Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Трудности коллаборации. Что писали гитлеровские генералы про "русский мир" на Донбассе

Понедельник, 14 Ноября 2016, 12:00
С началом "крымской весны", а потом и событий на Донбассе, изменилось не только украинское общество, но и повседневный понятийный словарь

Фото: pravda.com.ua

В обиход вошли такие слова как "линия разграничения", "фронт", "оккупация", "аннексия", "сепаратизм" и многое другое. За смыслами уже привычных слов скрываются вошедшие в нашу жизнь новые явления. Поэтому понимание, что означает то или иное понятие, может лучше объяснить происходящее.

Возьмем к примеру, ставшую притчей во языцех склонность адептов "русского мира" пересекать линию размежевания, получать на свободных украинских территориях пенсии, документы, покупать продукты и медикаменты, а потом, ругая "бандеровскую Украину", возвращаться в "оккупированный рай". Как это назвать? Глупостью? Свидетели подобного ошарашенно восклицают: "Так зачем же вы ездите в Украину через все эти блокпосты? Сидите в своем ОРДЛО, раз вам так там хорошо!".

Или другая всем известная ситуация, когда воюющий на стороне бандформирований террорист, семью свою отправляет подальше вглубь украинской территории. Что это? Подлость аморального наемника, который убивает тех, у кого просит приюта? Да что там далеко ходить! Даже жена российского боевика "Моторолы" обзавелась для своего ребенка свидетельством о рождении украинского образца.

Первой и очень важной особенностью ценителей "русского мира" является то, что они сами не верят в его состоятельность. Поэтому и стараются не разрывать связи с украинским государством. И здесь перед Украиной встает вопрос. Если "жизнь на две стороны" на оккупированных территориях столь массовое явление, то как поведет себя такое общество после деоккупации?

Для начала стоит прояснить несколько моментов. Определенно, страна подверглась внешней агрессии. Очевидно, что оккупации украинских территорий предшествовала имитация сепаратистских восстаний, организованных иностранными агентами и наемниками. Не совсем корректным будет называть искренних ценителей "русского мира" сепаратистами - то есть людьми стремящимися к отделению своих территорий от государства. Война сейчас ведется за вхождение в состав Украины на определенных, выгодных иностранному агрессору условиях. Здесь мы имеем дело с таким явлением, как коллаборационизм. То есть, осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом, в его интересах и в ущерб своему государству. Коллаборационизм - это способность, такая же, как способность к сопротивлению. Человеку, оказавшемся в подобных условиях проявляется либо одно, либо другое.

И главное! Не все, кто остался на оккупированной территории - коллаборанты. Огромное число людей, не имея возможности устроиться в свободной части Украины, вынуждены оставаться в оккупации. Они живут и работают там, регулярно выезжают из серой зоны. Граждан от коллаборантов отличает то, что они ждут освобождения и не делают ничего, чтобы помочь укреплению оккупационного режима.

Во время Второй мировой войны жители оккупированных гитлеровцами территорий тоже прибегали к массовому коллаборационизму. Переодетые в немецкую форму "местные" встречались на всех театрах военных действий. Таких людей немцы пренебрежительно называли "гиви" (от немецкого "Hilfswillige - добровольный помощник). Забавно, что напарник уже упомянутого российского гражданина Моторолы - украинский гражданин Михаил Толстых имеет аналогичную кличку - Гиви. Причинами перехода на строну врага определенной части граждан стран, воюющих против Германии, занимались еще немцы в период Второй Мировой войны. Массовая коллаборация виделась им чем-то, что может поставить под угрозу завоевания Рейха на "неблагонадежных территориях". По мнению генерала Ральфа фон Хайгендорфа, одного из руководителей Восточных легионов Вермахта, состав "восточных добровольцев" условно делился на три категории: "материалисты" - имевшие чисто материальный интерес, "оппортунисты" - люди, которые, "поняв силу немецкого оружия, решили поменять свои позиции" и "чистые идеалисты" - численно наименьшая группа боровшихся за "идею". "Совершенно ясно, что основным мотивом для перехода к немцам был не идеализм, а материализм", - писал генерал.

Идеалистами, по наблюдениям генерала, то есть теми, кто служил за идею в этой весьма условной классификации,были те, кто пострадал от большевизма и искренне ненавидел советскую власть. Рассуждая дальше, Ральф фон Хайгендорф писал: "Положение "оппортунистов" было наиболее шатким - как только такой человек понимает, что он поставил не на ту карту, он пытается что-либо предпринять, чтобы спастись - переходит к партизанам, или убегает. "Материалисты" чаще всего спокойно служат до тех пор, пока им лично ничего не угрожает".

Характеристика, как мы видим, достаточно точная. Нечто подобное происходит и сейчас. Борцов за "донбасскую республиканскую идею", т.е. идеалистов, на самом деле очень мало. Так же как мало "новых русских" в Крыму. Редко кто из работающих на оккупантов украинских граждан остается в серой зоне для того, чтобы жить, развивать ее, строить там свое будущее. Большинство коллаборантов - это как раз те, кто, либо примкнул к сильному, либо получает материальную выгоду от сотрудничества с захватчиком.

Вот только люди, стремящиеся к благам из рук "киевской хунты", и так штурмуют блок-посты и КПП. То, что мы отмечаем, как странное двуличие адептов "русского мира" - это симптом много говорящий о состоятельности оккупанта. Материалисты, когда-то не скрывающие своего пренебрежения к идее украинской государственности, сегодня первыми поняли, что в "русском раю" кормить их никто не собирается. Следующими будут оппортунисты. По мере ослабления экономики страны-оккупанта, а значит уменьшения его способности вести войну, по мере усиления Украины, те кто поверил в силу России и решил, что "им лично все равно под какой властью жить", начнут искать для себя пути выхода из заведомо проигрышной ситуации. Поток "искренне раскаявшихся" будет только нарастать. А вот "чистых идеалистов"- тех, кто и вправду любит страну "вечнозеленых человечков" - даже немного жаль. Их ждет настоящая катастрофа. Впрочем, таких людей будет очень немного, поэтому будем надеяться, что им хватит мест в обозах драпающих с украинской земли оккупантов.

Для того, чтобы выстраивать новые взаимоотношения с обществом, находящимся сегодня в оккупации, необходимо победить. Необходимо изгнать оккупанта с украинской территории. А склонность местного населения к коллаборации сделает свое дело. Когда часы "русского мира" будут сочтены не найдется никого, чтобы встать на его защиту.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство