Государство

Сколько могут стоить Путину его имперские амбиции, - эксперт

Владимир Путин полон решимости к 2015 г. создать Евразийский экономический союз. Хотя желающих поучаствовать в нем пока не так много. Кроме самой Росс

Вадим Трюхан, экс-директор Координационного бюро европейской и евроатлантической интеграции, о том, сколько могут стоить Путину его имперские амбиции

Владимир Путин полон решимости к 2015 г. создать Евразийский экономический союз. Хотя желающих поучаствовать в нем пока не так много. Кроме самой России в объединение должны войти ее партнеры по Таможенному союзу — Беларусь и Казахстан. Но Кремль отчаянно пытается завлечь в ЕврАзЭС и другие бывшие республики СССР.

О перспективах нового объединения и о том, хватит ли у России средств для "покупки" новых союзников, "ДС" рассказал экс-директор Координационного бюро европейской и евроатлантической интеграции, эксперт по международному и европейскому праву Вадим Трюхан.

Вадим Валерьевич, чем Евразийский союз будет отличаться от малоэффективного СНГ?

В.Т. Разница между ЕврАзЭС и СНГ громадная. Содружество независимых государств создавалось с целью сохранить экономические и гуманитарные связи. В Москве надеялись, что СНГ сможет полностью заменить СССР, однако этого не случилось. Уже в момент создания СНГ столкнулось с трудностями юридического характера.

Значение любой инициативы Москвы нивелировалось без поддержки Киева. Вместе с тем Украина, выступив в Беловежской Пуще учредителем СНГ, так и не стала полноправным членом Содружества, ратифицировав устав объединения с множеством оговорок. Мы не пользуемся полным объемом прав и обязательств.

По сути, это сковало развитие интеграционных процессов и сделало союз бесполезным форумом в большинстве своем авторитарных лидеров. Поняв это, Россия начала смотреть на СНГ как на временный формат. Идея Путина о создании альтернативного интеграционного союза с более жесткими правилами появилась более 10 лет назад.

Таким образом, зона свободной торговли переросла в идею таможенного союза, над которым в будущем должен быть создан экономический союз — ЕврАзЭС.

Во многом ЕврАзЭС копирует европейскую модель интеграции. В чем будут существенные отличия Евразийского экономического союза от того же ЕС?

В.Т. В ЕС четко выписаны экономические и политические критерии вхождения любых новых членов — так называемые Копенгагенские критерии членства. Поэтому на протяжении всего существования ЕС туда стоит очередь из желающих присоединиться. В ЕврАзЭС, напротив, нет четких правил, там лишь политика.

Основная задача РФ — вовлечь в союз хотя бы кого-то. Добровольцев, желающих в него вступить, нет. Россия принуждает к членству с помощью торговых войн, введения барьеров для товарооборота, ужесточения режима пребывания в стране, давит на страны с помощью цены на газ. В ЕС такая политика невозможна в принципе.

Какие страны Россия пытается втянуть в Евразийский экономический союз?

В.Т. Пока ведется работа с бывшими республиками СССР. Но перед тем как вступить в ЕврАзЭС, страны должны стать участниками Таможенного союза. Сейчас к этому движутся Киргизия и Армения.

Примечательно, что обе эти страны уже являются членами ВТО, в то время как Беларусь и Казахстан — нет. Как они смогут вступить в таможенный союз с государствами, которые не оформили свое членство в ВТО, — загадка.

Армения на протяжении двух лет двигалась в сторону ЕС, но в самый последний момент передумала. Как и Украина, она не подписала в Вильнюсе договор об ассоциации. Для Европы это был шок. В результате такого поворота Армения теперь несет убытки.

А вот Грузия работает по программе Восточного партнерства. Она имеет четкий евроатлантический вектор. Если власть его изменит, она тут же потеряет поддержку и будет смещена.

Среди потенциальных участников рассматривался и Азербайджан. Но он располагает серьезными нефтегазовыми ресурсами, проводит диверсификацию экономики и с каждым годом все меньше зависит от Москвы, больше попадая под влияние Турции.

Ну и, конечно же, ставка делается на Украину. В принципе, с юридической точки зрения неважно, сколько участников будет в ЕврАзЭС. Но с точки зрения геополитики такое объединение обречено без участия в нем нашей страны. Кроме Украины, из стран СНГ никто не даст новому союзу добавочной стоимости.

