Государство

Татьяна Донец: Блондинка в законе (интервью)

Татьяне Донец, дочери бывшей соратницы Павла Лазаренко, приходится доказывать, что прохождение в парламент по списку оппозиции ей обеспечили не семейн

Татьяне Донец, дочери бывшей соратницы Павла Лазаренко, приходится доказывать, что прохождение в парламент по списку оппозиции ей обеспечили не семейные связи. А еще, что красивая внешность — не приговор качеству законодательной работы. Вероятно, поэтому в своих интервью народный депутат пытается казаться как можно более жесткой.

Когда несколько лет назад куме и экс-сподвижнице Павла Лазаренко Наталье Донец предложили вернуться в политику, она отказалась. Об этом ее дочь Татьяна Донец проговорилась "ВД", когда наш разговор коснулся темы разочарования, подстерегающего выходцев из бизнеса после перехода в политику. Но решению дочери побороться за власть Наталья Донец препятствовать не стала.

"Моя мама — мудрая женщина, она одобряет все мои инициативы, а потом так же радостно воспринимает мое желание от некоторых из них отказаться", — спокойно пояснила наша собеседница, когда диктофон уже был выключен.

Ответы под запись — совсем другое дело. В них нардеп старалась быть резкой. Причем после согласования текста интервью многие из фраз стали еще более дерзкими и менее конкретными. В этих метаморфозах угадывается некоторый дискомфорт, испытываемый Татьяной Донец из-за молодости и имиджа парламентской красавицы. Она получила депутатский мандат в 32 при среднем возрасте народного депутата 45 лет. Правда, на фоне декларации Донец с 10,5 млн грн. сбережений, семью квартирами и прочей вереницей активов многие ее старшие коллеги выглядят неопытными юнцами.

Одна из самых богатых женщин Верховной Рады входит в группу депутатов, которых в список объединенной оппозиции привел миллионер Николай Мартыненко. К этой группе относятся недавние "ренегаты" Игорь Скосар, Виталий Немилостивый и Роман Стаднийчук.

В парламентских кулуарах оппозиционеры чаще других называют фамилии Татьяны Донец и остальных креатур Мартыненко, когда обсуждают вероятность новых потерь в команде Яценюка. Дескать, с этими народными депутатами уже активно работают представители Партии регионов.

Наша героиня эти подозрения решительно отвергает. Когда на майском заседании фракции обсуждался вопрос дисциплины депутатов от "Батькивщины", не голосовавших за отставку Николая Азарова, Татьяна Донец выступила против их исключения, потребовав не устраивать "суд Линча".

Под угрозой выдворения в тот день был и Николай Мартыненко. Особенно много вопросов к собеседнице "ВД" возникает, если вспомнить, что в Шевченковском райсовете столицы, где она трудилась до похода в парламент, ее уже исключали из фракции БЮТ.

Кто-то в вашей семье способствовал принятию решения идти в политику?

— Вообще-то я достаточно взрослая, самостоятельная женщина и политикой, по крайней мере на местном уровне, занимаюсь более пяти лет. А мама последний раз лет 20 назад уговаривала меня есть больше манной каши, но так и не уговорила. Правда, отец мне действительно не советовал идти в политику.

Почему?

— Как мужчина, он считает, что у женщины должна быть другая судьба, чем у украинского политика. Он почему-то думает, что по степени вредности для женщин наша политика приравнивается к дорожно-ремонтным работам.

Вы уже столкнулись с таким понятием, как поиск голосов под законопроекты?

— Я убеждена, что хорошие предложения, сильные идеи всегда проложат себе дорогу и будут реализованы вне зависимости от партийной принадлежности их автора. Поэтому я думаю не о том, как собрать голоса под законопроект, а о том, как разработать настолько сильный, яркий и убедительный законопроект, чтобы голоса нашлись сами.

Как вы оказались среди соавторов законопроекта, касающегося финансирования лечения редких заболеваний, который инициирован депутатами от Партии регионов?

— Мы с юристами обсуждали данный законопроект и внесли небольшие стилистические правки, а в целом я полностью согласна с сутью законопроекта. Я считаю что все, что можно финансировать в сфере здравоохранения, нужно финансировать. Это моя принципиальная позиция. Тем более что в медицине, учитывая наши реалии, "переулучшить" обеспечение невозможно.

То, что ваша фамилия указана в законопроекте рядом с фамилиями депутатов-регионалов, не слишком рискованно?

— Давайте все-таки здравый смысл ставить выше политики, а точнее — политиканства. Кроме того, я привыкла в своей жизни рисковать ради вещей, которые считаю необходимыми, ценными и важными для людей.

В прошлом, находясь в БЮТ, вы строили личные отношения с депутатом из оппонирующей партии. Это не мешало вам в политике? Нынче ведь модно "засланных казачков" отправлять во фракции…

— Этот фактор говорит лишь о том, что у меня достаточно сильная вера в ту политическую силу, к которой я принадлежу. Я состою в ней уже много лет, была депутатом района. И хотя меня отчислили из фракции, я осталась в этой политической силе и дальше продолжаю в ней работать.

То, что я строила отношения с человеком из другой партии, не повлияло на мои политические взгляды. А вообще я считаю пещерной дикостью, когда на личные отношения пытаются накладывать "политические лекала". Это мне напоминает 1937 год, когда стали уничтожать людей, у которых близкие "происходили" из чужого социального лагеря.

Вы обсуждали свое исключение из фракции в райсовете с Арсением Яценюком?

— Арсений Петрович прекрасно знал мой послужной список. Был в курсе моей постоян­ной борьбы с абсурдными решениями городской власти. И мне кажется, он оценил мои бойцовские качества. Тем более что человек, по инициативе которого меня исключили из фракции, впоследствии стал перебежчиком.

Отсутствие конституционного большинства для Партии регионов — большая проблема. Идет постоянный поиск голосов в рядах оппозиции. Вам поступали предложения о точечных голосованиях или постоянном сотрудничестве за деньги или другие преференции?

— О переходе вопрос не обсуждался. Зная мою резкость, вряд ли у кого-то хватило бы на это духа — по крайней мере из опасения получить пощечину. А касательно поддержки законопроектов депутаты всегда общаются между собой, и речь не идет о деньгах. Это рабочая, стандартная ситуация, и здесь важна лишь суть законопроекта.

Недвижимость, одежда и лекарства

Согласно информации, озвученной Татьяной Донец "Украинской правде", собственный бизнес она открыла, учась в университете, на одолженные у родителей $20 тыс. Чем занималась ее компания, политик не уточнила. "ВД" поинтересовалась, с какой сферы нардеп начинала предпринимательскую деятельность, но получила неуверенный ответ: "Наверно, это были магазины одежды".

До 2010 г. у Татьяны Донец действительно была сеть магазинов модной одежды (компания "Арт енд Фешен"), правда, открыта она была только в 2005 г., уже после окончания ее хозяйкой обучения в вузе. Неуверенное знание депутатами своей "официальной" биографии — достаточно распространенное явление в нынешней Раде.

Как бы там ни было, сегодня основной доход Татьяне Донец приносят активы в сфере коммерческой недвижимости. Ее семье принадлежит известная в Днепропетровске риелторская компания "Дом" и еще ряд менее заметных структур. Возможно, из-за связи РК "Дом" с Лазаренко Донец предпочитает "светить" в прессе компанию с непримечательным названием "Спектр-Б". Ее руководителем она была перед приходом в парламент.

Некоторые структуры нашей собеседницы, на которые записывалась приобретаемая недвижимость, носят весьма экстравагантные названия. Например, "Бабр Эстейт". В общении с "ВД" Татьяна Донец назвала их "техническими". Эти фирмы специализируются на покупке недвижимости, перестройке и сдаче в аренду. Их интерес последнее время был прикован к подвальным помещениям и квартирам на первых этажах домов. После реконструкции их сдавали под магазины и офисы.

