Государство

Сыграть ва-банк. Национализация Привата превратит Коломойского в украинского Трампа

Мировой тренд на популизм вкупе с возможной национализацией Приватбанка могут очень помочь Игорю Коломойскому в реализации его политических амбиций. Если, конечно, оные имеются

Фото: УНИАН

Очередной виток разного рода слухов и домыслов относительно скорой и болезненной национализации Приватбанка заставляет задуматься о судьбе главного собственника этого финансового учреждения Игоря Коломойского в контексте его политических амбиций. Все выглядит так, что проведение национализации крупнейшего банка страны, по какому бы сценарию она не осуществлялась, способна дать мощный толчок политической карьере Коломойского. Другое дело, захочет ли Игорь Валерьевич этим толчком воспользоваться.

Об огромных масштабах созданного Коломойским финансового монстра написано уже более чем достаточно, как и о том, каким ударом для всей финансовой системы страны может стать война за этот актив между главными собственниками Привата и государством. Для нас же важно понимать несколько ключевых моментов: Приватбанк насчитывает более 20 млн вкладчиков, а это почти половина от всего населения страны. Что касается юридических лиц, то тут доминирование Приватбанка еще более внушительное. К примеру, клиентами Приватбанка числятся около 70% частных предпринимателей. Ну и относительно депозитов, то доля Приватбанка также весьма внушительная — каждый третий депозит лежит в банке Коломойского.

Причина такого бурного роста Привата более чем проста — банк имеет самую удобную и лояльную к пользователям платежную систему, в том числе и онлайн, наибольшую в Украине сеть банкоматов — аппараты Приватбанка стоят буквально на каждом углу, и достаточно высокие проценты по депозитам — вдвое выше, чем в государственном Ощадбанке и на несколько процентных пунктов выше, чем у других крупных частных банков.

Что же произойдет, если вся эта махина перейдет в государственные руки, превратившись в одночасье, например, в филиал Ощада, при этом не важно де-юре (вариант национализации в виде поглощения Привата Ощадом рассматривается экспертами как один из возможных) или де-факто (государственный менеджмент сотворить что-либо отличное от Ощада явно неспособен). Даже если национализация состоится наименее болезненным способом, неощутимой для рядового потребителя банковских услуг она все равно не пройдет, более того ему обязательно станет намного менее комфортно общаться с банком. Перейдя под государственное управление, самые либеральные в стране и удобные для клиентов стандарты Привата по осуществлению операций — и прежде всего онлайн-сервисов — неминуемо будут приведены к одному знаменателю с тем же Ощадбанком, то есть будет бюрократизирована со всеми вытекающими для обывателей малоприятными последствиями.

В целях экономии государство, скорее всего, существенно сократит и количество банкоматов, и сеть отделений, а это и уволенные сотрудники, и очереди, и неминуемое раздражение клиентов. Что же тогда говорить, если национализация пройдет по жесткому сценарию, который приведет к заморозке платежей, уменьшению процентных ставок, сбоям или прекращению работы системы онлайн-платежей "Приват24" и другим неприятным последствиям.

Таким образом, при любом сценарии национализации рядовой клиент Приватбанка, а таковых, напомним, половина Украины, причем наиболее экономически активная часть населения, увидит приблизительно следующее: Игорь Коломойский создал самый большой и самый успешный банк в Украине, который работал как часы, все было удобно и комфортно, никаких видимых проблем он не испытывал, но пришло злое государство и отобрало имущество у грамотного и лояльного к людям собственника и, как это всегда бывает, превратило конфетку в какашку.

При этом инициаторы национализации могут сколько угодно справедливо говорить о том, как из Приватбанка незаконно выводились средства в офшоры, что Приват — это чуть ли не пирамида, которая без вмешательства государства обязательно рухнет и завалит всю банковскую систему страны, что банк Коломойского не выполняет требования регулятора, что у него проблемы с ликвидностью и залогами и т. д. 

Рядовой клиент Приватбанка в финансовых вопросах не разбирается и разбираться не захочет, его аргументы будут более чем простыми: все работало без проблем, пока не влезло государство, которому украинец никогда не доверял и которое он считает априори враждебным себе.

И вот тут в образе рыцаря на белом коне появится Коломойский, который сперва всем напомнит, что это именно он спас страну от полного развала и поражения в войне в 2014-м, действуя пусть и не всегда законно, но быстро и эффективно, потом, не стесняясь в выражениях, поругает "преступную власть", после чего предложит простой рецепт выхода из ситуации: "Помните, каким был Приват в моей частной собственности — богатым, процветающим, бурно развивающимся, короче сухим и комфортным, и если вы хотите, чтобы вся страна стала такой же, как был когда-то Приват, то единственный выход — передать в мою частную собственность всю страну". Такой себе Make Ukraine Great Again!. И у миллионов клиентов Приватбанка не будет причин ему не верить. Учитывая особенности характера Игоря Валерьевича, а также стойкий украинский и недавний мировой тренд на популизм, Коломойский вполне способен сыграть украинского Трампа, используя в качестве электоральной базы наиболее экономически активную часть населения, благо всей своей деятельностью Приватбанк эту электоральную нишу подготовил и разогрел.

Правда, есть одно но — все это может сработать только при условии, что сам Коломойский захочет использовать историю с национализацией Приватбанка в качестве политического трамплина, что выглядит не самым вероятным сценарием. В большинстве случаев Игорь Валерьевич предпочитает договариваться, а его политические амбиции являются пока лишь производными от бизнес-амбиций, а не наоборот. Как ни крути, а попытка начать большую политическую игру — это очень серьезный риск, и вполне возможно, что вопрос встанет уже ребром — или пан, или пропал. Однако рассуждать о том, будет ли подобный риск оправданным, рано даже для самого Игоря Валерьевича: для начала нужно как минимум, чтобы национализация Приватбанка стала реальностью или хотя бы официально подтвержденным планом действий. В Нацбанке же пока не решаются даже заявлять прямо о таком желании, хотя само наличие этого желания давно невозможно скрыть.