Западные эксперты озвучивали мнение, что ЕврАзЭС может успешно существовать и без Украины, если к нему примкнет Турция. Реалистичен ли такой вариант?

В.Т. В геополитике нет ничего невозможного. Любая страна может вступить в объединение. Хотя для Турции вступление в ЕврАзЭС означало бы разрыв договора о таможенном союзе с ЕС, который действует с 1996 года. Это сейчас выглядит просто невероятно.

Привлечь же в союз третьи страны, такие как Иран, Индия, Китай, — действительно нереально. Эти государства из другого мира. У них совсем другая модель экономического развития, другие интересы, стратегии. ЕврАзЭС им нужен разве что в качестве рынка сбыта своих дешевых товаров и получения дешевых ресурсов.

Какие рычаги Кремль задействует, чтобы втянуть в союз новых участников?

В.Т. Москва готова пользоваться и кнутом, и пряником, причем кнутом в первую очередь. Это и запрет на торговлю, и противодействие на границе, и международное давление через разные организации, подрывная деятельность, пропаганда, дезинформация и т. д. А вот возможности Кремля раздавать пряники очень ограничены. Кредиты от Москвы менее выгодны, чем займы МВФ.

Российские деньги короткие — на один-два года, в то время как международные финансовые организации могут предоставлять ресурс на 10 лет. Кроме того, российские деньги обходятся дороже. Путин дает кредиты под 5% годовых, а МВФ — под 3–4%, причем с льготным периодом, когда не платятся проценты.

Условия МВФ прозрачны и неизменны. А вот об условиях России нет никакой достоверной информации. Например, вообще непонятно, существует ли какой-то договор относительно предоставления кредита Украине. Его пока никто не видел, есть лишь заявления сторон.

Согласно этой информации российская сторона каждый квартал будет принимать решение, продолжать ли кредитовать Украину. Если Киев снова шагнет навстречу Европе, новые транши из Москвы тут же прекратятся.

Некоторые считают, что инвестиции от России смогут поднять ряд отраслей нашей экономики, такие как судостроение, авиастроение, машиностроение. Но это пустые разговоры.

России не нужен конкурент, развивающийся по европейской модели. Путину нужна подконтрольная Украина, где уровень жизни будет ниже, чем в России, желательно с авторитарным, "невыездным" на Запад марионеточным режимом.

Во сколько россиянам потенциально может обойтись "покупка" лояльности соседей?

В.Т. Москва уже заявила о готовности платить по $7–8 млрд ежегодно Беларуси и одолжить $15 млрд Украине. Благо потребности Армении меньше, чем Украины. Так, еще в 2009 году Россия предоставила Армении $500 млн под 4% годовых. Но, даже несмотря на решение Еревана о присоединении к Таможенному союзу, речь о "прощении" долга не идет.

Кроме того, Россия также может предоставлять скидки на газ, как это имело место в случае с Украиной. Цена на голубое топливо для нашей страны была снижена примерно на 30% — до $268,5 за куб. м. Чтобы "поощрять" своих соседей к политическому партнерству, финансовых запасов Москвы хватит еще на 5–10 лет, не больше. Россия сама зависит от экспорта нефти и газа, объемы которого падают.

Кроме того, если Катар, ОАЭ и другие ближневосточные страны используют свои доходы от нефти на развитие других отраслей экономики, то Россия тратит деньги на поддержку социальных стандартов (чтоб не допустить голодных бунтов) и свои политические амбиции.

Москва не способна предоставить своим партнерам лучшей модели развития. Путь через подкуп приведет к неудаче. Хотя и недооценивать стремления России нельзя. Даже в Украине значительная часть населения считает, что российский вектор для Украины лучше, чем путь в ЕС.

Что для России значит потеря влияния на соседей?

В.Т. Россия — мощнейший геополитический игрок. Она считает себя ключевой империей в мире. И ее былую мощь сейчас пытается возродить российское руководство. Вопрос контроля соседей для Кремля — это возможность укрепления своей власти. Потеря влияния — это поражение элиты страны.

Поэтому Россия будет бросать в топку своих имперских амбиций все существующие ресурсы. Тем не менее нам нужно наконец-то научиться работать с Россией. Москва имеет план действий относительно Украины. Нам же нужно выработать свой план действий. Он должен быть конструктивным и направленным на защиту наших собственных национальных интересов.