Рынок недвижимости, в частности сегмент аренды коммерческих площадей, за последние пять лет так и не вышел из кризиса. Каков ваш прогноз его будущей динамики?

— Я не вникаю в то, что на этом рынке происходит, наверное, уже год. Но если судить по тому, что творится в стране, арендные ставки расти не могут. Недавно кто-то из депутатов рассказывал о размере среднего чека в продуктовом магазине на Печерске. Сегодня эта сумма составляет 70 грн., а еще три-четыре года назад средний чек был на сумму в 200 грн. Даже эта картинка демонстрирует покупательную способность людей, и как результат — возможность платить аренду.

Какие маркетинговые шаги вы предпринимали, когда стало ясно, что этот рынок надолго перестал показывать высокую рентабельность?

— Мы изначально стараемся делать объекты грамотно. Я, например, жесткий сторонник выполнения всех норм и техтребований. А самое главное — это правильно выбрать место расположения объекта. Сегодня это 90% успеха.

Названия ваших риелторских компаний обращают на себя внимание своей непримечательностью. "Спектр-Б", например. Это вы придумывали?

— А что, я похожа на человека, который способен только на непримечательные идеи и действия?

Судя по всему, вы не планировали, что это название будет "светиться" в СМИ и рекламироваться?

— Нет.

Реклама — это самый очевидный способ продвижения своих услуг. Как же вы находили клиентов?

— Не все сферы жизни и деятельности нуждаются в рекламе. Иногда само отсутствие рекламы производит оглушительный рекламный эффект.

Самое удивительное, что почти все ваши фирмы в сфере недвижимости имеют такие любопытные, технические названия...

— Мы просто не придавали этому значения в свое время. Думаю, лет 10-13 назад вопрос названий не был столь актуальным. Никто тогда не боролся за красоту названий. Кроме того, у многих наших людей сложилось стойкое убеждение, что чем красивее название фирмы, тем опаснее с ней сотрудничать.

Обычно технические названия дают компаниям, которые создаются для оптимизации налоговых расходов.

— В нашей стране любой предприниматель вынужден хорошо разбираться в налоговом регулировании. И потом — это же мое профильное образование.

Не планировали создать юридическую фирму, которая занималась бы налоговым правом?

— Если учесть, что заниматься политикой я решила 7-8 лет назад, то еще тогда было понятно, что бессмысленно создавать такой проект, не уделяя ему должного внимания. Возможно, когда-нибудь после.

Мало кто знает, что у вас есть фармацевтический бизнес — сеть аптек. Это создает конфликт интересов с вашей нынешней работой в комитете по здравоохранению. Вы так не считаете?

— На сегодняшний момент этого бизнеса нет. Поэтому и конфликта интересов нет. Действительно какое-то время я занималась развитием такого бизнеса, но это история, которая уже закончилась.

Как вы поступили со своими активами, когда переходили в политику?

— Как все — по закону. Просто передала в управление, как этого и требует украинское законодательство.

Расскажите, как вообще вы оказались в риелторском бизнесе?

— Отчасти по воле случая. Бизнес, которым я изначально занималась, предполагал съем помещения в аренду. В какой-то момент я поняла, что с аренды целесообразнее перейти на покупку недвижимости. Дальше, как следствие, пришла мысль о необходимости реконструкции купленного объекта. Вот так и завертелось.

"Развод" с Лазаренко

Самая болезненная тема для Татьяны Донец — отношения ее семьи с бывшим премьер-министром Украины, находящимся в заключении в США. Родители Татьяны Донец — кумовья Павла Лазаренко.

Ее отец, Анатолий Донец, крестил дочь экс-премьера. Две днепропетровские семьи связывал и совместный бизнес. Наряду с супругами Донец среди соучредителей риелторской компании "Дом" и ликвидированного предприятия "Добробут" была зарегистрированная в США корпорация Dugsbery Ink. Эта структура принадлежит Павлу Лазаренко.

