Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Сетевой Оракул. Когда нам расскажут правду об Иловайске
Суббота, 19 Августа 2017, 10:00
Военная прокуратура до сих пор не решила, должен ли быть отдан под суд за Иловайскую трагедию кто-то из украинских высших чиновников и командиров

В этом году, как и в прошлом и позапрошлом, 29 августа украинцы будут поминать погибших при выходе из Иловайского котла. В тот день три года назад российские силы вторжения в упор расстреляли из тяжелого вооружения колонны украинских военных, выбиравшиеся из окружения. По последним официальным данным, 366 украинских воинов были убиты, 429 получили ранения различной степени тяжести, 300 попали в плен; Вооруженные Силы Украины понесли потери вооружения и военной техники на сумму почти 300 млн грн. Реальные людские и другие потери могут быть существенно больше.

14 августа, за полмесяца до третьей годовщины Иловайской трагедии, Главная военная прокуратура обнародовала результаты расследования. "Согласно выводам экспертов и комплексу других полученных доказательств единственным фактором, который находится в непосредственной причинно-следственной связи с Иловайской трагедией, является военная агрессия Вооруженных Сил Российской Федерации в виде прямого вторжения на территорию Украины и дальнейшее совершение военными страны-агрессора военных преступлений", - говорится в сообщении.

При этом подчеркивается, что в офис прокурора Международного уголовного суда в Гааге для решения вопроса об открытии уголовного производства передана информация о собранных доказательствах совершения военных преступлений (в том числе вероломного убийства украинских военных в районе Иловайска). Также военная прокуратура передала МИД и Минюсту Украины доказательства ведения Россией агрессивной войны против Украины и финансирования терроризма, которые будут использованы в Международном суде ООН в Гааге и в ЕСПЧ в Страсбурге по искам против РФ.

Что же касается возможной вины украинских чиновников и командиров, то военная прокуратура называет три "ключевых фактора". Во-первых, это низкий уровень боеготовности и боеспособности ВСУ из-за нарушений, допущенных руководством Минобороны и Генштаба во времена Януковича. В сообщении признается, что эти нарушения еще только будут устанавливаться "путем проведения дополнительных судебных комплексных военных экспертиз".

Второй фактор - это "многочисленные факты дезертирства, самовольного оставления мест несения военной службы и невыполнения приказов начальников среди личного состава в украинской армии в тот период". А третий - "отдельные ошибки руководства АТО при планировании и проведении военных операций". Военная прокуратура утверждает, что эти ошибки "не находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением тяжких последствий - гибели украинских военных и потери вооружения и военной техники" и что это доказывается "комплексной экспертизой, доступ к которой предоставлен всем народным депутатам Украины, имеющим допуск к государственной тайне".

При таком подходе правды об Иловайске мы не узнаем никогда - или, по крайней мере, пока не сменится руководство военной прокуратуры. Потому что есть не менее важные факторы, которые она вообще не учитывает. В частности, это халатная бездеятельность некоторых высших чинов с погонами уже после бегства Януковича, в марте-августе 2014 г., существенно облегчившая российское вторжение. Самый вопиющий пример - "работа" Госпогранслужбы, которую возглавлял брат экс-спикера парламента Владимира Литвина генерал армии Николай Литвин (был уволен 6 октября 2014 г.), "не замечавший", что пограничники за взятки пропускают военную технику и вооруженных лиц с территории РФ.

Да и факты дезертирства были не только "среди личного состава", как утверждает военная прокуратура, но и среди генералов. Можно напомнить о том, как 25 августа 2014 г. бросил войска под Иловайском тогдашний командующий сектором "Д" генерал-лейтенант Петр Литвин, младший брат Владимира и Николая Литвинов. Тогдашний командир добровольческого батальона МВД "Дніпро-1" (сейчас - народный депутат) Юрий Береза возмущался: "Командир сектора "Д", имея родного брата на посту руководителя пограничной службы, неужели не имел агентуры? Неужели не имел сведений, что заходят две российские бригадные группы с артиллерией?" Но эти и подобные им вопросы, а их много, военная прокуратура до сих пор оставляет без ответов.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство