Государство

Сара Брайтман

Обладательница уникального сопрано с вокальным диапазоном более трех полных октав Сара Брайтман привезет в Киев ко Дню влюбленных, 14 февраля, свой но

Обладательница уникального сопрано с вокальным диапазоном более трех полных октав Сара Брайтман привезет в Киев ко Дню влюбленных, 14 февраля, свой новый альбом Dreamchaser. Став музой и женой прославленного композитора Эндрю Ллойда Уэббера, певица прославилась как первая исполнительница роли Кристины в "Призраке оперы". Теперь она делает успешную сольную карьеру, работая в жанрах поп-музыки и классического кроссовера. Накануне концерта Сара рассказала "ДС" о новой программе, космическом туре и каково ей было делить сцену с такими знаменитыми коллегами, как Хосе Каррерас и Андреа Бочелли.

Сара, очевидно, доход от продаж нового альбома, а также нынешних гастролей пойдет в фонд вашего космического путешествия? Вам ведь не хватает для участия в полете всего $2 млн?

С.Б. Я записывала диск не для того, чтобы полететь в космос, — он стал результатом моего глубокого восхищения звездным пространством. Я всегда мечтала полететь в космос: ведь родилась я в то время, когда только-только началось его активное исследование. Когда мне было лет 10, я увидела на черно-белом экране телевизора, как человек впервые высадился на Луну, и это полностью перевернуло мое сознание: я решила стать астронавтом! Конечно, через пару лет мне пришлось переключиться на более реальные вещи, я серьезно занялась музыкой, но не теряла связи с космосом. Вы, наверное, помните мой клип I Lost My Heart to a Starship Trooper, альбомы Fly и La Luna. А недавно я познакомилась с конструктором ракет, человеком, который давно занимается "космическим бизнесом", и рассказала ему о своей мечте полететь к звездам. Он пошутил: "А почему бы и нет — возьмешь на Луну рояль и будешь там петь!". В августе 2012 года мне сообщили, что моя кандидатура одобрена для подготовки к пилотируемому полету в космос на корабле "Союз" на МКС как космической туристки. Предположительно, полет должен состояться в 2015 году, так что есть время для подготовки. Так вот, когда я об этом узнала, была настолько вдохновлена, что решила выпустить новый альбом — Dreamchaser ("Преследующая мечту").

Вы ведь записывали диск с прославленным Майком Хеджесом, известным своим сотрудничеством с U2. Почему вы решили работать вместе?

С.Б. Мне нужен был человек, который бы по-настоящему прочувствовал то, что я хочу сделать, понял бы мои идеи. Я стремилась создать что-то невероятно духовное, но в то же время наполненное современным ритмом. А Хеджес — творческий партнер, который одинаково успешно работал с The Cure, U2 и хором монахов. Майк на самом деле духовный парень, при этом он прекрасно разбирается как в рок-н-ролле, так и в готике. Когда мы работали над первой песней, Angel, Майк дал мне послушать отрывок из произведения немецкой монахини Хильдегарды Бингенской Ave Maria. Это очень духовная, но в то же время футуристическая музыка, хотя Хильдегарда — средневековый композитор. Она подвигла меня написать нечто свое, особенное. И так у нас с Майком было во всем: он чувствовал, что я хочу, и находил для меня источник вдохновения. В итоге каждая песня особенная, наполненная легкостью и невесомостью, музыка создает полное ощущение пребывания в космосе. Мелодии нежно переливаются из одного звука в другой, неся спокойствие и безмятежность. В альбоме нет откровенно мейнстримовых вещей и треков "на злобу дня", и при этом релиз в меру пафосен. По жанру это скорее new age, neoclassical.

Какая песня в альбоме самая необычная, при записи которой вам пришлось использовать особую вокальную технику?

С.Б. Это, пожалуй, композиция Eperdu. Мне всегда нравился шотландский музыкальный коллектив Cocteau Twins и его чудесная вокалистка Элизабет Фрейзер. У нее роскошный голос, удивительная манера исполнения. В Eperdu я объединила технику Элизабет и свою собственную. Получился, по моему мнению, весьма интересный, яркий микс. Оригинальным экспериментом стала и Glosоli, в которой я попыталась воплотить холодноватый, но такой притягательно-романтический дух Исландии.

Вы выступали со многими знаменитыми оперными певцами, включая Андреа Бочелли и Хосе Каррераса. С кем было наиболее интересно работать?