По данным СМИ, в результате льготной приватизации во второй половине 1990-х более 160 ликвидных объектов коммунальной собственности Днепропетровска перешли под контроль Лазаренко. Часть из них были оформлены на компанию "Дом".

Павел Лазаренко был компаньоном семьи Донец и в других проектах. Через компанию Nemuro Industrial Group Ltd он контролировал днепропетровскую аптечную сеть, оформленную на ликвидированную в настоящее время компанию "Приватсервис". Соучредителем там была и Наталья Донец.

СМИ утверждают, что Лазаренко принадлежала также доля в гостинице "Астория", где некоторое время руководящую должность занимала Татьяна Донец. После ареста экс-премьера в США партнерские отношения дали трещину.

Согласно публичной версии, адвокаты Лазаренко попытались отсудить у семьи Донец активы, но в итоге проиграли войну в судах. Вытесненным из бизнеса оказался Лазаренко.

Есть ряд компаний — "Дом", "Добробут" — где вы лично значились соучредителем наряду со структурами Павла Лазаренко. Получается, формально какое-то время вы были бизнес-партнерами?

— С Павлом Лазаренко мы никогда не были бизнес-партнерами. И вообще он, по-моему, со школьницами младших классов совмест­ный бизнес не вел. Судя по последним годам жизни в Украине, он не занимался собственной бизнес-деятельностью напрямую.

Какой недвижимостью в Днепропетровске владела на старте риелторская компания "Дом"?

— Понятия не имею. Я ведь сказала, что сегодня не занимаюсь никаким бизнесом. Этот вопрос нужно адресовать не мне, а тем, кто на старте владел и управлял данной компанией. Сегодня я пассивный соучредитель, получаю дивиденды, абсолютно честно, законно, и их декларирую. Я отношусь к тому числу народных депутатов, которым настолько интересно поле законодательной деятельности, что это поглощает все их свободное время, за исключением того, что остается для друзей и семьи. В плане моей личностной самореализации для меня важно именно это направление. А бизнес — дай Бог, чтобы он приносил доход.

Принято считать, что недвижимость, которая изначально находилась на балансе РК "Дом", — это объекты, приватизированные при поддержке Лазаренко.

— Вы меня спрашиваете о том, что было 20 лет назад. Посчитайте, сколько мне тогда было лет.

По вашим ощущениям, у Павла Ивановича есть претензии к вашей семье касательно собственности на эту компанию?

— У меня нет никаких ощущений по поводу Павла Ивановича. Вам, наверное, кажется, что я только и делаю, что прислушиваюсь к своим ощущениям по этому поводу. Вы удивитесь, но у меня есть и другие ощущения. Единственное — я, наверное, никому не желаю такой судьбы, как у него.

Один из крупнейших в Украине специалистов по корпоративным конфликтам Геннадий Корбан помогал вашей семье отстаивать интересы в судах против адвокатов Лазаренко. Как это происходило?

— На вопрос "как" вам может ответить только он лично.

Вы с ним знакомы?

— Мы виделись мельком.

Он говорил о том, что ваша мама к нему обращалась за помощью, и он ее оказывал.

— На это могу сказать только легендарное "Позвоните маме". Я готова говорить о тех ситуациях, в которых я непосредственно принимала участие. Вы сейчас говорите о бизнесе. А говорить о бизнесе настолько поверхностно неправильно. Я себе этого не могу позволить.

Как бы вы сформулировали свое отношение к Лазаренко?

— У многих людей есть осужденные родители. Как они к ним относятся? Думаю, что с любовью. И я его знаю не как политика, а исключительно как человека. Он очень хороший отец, очень любит своих детей. А политик и человек, которого я знала, — это просто две разные категории. Я знаю его в других, нерабочих ситуациях.

