Государство

Светлана Кушнир: Политтехнологи тоже люди, и ключевую роль в обмане своих коллег играет обычная человеческая жадность

Директор Студии коммуникаций Politlab увере­на, что все беды политтехнологов — из-за отсутствия прозрачности в их работе

Директор Студии коммуникаций Politlab увере­на, что все беды политтехнологов — из-за отсутствия прозрачности в их работе. В интервью "ВД" г-жа Кушнир рассказала, откуда берутся нечестные на руку политические консультанты и что нужно сделать, чтобы вывести их деятельность из тени.

Насколько распространена практика "развода" друг друга на деньги в кругу политтехнологов?

— Я знаю о нескольких таких случаях, но тут всегда возникает вопрос с доказательствами. Ведь официальных контрактов на бумаге практически никогда не бывает. Рынок политконсалтинга — это рынок "черных" доходов. Тут нет никакого открытого конкурса с тендерной документацией, и все покрыто шлейфом загадочности. Поэтому неудивительно, что практика "кидалова" процветает.

Политтехнологи ведь тоже люди, и ключевую роль в обмане своих коллег играет обычная человеческая жадность, когда некоторые особо ушлые политические консультанты, получив заказ, через третьи структуры нанимают своих же коллег, а потом просто не рассчитываются с ними по своим обязательствам. Но ты никому и ничего доказать не можешь — в суде устные договоренности не предъявишь.

Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы разрешить данную проблему?

— Для решения проблемы не надо далеко ходить. У тех же россиян деятельность политтехнологов легализована и узаконена. Это дало возможность открытого создания политтехнологических компаний.

Легализовав сферу политконсалтинга, государство дало возможность российским специалистам самим организоваться в профессиональные сообщества и официально войти в целый ряд влиятельных европейских и мировых ассоциаций политического менеджмента, таких как Международная ассоциация политических консультантов (IAPC) и Европейская Ассоциация политических консультантов (EAPC).

Украинцев там, к сожалению, нет. Не в последнюю очередь из-за того, что значительная часть нашей деятельности находится в тени. Это противоречит уставам подобных профессиональных объединений.

Там даже есть так называемая "клятва политконсультанта" — свод правил, по которым работает специалист и которые обязуется в своей деятельности соблюдать и не нарушать. У нас же таких правил даже на уровне простой человеческой морали нет.

А что мешает украинским политтехнологам самоорганизоваться без участия государства?

— Такие попытки были. Последний раз идея объединиться возникла в прошлом году, когда в стране был проведен Всеукраинский политический форум "Выборы-2012".

Его организаторы, в числе которых была и я, хотели выработать четкие правила честной игры во время проведения парламентской избирательной кампании. Но здесь проявился пресловутый украинский менталитет — часть специалистов, не согласная с тем, что идея создания профсообщества принадлежит не им, попросту бойкотировала форум.

А вот наши российские коллеги проводят подобные встречи регулярно, обсуждая на них насущные проблемы, делятся опытом успешных и не очень успешных кампаний, вырабатывают единые правила игры на рынке.

Если же говорить о том, может ли кто-то в Украине объединить специалистов политического консалтинга в своеобразный профсоюз, пока таких людей я не вижу, да и особого желания объединяться у коллег на самом деле нет.

Читайте также: Крысиные бега. Шторм на рынке политического консалтинга: отсутствие четких правил игры сталкивает лбами политтехнологов

Тарас Березовец: Меня ассоциировали с Юлией Тимошенко, из-за чего многие политики боялись со мной работать