Государство

Российский учёный-лингвист доказал, что журналист Чаленко - языковой тролль

Член-корреспондент РАН последовательно развенчивает аргументы скандального украинского публициста о том, что украинский язык - это смесь киевско-полт

Известный критикан всего украинского, киевский публицист Александр Чаленко уличён российским учёным в провокационных высказываниях, некомпетентности и "кухонной" аргументации.

Речь идет о недавнем интервью Чаленко российскому изданию, в котором он утверждает, что украинский язык - никакой не язык, а всего лишь смешение киевско-полтавского диалекта с польским.

Член-корреспондент Российской академии наук, автор книги "Почему языки такие разные" Владимир Плунгян последовательно опровергает суждение и доводы Чаленко.

"В этом тексте вообще очень много разных утверждений сделано, таких, которые на современном интернет-сленге проще всего обозначить словом "троллинг". Это такие парадоксальные высказывания, которые намеренно задевают как можно больше разных людей, а дальше автор смотрит, что с этими людьми происходит. Чем более бурная реакция у задетых, тем большее удовольствие получает тролль. Серьезная дискуссия тут неуместна, мне кажется", - в первую очередь подчеркнул лингвист.

И уже с полной серьёзностю он подчеркнул, что "безусловно, украинский язык существует, поскольку много миллионов людей на нем говорит и пишет. Здесь совершенно нет вопроса".

Далее Плунгян опроверг популярный аргумент украинофобов против украинского языка о том, что он похож на русский.

"Таких случаев сотни. Норвежский и датский тоже похожи, и гораздо больше, чем русский и украинский. Они абсолютно взаимопонимаемы. Тем не менее в Норвегии существует норвежский язык, и даже не один, там несколько разных", - привел пример российский языковед.

Впрочем, Плунгян не во всем соглашается с нашими лингвистами: он считает, что украинский стал языком только в XX веке, с началом украинской государственности.

"Становление государственности - это важный шаг в развитии, оформлении языка, не самый важный, но обязательный. До этого было движение к этому, оно заняло несколько столетий. Специалисты считают началом обособления трех славянских языков примерно XIV век [хотя украинские ученые в большинстве своем придерживаются мнения, что восточнославянские языки начали расходиться за несколько столетий до того, - ред.]. Когда Киевская Русь как единое образование перестала существовать, и началось такое постепенное языковое расползание отдельных восточнославянских территорий. Так что где-то лет 600 это движение происходило, но сейчас оно уже точно завершилось. В этом нет никаких сомнений", - заключил Плунгян.

По его мнению, "то состояние, в котором украинский язык твердо обособился и в котором мы его смогли признать языком, наступило сравнительно недавно".

"Культурная память об этом существует и, видимо, каких-то нервных людей будоражит. Но ведь всякий язык становится языком в какой-то момент, это общеизвестно. Был период в истории Европы, когда про французский или итальянский говорили, что это испорченная латынь, и люди всерьез обсуждали, годятся ли эти языки на что-нибудь. Любой язык такой этап проходит", - отметил лингвист.

Он считает, что противопоставление языков происходит не только из-за политики, но также из-за банального невежества обывателей.

"Надо сказать, что отношения русского и украинского языков настолько тесные, что это обособление украинского от русского, от русскости в целом – довольно болезненный процесс. Причем болезненный с двух сторон. Очень многим русским кажется, что украинский – это такой специальным образом назло им испорченный русский. Это естественная реакция, но естественная для обывателя - не для образованного человека с мало-мальской рефлексией, тем более не для специалиста! А для украинцев это тоже болезненный вопрос: им надо сделать вид, что русского языка как бы не существует. Они друг другу мешают. Русский язык многофункциональный, у него есть вся полнота, он функционировал в том числе и на украинской территории - это для молодого литературного языка неудобно", - полагает член-корреспондент  РАН.

Ученого не впечатляет и аргумент Чаленко, что, "на украинском говорит только Западная Украина, которая была украинизирована в советскую эпоху, чиновники и украинские националисты".

"Тут, как и во всяких кухонных разговорах, провокационных, какие-то верные утверждения смешаны с очень поверхностными. Наверное, этим автор хочет сказать, что украинский язык не един. Но это можно сказать абсолютно про любой язык: немецкий, итальянский, русский. Любой язык не един, он состоит из множества территориальных диалектов. То, что какие-то украинцы не понимают друг друга, как он утверждает, так это нормально. А немцы из разных регионов понимают друг друга? А итальянцы? В любом обществе, где есть ярко выраженные диалекты, это осознается, обсуждается, высмеивается. Сообщество говорящих – это всегда какая-то наивная рефлексия. Всегда кому-то кажется, что есть какие-то смешные, исковерканные диалекты. Финнам тоже кажется, что эстонский - это испорченный финский, они над ним смеются. Но это такая, если угодно, обывательская лингвистика. Грамотному человеку ее нужно всё-таки учиться преодолевать", - пояснил Плунгян.

При этом ученый прогнозирует непростую судьбу для украинского языка в будущем, но не только из-за конкуренции с русским.

"Это опять-таки во многом зависит от политики, вообще, от того, как будет меняться мир. В принципе, можно прогнозировать какое-то дальнейшее обособление: украинский будет продолжать себя утверждать, создавать научную терминологию, развивать словарный запас и т. п. Но дальше возникнет проблема глобализации. Сейчас на Украине основной соперник украинского - русский. А как насчет английского, который начинает безоговорочно доминировать в Европе? Или, в каком-то более отдаленном будущем, - китайского? В этом глобальном мире, в конкуренции с такими мировыми языками-гигантами украинскому языку очень непросто будет отстаивать свои позиции. Здесь его шансы не так очевидны. Многое будет зависеть от степени мобилизации общества, от того задора молодой нации, который иногда позволяет осуществить, казалось бы, невозможные вещи. Угаснет ли этот задор на Украине через несколько десятилетий, сказать трудно", - считает известный российский лингвист.

Источник: "Грамота.ру"