Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Вадим Колесниченко: Язык за зубами

Четверг, 5 Июля 2012, 13:25
Один из самых неутомимых и многословных спикеров Партии регионов депутат Вадим Колесниченко в бизнесе известен умением зарабатывать деньги… молчанием.

Один из самых неутомимых и многословных спикеров Партии регионов депутат Вадим Колесниченко в бизнесе известен умением зарабатывать деньги… молчанием. В качестве адвоката он сопровождал крупные сделки крымских бизнесменов и сохраняет в тайне все их детали до сегодняшнего дня. Но если в бизнесе язык за зубами — преимущество, то в политике язык — повод для скандала. Инициированный Колесниченко закон о языках обострил конфликт власти и оппозиции до предела.

Синяки и ушибы, царапины и укусы — депутат-регионал Вадим Колесниченко в последнее время едва успевает отходить от повреждений, полученных в публичных драках.

И все из-за инициированного им Закона "О принципах государственной языковой политики". Впрочем, в столкновениях с противниками повышения статуса русского языка пока обходится без особо тяжелых травм. Самая большая неприятность — средний палец, который покусали оппоненты. Нагноение уже прекратилось. Но когда депутат рассказывает в парламенте об этом пальце, невольно получается неприличный жест — и опять драка.

Сам Колесниченко признается, что имидж "боевого петуха" серьезно портит его перспективы в борьбе за сохранение депутатского мандата. Избиратели округа в Севастополе, конечно, ценят все усилия по поводу русского языка, но голосовать за неуемного драчуна вряд ли станут. К тому же недавно всплыл весьма оригинальный по своей сути компромат на депутата.

Авторитетные в Крыму политики Геннадий Москаль (Фронт Змин) и Леонид Грач (Компартия рабочих и крестьян) одновременно заявили, что в 1990-х Колесниченко на полуострове содействовал установлению украинских табличек на госучреждениях, ходил в вышиванке и даже активно "защищал бандеровщину". Для Крыма это не просто компромат, а "черная метка". Правда, Грач сообщил, что Колесниченко прибыл на полуостров с Тернопольщины, а Москаль уточнил, что с Черкасчины. Оттуда, мол, и привез "бандеровщину".

На самом же деле украинским языком Вадим Колесниченко овладел на Волыни. Он признался "ВД", что еще в 1980-х отработал там два года главным агрономом после учебы в Умани и стажировки в Киеве. "Я приехал в хозяйство, расположившееся рядом с польской границей. Мне объяснили, что если хочу иметь уважение у местных жителей, нужно говорить по-украински". Затем наш герой продолжил карьеру в Севастополе и там снова "обрусел".

Ну а после возвращения в Киев уже в статусе народного депутата Колесниченко публичными провокациями на языковую тему исправно консолидирует защитников… украинского языка. Именно благодаря языковому законопроекту правые политические силы смогли наконец-то собрать возле Верховной Рады тысячи своих сторонников со всей страны — доселе пассивных. Оппозиция даже не прочь провести по этому вопросу всеукраинский референдум.

  Пока единственным реальным последствием принятия в первом чтении вашего законопроекта о языках стала консолидация сторонников оппозиции. Вы им подарили для этого отличный повод, не находите?

— Пусть консолидируются. Ранний старт избирательной кампании никогда не давал возможности достойно дойти до финиша. В их случае это фальстарт. Самое удивительное, что сам законопроект никто не читал.

  Получается, вы в свой же огород бросаете камень. Ведь вы — один из главных спикеров фракции Партии регионов и обязаны разъяснять людям инициативы фракции, не так ли?

— А как объяснить, если ты проводишь пресс-конференцию раз в месяц, приглашаешь все телеканалы, но потом выясняется, что это не их тема, что она неинтересна. Вместо этого показывают сюжеты об ущемлении украинского языка. В моем законе нет ни слова о том, что украинского языка станет меньше. Прочитайте же закон!

  Молодежь, которая в один из дней самостоятельно собралась под стенами парламента в знак протеста против языкового вопроса, обычно не читает законы. Она просто уловила суть — расширение применения русского языка будет означать сужение украинского.

— А никто же не возражает против украинского языка. Это необходимо понять. Сейчас я вижу, что люди на этот счет начинают прозревать. Мне так кажется.

  Тем не менее даже многие русскоязычные граждане встали на защиту украинского языка. Их объединил ваш законопроект. Подобный эффект имела и ваша стычка в прямом эфире с одной из активисток движения Femen. Девушке начали сочувствовать, когда она услышала от вас в свой адрес слова "проститутка" и т. д. Получается все время обратный PR-эффект?

— Все как раз наоборот. Многие заинтересовались организацией, которая, на мой взгляд, пропагандирует проституцию. Многие европейцы понимают, что если женщина в венке показывает свою грудь и говорит, что она из Украины, значит, у нас все женщины такие.

