Государство

Тарас Березовец: Меня ассоциировали с Юлией Тимошенко, из-за чего многие политики боялись со мной работать

По мнению директора компании персонального и стратегического консалтинга Berta Communications, в межвыборный период лишь немногие политические силы пр

По мнению директора компании персонального и стратегического консалтинга Berta Communications, в межвыборный период лишь немногие политические силы прибегают к услугам политтехнологов. О том, чем сейчас занимаются консультанты и почему они боятся привязаться к одной политической силе, он рассказал в интервью "ВД".

Ближайшие масштабные выборы в Украине пройдут лишь в 2015 году. Чем сейчас занимаются политтехнологи?

— Политический консалтинг находится в состоянии заморозки. Выживают лишь крупнейшие компании — те, кто имеет возможность на постоянной основе консультировать своих политических клиентов. На региональном уровне это чаще всего "волки-одиночки", которые успешно завели депутатов в ВР и теперь за небольшую сумму в пределах $1-5 тыс. в месяц консультируют своих же бывших кандидатов. Такие компании как наша, ведут кандидатов на внеочередных выборах в ВР.

Как вы защищаетесь от недобросовестной конкуренции на политтехнологическом рынке?

— У нас консалтинговое агентство закрытого типа, поэтому мы ни к кому не обращаемся, тем самым лишая кого бы то ни было возможности нас "кинуть" на деньги. Слава Богу, идей для политических проектов у нас самих предостаточно. Но о том, что политтехнологи "кидают" друг друга на деньги, я знаю. Причем не только у нас в стране, но и за границей. Так, учредитель одной из крупнейших консалтинговых компаний Великобритании, с которым я общаюсь, жаловался мне, что его фирма работала на Януковича по найму Пола Манафорта (политтехнолог из США — прим. "ВД"), но американец их "кинул" на деньги.

Насколько активно сейчас действует молодая поросль политических консультантов?

— Это низший уровень политического консалтинга, в котором работает порядка пяти тысяч специалистов. Они проявляют активность от выборов к выборам. В остальное время занимаются чем угодно: торгуют дисками на рынке, преподают политологию в университетах, занимаются журналистикой. На клиентскую базу они практически не влияют, а вот на ценовую конъюнктуру — да. Часто они готовы работать за копейки, поэтому очень сильно демпингуют.

В сфере политического консалтинга всегда идет жесткая борьба за денежного клиента. При этом сами политики очень щепетильно подходят к выбору политтехнологов, и если кто-то работал, скажем, с коммунистами, те же "свободовцы" откажутся от его услуг. Откуда такие предубеждения?

— С точки зрения политконсультантов страх привязаться к одной политической силе действительно есть. Это люди, которые работают только с одной политической силой, типа Вадима Карасева для Виктора Ющенко и Виктора Балоги или Олега Медведева для "Батькивщины", а теперь для Арсения Яценюка. В свое время меня тоже ассоциировали с Юлией Тимошенко, из-за чего многие политики боялись со мной работать. Но с точки зрения политиков, как бы парадоксально это ни звучало, никакого клейма на политтехнологах нет. Им все равно. Как сказал однажды Клюев, "я всех топ-политтехнологов знаю лично и со всеми работал, поэтому оцениваю их исключительно по шкале эффективный — неэффективный". И так мыслит большинство политиков высшего эшелона.

Читайте также: Крысиные бега. Шторм на рынке политического консалтинга: отсутствие четких правил игры сталкивает лбами политтехнологов

Светлана Кушнир: Политтехнологи тоже люди, и ключевую роль в обмане своих коллег играет обычная человеческая жадность