Государство

Сергей Бондарчук: Американский европартнер в оппозиции

На конец ноября 2013 года киевский миллионер Сергей Бондарчук тщательно планировал громкое возвращение в украинскую политику

Бывший глава "Укрспецэкпорта" Сергей Бондарчук — один из самых противоречивых персонажей украинской политики. Он считает себя оппозиционером, но с удовольствием рассказывает о дружбе с главой Администрации президента. И тут же критикует других оппозиционеров. Однажды он возглавил политсовет «Нашей Украины», и вскоре едва не ликвидировал эту партию. А еще на днях получил грузинский орден за сделку, из-за которой пару лет назад едва не оказался за решеткой.

На конец ноября 2013 года киевский миллионер Сергей Бондарчук тщательно планировал громкое возвращение в украинскую политику. В конце минувшей зимы он со скандалом ушел из "Нашей Украины", напоследок поставив подпись под решением политсовета этой партии об исключении из нее почетного главы Виктора Ющенко, а затем и о ликвидации "НУ".

В конце концов, Ющенко себе партию отсудил, а упоминания о Бондарчуке всплыли в лентах новостей нынешней осенью уже в новом качестве — лидера политического проекта "Евронаступ".

Именно эта организация 22 ноября торжественно передала в Администрацию президента более миллиона подписей украинцев за евроинтеграцию. И надо же такому случиться, что именно на этот день пришлось решение президента Виктора Януковича затормозить процесс вступления Украины в Ассоциацию с Евросоюзом.

Вместо пафосного событийного повода с "собой любимым" в главной роли, координатор "Евронаступа" получил волну колких насмешек от коллег-политиков.

Впрочем, вряд ли досадная неудача заставит Бондарчука опустить руки. Наверняка он продолжит стучаться в двери политического клуба. Собственный плодово-ягодный бизнес позволяет ему быть достаточно самостоятельным в своих инициативах, а дружба с главой Администрации президента Сергеем Левочкиным и рядом влиятельным оппозиционеров дает шансы однажды вовремя оказаться в нужном месте.

Хотя сам он, когда речь заходит о покровителях или партнерах, явно с большим энтузиазмом говорит о… Соединенных Штатах. В ны­нешнем году он зачастил в США, презентуя там то фильм о российско-грузинской войне, то проект еврореферендума в Украине.

В малоизвестной местной газете "Вашингтон таймс" (не путать с влиятельной "Вашингтон пост") недавно вышла его статья о рисках для украинской демократии. В общем, все как бы должно указывать на то, что в Штатах Бондарчук — свой человек.

Закончить создание именно такого имиджа ему мешает маленькая, но яркая деталь: лидер "Евронаступа" является кумом депутата-регионала Юлии Левочкиной, родной сестры главы президентской администрации.

А сестра самого Бондарчука замужем за Юрием Ладным, руководителем протокольного управления в Администрации президента. Выглядеть проамериканским евроинтегратором-оппозиционером с такими родственниками непросто.

Планируете ли вы преобразовать движение "Евронаступ" в политическую партию?

— Если человек поставил перед собою цель влиять на процессы в стране, то рано или поздно это закончится политическими амбициями. Я по своему мировоззрению правоцентрист. К сожалению, в Украине сейчас нет правоцентристской силы. Я вижу необходимость появления настоящей политической силы, где существуют вертикальные и горизонтальные "лифты", где люди с политическими амбициями могут себя реализовывать, — я в такую политическую силу верю, я хочу, чтобы она появилась, и буду делать для этого все, что зависит от меня как от гражданина с определенными возможностями.

Я не могу сказать, перерастет ли в партию "Евронаступ" — это нужно спросить у членов этой организации. Это люди самоорганизованные, я не влияю на них. Конечно, это сообщество людей, которые хотят изменений. Но только в постановке задач и в их реализации мы сможем понять, команда мы или нет.

Я не являюсь ярким представителем гражданского общества. Для меня ситуация, которая есть сейчас, — это определенный карантин, переход из одного состояния в другое. Но я точно хочу заниматься публичной политикой.

Правда ли, что новая партия может возникнуть после объединения с проектом "Праві" Владимира Огрызко?

— Там достаточно много людей, с которыми я поддерживаю хорошие отношения. Общаясь с ними, озвучивая им свою точку зрения, наверное, я имею какое-то отношение к данному проекту. Но я не являюсь членом этой команды.

В таком случае, каким вы видите свой путь в большую политику?

— Я об этом сейчас не думаю. Я могу назвать вам, по примеру известного персонажа, сто относительно честных способов попадания в политику. Но для меня этот путь не должен проходить по трупам.

Слухи о вашем возможном участии в предстоящих выборах мэра Киева — правда?

— Для меня как киевлянина все, что происходит в Киеве — боль. И у меня есть желание изменить ситуацию. Но в решении проблем в Киеве не заинтересованы ни власть, ни оппозиция.

И это еще одна моя претензия к оппозиции: она не может подобрать на эту должность кандидата, который являлся бы ее собственностью. Наш политикум до сих пор взаимодействует по принципу "А ты на кого работаешь?", как "хозяева" ларьков в 1990-е.

Для меня было бы честью представлять интересы киевлян. Но я не приемлю холуйских взаимоотношений. Как я вообще могу себя сегодня реализовать?! У меня прописка не та. Я — киевлянин, а не из Енакиево или Макеевки, понимаете?!

Вот мне сейчас 42 года, у меня есть опыт, есть видение, есть желание реализоваться на государственной службе, а реализации нет. И я не хочу быть кем-то назначенным — я хочу выбороть свое право.

Ваш друг Сергей Левочкин тоже ведь киевлянин. Кстати, как вы познакомились?

— Играли вместе в футбол, в 2002-м. Есть люди, которые используют грязные приемы, чтобы достичь результатов. Даже играя в футбол. Левочкин вел себя иначе: он играл по правилам. С ним и общаться оказалось интересно.

У нас никогда не было ни общего бизнеса, ни общих политических проектов, поэтому общаться нам всегда легко: у нас друг перед другом нет никаких обязательств. В 2004 году я знал, что могу прийти в кабинет Левочкина в Администрации президента, и меня там услышат. Хотя по некоторым вопросам мы спорим, я во многом с ним не согласен, но это хотя бы диалог.

В чем общий смысл ваших поездок и газетных публикаций в США?

— Я отношусь к Соединенным Штатам как к стране-гаранту. Мы совершили самый гуманный акт, отказавшись от ядерного оружия, которое стоило сотни миллиардов долларов. Я не помню, чтобы мы что-то получили взамен.

Мы отказались от ядерного оружия, поддер­жали операции США в Ираке, у нас было сотрудничество в Афганистане — то есть, мы последовательно выполняли взятые на себя обязательства, об этом необходимо напоминать США. Мы вправе просить их защитить наше желание быть частью цивилизованного мира.

Я считаю, что нужно искать возможность находить в США партнеров, объяснять, как я или другие люди видим изменения в стране, и искать возможности получения помощи со стороны Соединенных Штатов.

Вы тратите на это собственные деньги?

— Да.

Каков практический результат этих поездок?

— Америка далеко, и она живет своими проблемами, поэтому взаимовыгодный интерес нужно искать. Я стараюсь эти поездки делать регулярно. Осуществлять я их начал, еще работая в "Укрспецэкспорте", но тогда они были больше связаны с оборонно-промышленным комплексом и военно-техническим сотрудничеством. Сейчас — еще и с общеполитическими вопросами. Я ищу в США людей, которые хотя бы знают, где находится Украина, чтобы создавать партнеров для Украины.

Вы сами готовы стать лоббистом американских интересов здесь?

— Здесь Соединенным Штатам и любой другой стране нужны понятные прогнозированные партнеры. Так вот лоббистом я не готов стать, а партнером — готов.

Партнером в чем?

— Жизнь подбрасывает нам колоссальные испытания: торговля людьми, наркотрафик, терроризм — это беды, которые не имеют национального флага, и нужно формировать пул государств, которые будут с ними бороться.

Газ и голубика

В бизнес Сергей Бондарчук пришел в 1995 году, уволившись из СБУ, где он работал в отделе по борьбе с организованной преступностью.

Пришел сразу в специфический газовый бизнес, сначала — наемным работником, потом, как он говорит, партнером, став совладельцем доли в "Киевоблгазе".

В новую сферу молодого сотрудника спецслужб ввел Леонид Пашковский, в чьи бизес-структуры и пришел работать Бондарчук.

Но работа в бизнесе была ему неинтересна, поэтому в 1998 году, когда Пашковский был избран депутатом Верховной Рады, Бондарчук с удовольствием согласился стать его помощником.

Долю в газовом бизнесе, а также имевшиеся в его распоряжении некие ценные бумаги, Сергей Бондарчук, по его словам, продал в 2007-2008 годах за 96 млн грн. Утверждает, что в настоящее время живет с семьей на дивиденды.

Единственный действующий бизнес Бондарчука — предприятие "Флора" в Винницкой области, занимающееся выращиванием яблок и голубики. Кстати, голубика у "Флоры" занимает вторую по величине плантацию в Европе. Построенный там же завод по производству соков временно простаивает из-за судебного разбирательства: Бондарчук судится за него с одним из партнеров.

В 1995 году вы ушли из СБУ в газовый бизнес. Как это произошло?

— Я тогда не то чтобы стартовал самостоятельно как бизнесмен, я был нанят определенными бизнес-структурами — компаниями "Национальные инвестиции", "Практик", — благодаря чему у меня появилась возможность постепенного роста.

Вначале я был начальником охраны, потом — директором департамента продажи нефте­продуктов. Курировал вопросы, связанные с машиностроением, с газовым бизнесом. Но меня все равно тянуло к армии, к ВПК, спецслужбам. Бизнес-среда меня не интересовала.

Из силовиков в охранники — стандартный шаг, особенно для тех времен. Умели правильно общаться с бандитами?

— Я не был бизнесменом и не был готов к работе в бизнесе, поэтому мог себя реализовывать в той сфере, к которой был подготовлен. Но когда я начал разбираться в определенных действиях, то понял, что могу выполнить и эту работу: люди из армии — хорошие исполнители, потому что для них привычна дисциплина и система взаимоотношений "указание — исполнение".

Это облегчило мне адаптацию. Ведь для простых бизнес-операций не нужно было иметь много знаний и опыта. Это было начало 1990-х, когда еще движение свободных разбойников было свежо. И охрана была одним из главных залогов деятельности предприятия.

А наезды были?

— Слава богу, не было ситуаций, когда некоторые трения пре­вращаются в наезд. По уму надо предотвращать все такого рода конфликты.

Как это удавалось?

— Объяснениями, в ходе диалога. В любой среде можно найти умных людей. Можно вести себя так, что не спасет и сотня охранников. А можно жить по правилам, когда тебе охрана не нужна. Например, не нужно брать на себя обязательств, которые ты не можешь выполнить. Не нужно давать возможность кому-то тебя обмануть. Нельзя показаться слабым. Можно продемонстрировать, чем чреват наезд.

Расскажите о вашем сегодняшнем бизнесе.

— У меня есть определенные инвестиции, но ведением дел я не занимаюсь. В 2006 году мы с партнером вложили деньги в плантации голубики и яблочные сады, в Волынской области. И сейчас уже пожинаем плоды. Но так получилось, что один из партнеров вел и ведет себя не очень корректно.

Это одна из тех ситуаций, когда вкладываешь деньги, а человек почему-то считает, что как только эти деньги попали к нему в руки, это его собственность. Мы отдали ему управление предприятием и долю в 50% только ради того, чтобы он им управлял.

Но он начал манипуляции с бумагами, подделал наши подписи. Мы до сих пор в судебном процессе и, к сожалению, из-за этого был потерян темп. Но, к счастью, сады есть, и очень многие граждане Украины уже попробовали наши ягоды.

Сколько денег вы вложили в этот бизнес и какова отдача?

