Государство

Следами Леонида Даниловича

"Наша цель — создание газотранспортного консорциума при участии Украины, России и Европы, она остается. Мы считаем, что мы не в состоянии м

"Наша цель — создание газотранспортного консорциума при участии Украины, России и Европы, она остается. Мы считаем, что мы не в состоянии модернизировать эту систему (ГТС) самостоятельно", — сказал год назад президент Украины Виктор Янукович во время визита в Москву.

В те времена над главой государства не издевались российские телевизионщики, и говорить Виктору Федоровичу в Первопрестольной можно и должно было много. Например, вспомнив о том, что Россия остается для Украины главным партнером, Янукович отметил, что его команда, тем не менее, ведет переговоры с другими странами о диверсификации поставок энергоносителей.

За границей можно позволить себе даже такое откровение. "Переговоры переговорами, мы работаем, например, с Туркменистаном, мы работаем и с Азербайджаном, мы ищем такие возможности. Почему? Потому что нас не устраивает цена на российский газ. И это вполне естественно", — сказал Янукович, добавив, что, как только Украина получит "нормальную цену", то не будет необходимости обращаться к другим странам.

Но, конечно, рубить окончательно с плеча Виктор Федорович тогда не стал, и свои газотранспортные размышления президент подытожил так: "А пока что ситуация, которая загоняет нас в такой угол, я не сказал, что глухой, но мы обязаны заниматься диверсификацией. Когда будут диверсифицированы источники поставок газа, тогда можно будет выбирать, кто даст лучшую цену. Но сегодня мы не отказываемся от наших партнеров, и они хорошо понимают, в каком состоянии мы находимся. Мы просто не имеем таких денег, чтобы платить за такой дорогой газ", — сказал Янукович, и дал шанс россиянам исправиться, ведь они "также заинтересованы продавать Украине больше газа. Чем больше — тем лучше. То есть, и здесь наши интересы в какой-то точке будут совпадать", — добавил он.

Точки совпадения искал в свое время Леонид Кучма, который в 2002 году начал активно использовать термин "консорциум". Рамочный документ размером в полстраницы содержал в себе намерения развивать газотранспортную систему Украины, увеличивая ее надежность и предоставляя гарантии поставок природного газа как продавцам, т. е. России, так и крупнейшим потребителям, среди которых, в первую очередь, числилась Германия.

Бывший канцлер ФРГ Герхард Шредер внезапно подружился с "Газпромом", став в 2006 году предсе­дателем комитета акционеров Северо-Европейского газо­провода — проекта, который давал России очередной рычаг политического и экономического давления на Украину.

Впрочем, тот год сам Леонид Кучма вспомнил в одном из интервью и в таком контексте: "Мы не покупали газ у россиян, а ежегодно получали до 30 миллиардов кубов в качестве платы за транспортировку их голубого топлива в Европу. Остальные наши потребности покрывал договор с Туркменистаном. Кстати, почему в 2006 году его не стали продлевать, тоже стоит спросить. А посредническая фирма "РосУкрЭнерго" транспортировала среднеазиатский газ до украинской границы. До границы! И только! На украинском рынке РУЭ не присутствовала! — отмечает бывший президент Украины. — Туркменский газ нужно было прокачать по территории Узбекистана, Казахстана и России. По очереди договориться об этом с руководством всех этих стран (от Каримова до россиян, которые выставляли такие расценки, словно гнали этот газ через Северный полюс). Тогда этими переговорами занималась РУЭ, а Украина просто получала на своей границе газ по 50 долларов за тысячу кубов".

Прошел год, в парламенте появился законопроект "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины с целью реформирования Национальной акционерной компании "Нафтогаз Украины", согласно которому ГТС и газохранилища исключаются из перечня объектов, которые не подлежат приватизации.

Также этим документом предлагается законодательно разрешить передачу магистральных трубопроводов в аренду. Оппозиция пока что вяло отреагировала на "трубные дела", которые власть хочет решить уже к концу года. Европа же пышет оптимизмом, и комиссар по вопросам энергетики ЕС Гюнтер Оттингер успокаивает: "В будущем украинской ГТС заинтересованы три стороны, а именно — Украина, Россия и ЕС. Поставки российского газа в ЕС по-прежнему главным образом идут транзитом через Украину. Из 138 млрд кубометров газа, которые были экспортированы в Европу в 2012 году, около 84 млрд куб. м прошли транзитом через Украину. Поэтому мы должны все вместе обсудить обеспокоенности каждой из сторон и пытаться найти оптимальные взаимовыгодные решения, чем та или иная сторона продвигает двусторонний подход, который исключает одну из заинтересованных сторон".

21 марта 2013 г.

Ян Томбинский, представитель Европейского союза в Украине:

"Газотранспортная система принадлежит Украине. Поэтому ЕС не придет с какими-то предложениями, это — украинский вопрос, Украина должна пригласить ЕС… Но никаких конкретных предложений нет"

27 апреля 2013 г.

Арсений Яценюк, лидер Объединенной оппозиции:

"Речь сейчас даже не идет о приватизации ГТС — говорится о том, что они хотят через решение Кабинета министров или себе передать эту ГТС, или передать ее соседнему государству без всякого конкурса, без любой открытой процедуры"

4 мая 2013 г.

Михаил Зурабов, посол Российской Федерации в Украине:

"Российская сторона отказалась 3 мая участвовать в консультациях, которые будут проходить на площадке ЕС в Брюсселе в отношении перспектив украинской ГТС…У нас остается ситуация недосказанности"