном уровне для обслуживающих интересы СКМ чиновников порой создавали целые министерства - угольной промышленности в 2010 г. и промышленной политики в 2012-м. В других случаях на "комплексное обслуживание" отдавались действующие госорганы. Например, был период, когда совет Национальной комиссии регулирования электроэнергетики почти полностью состоял из донецких "специалистов". Венчали это сооружение четыре десятка народных избранников в парламенте VII созыва, известных как "группа Ахметова".

В новом составе Верховной Рады мнение Ахметова является определяющим от силы для полутора десятков нардепов. В Кабинете Министров ему вообще не к кому обратиться. Приходится забывать не только о бюджетных щедротах, но и о тепличных условиях работы на рынке, которые ранее создавали подконтрольные регуляторы (та же НКРЭ). Это уже повлияло на прибыльность работы энергетического крыла СКМ. Подразделение ДТЭК по результатам шести месяцев 2014 г. объявило об убытках в размере 7,6 млрд грн.

Невразумительная политическая позиция Ахметова объясняется очень просто: он боится злить нынешних "хозяев Донбасса", чтобы сохранить собственность, которую невозможно вывезти из региона

Не меньшие риски для Ахметова несут проблемы коммуникации с нынешними "хозяевами Дон-басса". Его невразумительная политическая позиция объясняется очень просто: Ахметов боится злить "хозяев", чтобы сохранить собственность. Например, ему удалось вывести за пределы ДНР производство горно-шахтной техники - с заводов в Донецке и Горловке на предприятия в Харькове, Кривом Роге и Дружковке. Однако "Донбасс-арену" или любимый дворец в донецком ботаническом саду не вывезешь. Еще хуже с угольными активами: "Красно-донуголь" прекратил снабжение предприятий "Метинвест холдинга" коксующимся углем, а "Свердловскантрацит" и "Ровень-киантрацит" не поставляют топливо на ТЭС ДТЭК.
В отношении активов в других областях своя угроза - реприватизации. Здесь драйвером процесса выступает Игорь Коломойский, для начала предложивший вернуть государству акции "Укр-телекома", "Западэнерго" и "Днепроэнерго".

Таким образом, успешная защита бизнес-активов может стать для Ахметова залогом сохранения хотя бы части былого влияния. С другой стороны, гуманитарные конвои, которые он шлет в Донбасс, говорят о желании если не искупить вину перед земляками (в его искренность верят далеко не все), то о планах вернуться - точно. После войны восстановить разрушенную инфраструктуру в регионе будет очень сложно, пригодится любая помощь, в том числе и от Ахметова. Возможно, в этом и состоит смысл его игры с центральной властью. Однако нельзя не задаться вопросом: что будет дальше? Как показывает опыт взаимоотношений Рамзана Кадырова с Кремлем, купленный мир может очень дорого стоить покупателю. Что от возвращения Ахметова получит Украина? Гарантии, что там больше не вырастут губаревы, пушилины, януковичи? Не вырастут только тогда, когда Донбасс полностью очистит от бандитов украинская армия. Зачем же повторять чужие ошибки. Лучше в освобожденном Донецке появится комендант, который будет слышать голос Киева, чем отдавать все обратно в руки местных олигархов, которые вновь запоют песню о "голосе Донбасса".