Государство

Сергей Гребенюк: "Люди, потерявшие бизнес, вряд ли смирятся с этим"

Адвокат и советник ЮБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", специализирующийся на правовых аспектах преступлений в сфере бизнеса, счита

Адвокат и советник ЮБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", специализирующийся на правовых аспектах преступлений в сфере бизнеса, считает, что украинским пред­принимателям стоит готовиться к визитам агрессивных покупателей заранее, изменяя структуру собственности предприятия.

Если предпринимателя принуждают к продаже бизнеса по неинтересной для него цене, какие меры он может предпринять, чтобы сделать невозможным заключение невыгодной сделки?

— Существуют разные механизмы распределения рисков. Среди них — четкая проработка структуры собственности, в том числе с применением офшорных схем.

В этом случае право собственности оформляется таким образом, чтобы собственники, на которых можно оказать давление, не находились на территории страны, где есть такой риск. Кроме этого, есть вариант разделения рисков с партнерами. Украинские владельцы бизнеса часто инициируют создание совместных компаний с публичными зарубежными предприятиями. Давить на такой бизнес во многих аспектах сложнее.

К иностранным предпринимателям подходят более взвешенно при организации атак. За каждым таким предприятием стоят представители дипломатических служб, которые в любой момент могут отреагировать. И это дает дополнительную степень защиты для бизнеса.

Как вы оцениваете шансы восстановить справедливость, если бизнес был продан по заниженной стоимости?

— Шансы всегда есть. Возможности для оспаривания таких сделок существуют как на территории Украины, так и на территории других государств, в зависимости от того, где находятся собственники. Компании с большими оборотами прописывают структуру собственников таким образом, чтобы вопросы, касающиеся их бизнеса, решались в тех юрисдикциях, к которым больше доверия. Отчасти поэтому в последние годы стало модно судиться в Англии.

В это же время у стороны, которая приобрела бизнес с определенными проблемами, есть возможность "почистить" историю предприятия. В любом случае самой продажей конфликт редко исчерпывается, если мы говорим о фактическом принуждении к продаже. Люди, потерявшие бизнес, вряд ли смирятся с этим. Как и любое судебное решение, эти случаи можно пересматривать по вновь открывшимся обстоятельствам. Поэтому конфликтные ситуации могут длиться годами.

Какие законодательные изменения, на ваш взгляд, в последние годы повлияли на уровень защищенности предпринимателей от недружественно настроенных покупателей?

— Есть некоторые изменения, благодаря которым реализация так называемых рейдерских схем усложнилась. Еще пару лет назад какой-нибудь жмеринский суд мог выносить решения, касающиеся предприятий, расположенных, например, в Крыму.

Однако на законодательном уровне было принято решение, что любые споры, которые исходят из корпоративных правоотношений, должны рассматриваться по местонахождению самого предприятия. Это не значит, что возможность принятия надуманных незаконных решений исключена, но процедура их принятия усложнилась. Таких примеров можно привести много.

В то же время, практика показывает, что несовершенное законодательство — это только часть проблемы. Изъяны судебной, правоохранительной системы в целом, коррупция имеют не меньшее влияние на возможность применения различного рода недобросовестных, а порой и преступных схем.

Читайте также: Себе дешевле. Из-за затяжных проблем в экономике перед покупкой компании претенденты все чаще искусственно снижают ее стоимость

Анатолий Кинах: "В Украине существуют серьезные проблемы корпоративной безопасности, защиты прав собственника"