— 7,5 млн грн. Была еще помощь со стороны других партнеров, кредиты. Предприятие пока приносит не так много, но это перспективный бизнес.

Орден и компромат

Одним из последних указов Михаила Саакашвили на посту президента Грузии стало награждение Сергей Бондарчука орденом Вахтанга Горгасали 1 степени — "за укрепление обороноспособности Грузии". Так наш герой был отмечен за поставки украинского оружия в Грузию накануне ее короткой войны с Россией в 2008 году.

Тогда Бондарчук возглавлял госкомпанию "Укрспецэкспорт". Собственно, на этой должности он и стал широко известен как влиятельная персона. Правда, далеко не все посчитали эти оружейные сделки с Грузией подвигом.

Уже в 2010 году, после увольнения Бондарчука, в "Укрспецэкспорте" началась прокурорская проверка. Над нашим героем нависла угроза уголовного дела по обвинению в незаконной торговле оружием. Именно этого требовал один из тогдашних спикеров Партии регионов, Валерий Коновалюк. Когда Виктор Янукович стал президентом и объявил "зачистку", люди из "оранжевой команды" оказывались за решеткой и по более невинным поводам. Все шло к аресту.

Но в последний момент делу так и не дали ход. Кто-то вступился за Бондарчука или действительно после проверки "Укрспецэкспорта" все документы оказались кристально чистыми — доподлинно неизвестно. Но семью он решил перевезти в Лондон. На всякий случай.

Как давно и почему вы отправили семью в Лондон?

— Год назад. В связи с тем, что я веду определенную оппозиционную деятельность, для меня это часть безопасности.

Я не могу себе позволить иметь фактор, на который можно влиять, не могу подвергать семью опасности. Неприятно думать, доехал ли твой ребенок в школу и вернулся ли назад, где он сейчас находится и кто может оказывать на него влияние. Но у супруги и детей есть четкое понимание, что они в командировке.

Они поехали туда, чтобы дети получили образование и вернулись сюда людьми, не обремененными, извините, "совковым" образованием. Сын еще маленький, и ему необходима опека родителя. Как только он подрастет, и мы сможем устроить его, как и дочь, в boarding school, жена вернется в Украину.

Но ведь год назад вы еще не занимались ни политической, ни даже общественной деятельностью?

— Но я знал, что буду заниматься.

Правда ли, что после работы в "Укрспецэкспорте" у вас остался компромат на Виктора Ющенко? В СМИ появлялась информация о письме Юлии Тимошенко, переданном вам через адвоката Сергея Власенко, в котором она якобы просит вас этот компромат обнародовать.

— Да это полная глупость! С Власенко я знаком на протяжении 12 лет, и мы действительно видимся. Пересказывать все, о чем мы говорим, просто неинтересно. Безусловно, я интересуюсь состоянием Тимо­шенко. Но я не буду тратить свое время, собирая на кого-то компромат. 

Было время, когда ко мне приходили разные агенты Кремля, живущие здесь на пособие ФСБ-шников. Мол, мы будем делать все, чтобы начать процедуру импичмента президента, и ты можешь принять в этом активное участие, выйти и рассказать, что были незаконные поставки оружия в Грузию, например, еще какие-то глупости.

Вы руководили "Укрспецэкспортом" в течение пяти лет. За последние без малого четыре года там сменилось уже три руководителя. Как вы объясняете свое "долгожительство"?

— Если кто-то думает, что это было легко, то даже не представляет, что мне нужно было делать, чтобы не потерять возможность реализовать мою программу. За эти пять лет сменились один президент и четыре премьер-министра, я уже не считаю секретарей Совбеза, министров и так далее. И каждый пытался мною поруководить, а на самом деле — влезть в финансовые потоки.

Ничего больше этих людей не интересовало, потому что системно никто не понимал, что такое "Укрспецэкспорт".

А что такое "Укрспецэкспорт", если не финансовые потоки? Это ведь торговля оружием.

— Это не просто торговля оружием. Для меня эта компания являлась ледоколом определенных возможностей в разных странах мира. Оружие давало нам возможность зайти на новые рынки, общаться с людьми, которые принимают решения.

И это имело результат — сегодня наши земляки принимают участие в строительстве гидроэлектростанции в другой стране, мы имеем определенные возможности в нефтяных разработках, в поставках продовольствия.

Но, к сожалению, как государственная система это не работало. Моя задача была сказать: "Посол, ты должен сходить в это правительство или найти мне таких-то людей. Разведчик — ты должен добыть мне такую-то информацию. Премьер-министр —когда летишь в эту страну, в свой список необходимых дел ты должен вписать вот такой пункт". В реальности же система работала наоборот: мне пытались давать указания.

Как можно влезть в финансовые потоки "Укрспецэкспорта"?

— Я не знаю, как это себе представляли все эти люди. Оружие — это не главный вид заработка. Строящаяся гидроэлектростанция стоит $2-3 млрд, а самое главное — наши специалисты обслуживают на протяжении 50-60 лет. Поэтому я приходил в правительство и говорил: послушайте, у нас в армии стоит куча металлолома, на хранение которого мы тратим финансовые и человеческие ресурсы, он обесценивается, а чтобы его утилизировать, нужны дополнительные средства.

А если на этот металлолом есть покупатели? Мы должны отдать его бесплатно только для того, чтобы потом поставлять покупателям запчасти, привозить специалистов по обслуживанию этой техники, и на этом зарабатывать. К сожалению, у нас об этом никто не думал в правительстве. "Как это "бесплатно"?!" В 1991 году у нас было 5 тыс. танков. Сейчас это уже не танки, а гробы.

Рыбак без амбиций

Своим главным хобби Сергей Бондарчук называет рыбалку. Правда, заядлым рыбаком себя не считает, отмечая, что это — всего лишь один из способов отдохнуть. В основном же отдыхает в присутствии семьи, посещая ее в Лондоне. Долго и увлеченно рассказывает об успехах в тамошней школе дочери, 15-летней Маргариты.

Как часто вы видите семью?

— Стараюсь приезжать приблизительно раз в месяц. Я очень долго боролся с собой, потому что думалось "вот это мое, я хочу, чтобы все было рядом". А с другой стороны, было понимание, что мой эгоизм мешает детям стать частью большого мира.

А на рыбалку куда ездите?

— В Черкасскую область, на Каневское водохранилище — там хорошая энергетика. Могу взять удочку и посидеть на Козинке. Рыбалка — это не страсть, а один из способов отдохнуть на свежем воздухе. Я также получаю удовольствие от общения с очень маленьким кругом знакомых, которых я уважаю и кто мне интересен. Могу в карты поиграть — не из азарта, а ради отдыха. Люблю книги.

Что читаете?

— Из последних прочитанных — "Вірші" Оксаны Забужко. Я как раз присутствовал на их презентации в Лондоне. Сыну читаю Джереми Стронга.

Перспективы

Несмотря на амбиции и возглавить столицу, и вернуться в правительственные структуры, Сергей Бондарчук едва ли имеет сегодня хотя бы малейший шанс их осуществить. Не будучи интегрированным ни в одну из больших провластных или оппозиционных политических сил, не озвучивая каких-либо конкретных политических целей и намерений, привыкший, как военный и работник спецслужб "всегда стараться быть незаметным", по его же собственному признанию, со своей американской "миссией" он выглядит, скорее, как один из "городских сумасшедших", огромное число которых как раз и породила современная политическая система.

Возможно, что-то изменится, если Бондарчук подберет себе активную и креативную политическую команду и четче определится с собственными публичными действиями. Да и то ждать придется как минимум даже не 2015-го, а 2017 года — следующих парламентских выборов. Бывший соратник Ющенко как раз и демонстрирует, что ждать готов.

"Зато у меня есть мои сады", — заканчивает он интервью и, значит, на ближайшие три года занятие ему обеспечено. В конце концов, избавившись от нечестного партнера, он скоро запустит, наконец, свой завод, и о чистоте патриотизма Сергея Бондарчука мы сможем судить хотя бы по качеству производимых им соков.