С.Б. Все, с кем я сотрудничала, — очень важные люди в моей биографии. В 1992-м с Хосе Каррерасом мы исполнили композицию Amigos Para Siempre (Friends for Life) — официальный гимн Олимпийских игр в Барселоне, возглавивший чарты Великобритании, США, Австралии и Японии. Четыре года спустя вместе с Андреа Бочелли я записала ставшую суперпопулярной композицию Time to Say Goodbye. Сложно сравнивать этих двух певцов. Голос Бочелли чист и обладает проникающей силой, он настоящий мастер оперного модерна. Каррерас — редкий лирический тенор, равных которому, пожалуй, нет. Каждый из них уникален в своей сфере и оба невероятно харизматичные личности.

Вы прославились благодаря роли Кристины в "Призраке оперы" — известнейшем произведении, которое написал ваш бывший супруг Эндрю Ллойд Уэббер… Вы ушли с классической сцены, чтобы ничто не напоминало об неудавшемся браке?

С.Б. Ну что вы! Мы с Эндрю всегда были и остаемся прекрасными друзьями, нас связывает много приятных воспоминаний. Мы познакомились, когда я проходила кастинг на одну из ролей в "Кошках" (знаменитый мюзикл Уэббера Cats). Эндрю в то время был уже признанным композитором, автором нашумевших мюзиклов "Иисус Христос — суперзвезда", "Иосиф, его цветные одежды и удивительные сны", "Эвита". Он был женат, я замужем, но так сложилось, что мы полюбили друг друга и ничего не могли с этим поделать... Я ушла от мужа сразу же, он — спустя два года: у Эндрю было двое детей, да и жену, с которой он прожил много лет, непросто было оставить… Когда мы поженились, Уэббер признался, что сначала он слышал только мой голос, его не интересовало, как я выгляжу. А потом, когда он меня разглядел, то вспомнил популярный в начале века роман французского писателя Гастона Леру "Призрак оперы". По сюжету композитор продал душу дьяволу ради славы и влюбился в голос прекрасной юной певицы — только в один ее голос, не замечая ни ее юности, ни красоты… Так и возникла идея "Призрака оперы", самого нашего успешного с Эндрю спектакля — это было очень счастливое время! После исполнения партии Кристины в "Призраке оперы" меня начали называть "ангелом музыки" — так в опере звал свою возлюбленную безумный композитор-призрак… За эту работу я получила престижную премию Drama Desk Award. 

Муж вас задействовал и во всех других своих проектах. И это притом что вы были молодой и неопытной артисткой. В общем-то, успеха вы достигли именно благодаря Уэбберу.

С.Б. Да, я ему многим обязана! Так, до "Призрака оперы" был "Реквием" — не рок-опера, не мюзикл, а чрезвычайно серьезное хоровое произведение — и Эндрю пригласил меня спеть партию сопрано. Партию тенора исполнял Пласидо Доминго, а еще в записи "Реквиема" участвовали Кафедральный хор Винчестерского собора и оркестр английской палаты лордов! Только представьте, мировые знаменитости и среди них я — 25-летняя, чей опыт на тот момент ограничивался участием в молодежном шоу на телевидении и ролью в "Кошках". Но, как показало время, Уэббер вовсе не был ослеплен любовью: влюбился-то он сначала в мой голос, а уже потом в меня! Он прекрасно отдавал себе отчет, на что я способна. Кстати, ария из "Реквиема" в моем исполнении надолго заняла первое место в английских чартах, а я получила за эту работу премию Grammy в номинации Best New Classical Artist. 

Если у вас сложился с супругом столь продуктивный союз, почему вы расстались?

С.Б. Все началось с провала в 1989 году рок-оперы "Аспекты любви", которую сам Уэббер до сих пор считает наибольшей творческой удачей. Но слушатели и критики почему-то с ним не согласились, и для Эндрю это стало серьезным испытанием. А я как раз переживала звездный час — пела с Каррерасом, мой альбом (с музыкой Уэббера, кстати) прекрасно продавался… Эндрю, который старше меня на 12 лет, стал ворчать, что он становится знаменитым мужем Сары Брайтман. Наш союз начал давать трещины: супруг хотел детей, а я хотела петь. Может, потому ему казалось, что я не отдавалась полностью нашим отношениям. Он стал подозревать, что я люблю не его, а его музыку… В этом, возможно, была доля правды: так уж у нас получилось, что Уэббер влюбился сначала в мой голос, а потом в меня, а я — сначала в его музыку, а потом уж в него самого. А в итоге мы вернулись к тому, с чего начинали: он продолжает любить мой голос, а я — его произведения.

Начало в 19.00.

Цена билетов — 590–5990 грн.