Он пытался выйти на связь в последнее время?

— Нет, мы не общаемся вообще. А надо было?

Ранняя пташка

Как и большинство парламентских новичков, Татьяна Донец утверждает, что все свободное время теперь тратит на изучение законопроектов. Но если расспросить самых занятых законодателей детальнее, как правило, выясняется, что и в напряженном графике есть место для новых впечатлений. Например, в этом году Татьяна Донец впервые рискнула окунуться в прорубь и побывала в Иерусалиме.

Что приносит вам удовольствие, кроме политической работы и чтения законопроектов?

— Последнее время я коллекционирую восходы. Да, это не шутка. Уже много лет на моих окнах только тюль, штор нет. Я просыпаюсь достаточно рано, ну а как только зима уступает место весне, и подавно. Безумно люблю утренний город. Утро для меня очень важный фрагмент жизни, в это время появляются новые идеи. Утро, как новая жизнь, создает впечатление, что все впереди, поэтому очень важно, чтобы оно было позитивным.

Вы "жаворонок" или "сова"?

— Ни то, ни другое. Хотя, наверное, хотела бы быть соколом. Зимой мне вставать немного сложнее, не хватает солнечных лучей, а начиная с весны — могу легко подняться раньше пяти.

Последнее время в деловых кругах набирает популярность движение анслиперов, когда по определенной технологии люди спят по четыре часа в сутки, чтобы больше успевать. Вы таким интересовались?

— Я не знала, что такое движение есть. Сплю я действительно мало, особенно весной и летом. А меньше всего сплю в пленарную неделю. Думаю, могу даже проводить мастер-классы для, как вы сказали, анслиперов. Секрет простой: чтобы меньше спать, надо больше о чем-то важном думать.

Существует целая индустрия, помогающая политикам и бизнесменам переносить большие нагрузки и поддерживать себя в форме с помощью определенных препаратов. В кулуарах парламента это обсуждается?

— Если честно, я считаю, что это ужасно. Мне кажется, секрет в другом: человек должен употреблять те продукты, которые выросли на земле, где он живет, пить много воды, заниматься спортом. Такие методы подержания себя в форме мне ближе.

Времени на путешествия хватает?

— Одно из последних путешествий — визит к родителям на три дня во время зимних праздников, остальное время посвящаю чтению законопроектов. Да, еще в этом году сбылась моя заветная мечта — я была на схождении Благодатного огня в Иерусалиме. Непередаваемый восторг. Как будто свет веры и надежды.

Я всегда очень жду Пасху, Рождество, Крещение. Кстати, я на Крещение первый раз в этом году окуналась. И это, пожалуй, самое сильное впечатление в этом году. Поскольку духовное путешествие и духовная практика всегда сильнее, чем простые географические передвижения.

Какие ощущения запомнились?

— Удивительно, но после первого же купания в проруби появляется ощущение спокойствия и благодати, и настолько расслабляешься, что во второй раз в воду идешь уже спокойно, с молитвой. Холод не чувствуется абсолютно. Я все время думала: как так может быть? Правда, в этом году на Крещение было достаточно тепло. В -20 это наверняка немного сложнее, но ощущения все равно незабываемые.

Где это происходило?

— На Подоле. Я часто бываю в местном храме, его прихожане окунаются недалеко, на набережной. С нетерпением жду следующего года, чтобы снова это сделать.

Перспективы

Обладательница прекрасной внешности Татьяна Донец наверняка постарается использовать повышенное внимание к ней СМИ для капитализации политического имиджа. Она всерьез намерена строить политическую карьеру, поэтому будет постепенно дистанцироваться от бизнеса, продолжающего приносить ей пассивный доход. Главный риск для репутации нашей героини в том, что она не склонна драматизировать тесные контакты с "тушками" и политическими оппонентами. Это увеличивает ее шансы и самой попасть под шквал публичных обвинений в сотрудничестве с пропрезидентским большинством.