Государство

Спасти людей и спасти Донбасс

Первый эвакуационный опыт Фонда Рината Ахметова - вывоз из Дружковки многодетной семьи. Люди вывесили украинский флаг, а тут пришли бригады "ДНР"

С начала военных действий Фонд Ахметова вывез из зоны АТО 12 тысяч человек

Потом эвакуация приняла совсем другой оборот. Порой сквозь пули. Порой, с реальным риском для жизни. Потому что волонтеров просто убивали. Сжигали, например.

В войну сложно вести статистику. Когда первое, что нужно сделать - это спасти. Но даже по приблизительным подсчетам с начала военных действий Фонд вывез более 12 тысяч человек,  из них около 6 тысяч - дети.

Неправильно сказать, что вывозил только Фонд. В этих сложных военных операция все герои. Например, донецкий детский дом пытались вывозить десять дней. Вели переговоры, разрабатывали маршруты безопасности, переговоры срывались и их снова и снова вели. Результат прост до банальности - дети в безопасности.

Эвакуация  была и остается  одной из важнейших и очень сложных  задач на сегодняшний день. Реальных коридоров практически нет. А люди начинают покидать свои дома, когда военные действия уже идут. Так вывозят Торез, Снежное, Горловку. Вывозят полями. Старыми машинами. И микроавтобусами. В городах знают места сбора. И делают это самые обычные герои - в мирной жизни  священники, журналисты, врачи.

Вывоз бывает тоже разный - просто  вывезти из зоны боевых действий  или поселить в специальные лагеря.

Около  5 тысяч вынужденных переселенцев живут в пансионатах, базах и профилакториях. Большая часть из этих здравниц принадлежит металлургическим комбинатам и  шахтам, входящим в группу СКМ.

С людьми  работают психологи, помогают прийти в себя, найти работу. А дети настолько запуганы, что молчат или рисуют войну...

Для того, чтобы понять трагизм ситуации - нужно понять суть густонаселенного промышленного Донбасса. Даже при активной фазе эвакуации большинство людей осталось в городах. Вывезти пяти миллионную Донецкую область, (а еще горит и Луганск) - просто  нереально!

Работают больницы, роддома, остались нетранспортабельные дети из онкогематологии, например. В мирной жизни 75% из них выживут. А в войну? А если не будет света?

Когда снаряд попал в 21 больницу на окраине Донецка, там шла операция. Хорошо, что был генератор.

Да, идет антитеррористической операция. Но мы должны понять и другое - если мы считаем себя гуманным обществом, мы должны обеспечить жителям этих захваченных территорий хоть минимальные условия проживания. Только пенсий нет у стариков уже  третий месяц.

Одним из направлений работы штаба является оказание гуманитарной помощи. Это там, где никогда не стреляли, не понять, неужели тяжело привезти машину хлеба?!

Да, тяжело. И, порой, смертельно опасно.

Как только на день  стихли бои в Авдеевке, коксохимзавод тут же начал поставку хлеба, потом продуктовых пакетов. Важно ли это так же, как и успеть запустить коксовую батарею второго по величине коксохимического предприятия Европы? Думаю, вопрос риторический.

Оказание гуманитарной помощи - одно из самых сложных и, по всей видимости, "перспективных" направлений Штаба. Здесь не может быть единого подхода. Где-то нуждающимся раздают продуктовые наборы, где-то - карточки магазинов сети "Брусничка" на определенную сумму.

В городах Донбасса просто нет воды. Вообще. Абсолютно. Так, что люди набирают дождевую воду. Единственную питьевую артерию - Северский Донец,  постоянно обстреливают и "пробивают". В обезвоженные города предприятия ДТЭК возят водовозы с водой.  Или бурят скважины. И не перестают ремонтировать канал.  Работники с саперами выезжать на ремонт разбитых снарядами линий электропередач.

Сегодня все предприятия группы СКМ объединены в штаб. Потому что беда стала настолько масштабной, что нужно спасать Донбасс, его инфраструктуру, предприятия. А, самое главное, спасать людей. Физически. Понимаете? Физически!

Конечно, в фокусе штаба адресная помощь. Наверное, самое трепетное и морально сложное  направление. В понятии "адресная помощь" все - лечение,  ремонт жилья, протезирование после ранений. Люди просят дать стройматериалы на ремонт разрушенного жилья, найти жилье для многодетной семьи, помочь выучить ребенка. Только вчера футболисты "Шахтера" закупили инсулин для детей с диабетом из Артемовска.  

Это - лишь единичные примеры. В штабе уверены -  настоящая помощь - это не торжественная  раздача денег под красивые лозунги - миллион -  туда, миллион - сюда. Это индивидуальный подход с изучением потребности. Именно по такому критерию мы подходим и  будем подходить в вопросе оказания помощи семьям погибших.  Я не люблю статистики и цифр - за ними нет человека. Но уже около 14 млн. гривен направлено семьям погибших с начала этого года.

Конечно, мы ничего не смогли бы без тесного сотрудничества со всеми, "у кого болит" -  с волонтерами, священнослужителями, небезразличными людьми. Конечно же,  мы работаем и будем работать   с  центральной и  местной  властью, с любыми общественными организациями, иностранными и украинскими, разделяющими наши базовые ценности - открытости и стремления помочь.

На следующий день после официального старта работы штаба мне звонили многие люди. Просили вывезти близких, выражали свою позицию. Позвонила известная донецкая  врач. Самодостаточная женщина. Говорит, услышала о штабе и воодушевилась. Хочу помогать. Что угодно буду делать.

Мы привыкли так  - пришла беда - забыли все обиды и боремся с бедой. Всем миром.

Давайте будем откровенны. Сегодня на территории Донбасса  идет самая настоящая война. Война - это когда разрываются снаряды и гибнут люди. Война - это когда  голод и разруха поражает города в 21 веке. 

Война - это время объединяться. И спасать всех.

А первый день  мира, настоящего мира, когда не будут бомбить, не будут стрелять-  будет нам всем лучшей наградой. Для Ахметова - в первую очередь.

У кого хватает совести - пусть считают это пиаром.

Римма Филь, Координатор гуманитарного штаба Фонда Рината Ахметова

Данная публикация является реакцией гуманитарного штаба Фонда Рината Ахметова на публикацию "ДС" "Ахметов требует, чтобы ему выдали орден".