  Вы и против того, что инициированное властью дело Тимошенко вновь подняло рейтинги партии "Батькивщина", будете возражать?

— Я не смотрю на дело Тимошенко с точки зрения выборов. В данном случае машина правосудия показала, что она независима и самостоятельна и что ей глубоко плевать, когда выборы. Да, команда Тимошенко вбрасывает огромные средства в PR-кампании и вокруг этого дела. В этом вопросе они преуспели. Тимошенко — самая яркая артистка в европейском политическом пространстве за последние 20 лет. А власти в Украине просто некогда тратить время на создание информационных волн.

  А как вы обрели статус одного из спикеров фракции Партии регионов?

— Честно говоря, я не особо хотел заниматься публичной работой — это тяжело и "спасибо" никто не скажет. Но так случилось, что после трагедии с Евгением Кушнаревым у нас образовался вакуум в гуманитарной сфере. В идеологическом направлении наша партия недорабатывает. Не хватает специалистов, мыслящих людей. Гуманитарная материя требует тонкого мышления и широких взглядов. У нас же в партии сейчас преобладают промышленники. Это логично — стране нужно решать экономические и социальные проблемы. Ну вот в связи с этим я начал работать в гуманитарном направлении.

  Идеологией партии занимается конкретная группа людей?

— Эти вопросы просто не рассматриваются. У нас есть только эксперт­ный совет, который проверяет инициативы депутатов на предмет соответствия законодательству, потом согласовываем с Кабмином и голосуем в парламенте.

  То есть идеологии или нет, или она формируется ситуативно?

— Думаю, идеология партии будет формироваться на следующем этапе развития страны. Пока самое главное — выход из экономического кризиса.

  Получается, что ваши заявления, которые СМИ интерпретируют как позицию партии, — просто импровизации, которые вы ни с кем не согласовываете?

— Мне за семь лет в парламенте никто никогда не говорил, о чем можно общаться с журналистами, а о чем нельзя. В гуманитарном секторе просто нет другого человека. Я настолько глубоко знаю вопросы, по которым делаю заявления, что меня никому не нужно учить.

  Вы сказали, что нет другого человека. А как же Дмитрий Табачник и Анна Герман?

— С Табачником мы никак не пересекаемся. Если меня что-то не устраивает в его позиции, могу письмо направить и поспорить. А с Анной Герман у меня никогда споров не было. Она на своей должности может высказывать свое мнение, а я — свое.

  У вас не испортились отношения с двумя депутатами-регионалами из Западной Украины, которые не проголосовали за закон о языках?

— Ко мне подходили перед рассмотрением закона депутаты и говорили, что не могут проголосовать, потому что у них в Западной Украине живут семьи. Это вопрос их безопасности и прессинга. Я их понимаю.

Бизнес на умении молчать

Финансовую независимость Вадиму Колесниченко принесла не аграрная карьера, которой он активно занимался в 1980-х, а юридическая. Резко сменить профиль он решил после того как был, по его словам, "призван по партийной линии" в Ялту — там сформировали новый отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС). Оттуда Колесниченко получил направление в Харьковскую юридическую академию и после возвращения в Крым в 1992 году занялся адвокатской деятельностью.

Если точнее, его работа заключалась в сопровождении финансово-бартерных схем. По роду деятельности он имел доступ к очень закрытой информации о сделках между довольно известными и влиятельными людьми. Этот статус сулил немалые деньги, но был сопряжен и с огромным риском для жизни. Как раз в этот момент адвокат Колесниченко оказался заложником ситуации, которая, по его словам, по­влияла на всю последующую жизнь. Адвокатская контора выступала гарантом очередной сделки, но она сорвалась.

"Оказалось, что немалые деньги кое-кто взял, в том числе и под мое имя, — рассказывает депутат, — мне пришлось рассчитываться по этим обязательствам каждый день. Иногда не оставалось денег даже на еду".

Когда же долги были погашены, Колесниченко в бизнесе было уже ничего не страшно. Он смело вошел в ресторанный бизнес, занялся торговлей и параллельно не оставлял адвокатскую практику, представляя интересы своих клиентов в судах и сопровождая крупные сделки. Как юрист Колесниченко в 2003 году помог в регистрации первых ячеек Партии регионов в Крыму и вскоре понял, что политика ему интереснее. Впрочем, он до сих пор много знает практически обо всех богатых крымчанах. Знает, но молчит.

  К вам обращаются клиенты за юридическими консультациями?

— Иногда обращаются. Но в сегодняшнем положении я не могу их обслуживать.

  Речь идет об интересах крупных бизнесменов?

— Да. Я раньше неплохо зарабатывал на сопровождении их сделок. Они заключались на всей территории Крыма. А однажды я даже на пять месяцев отправился в Турцию. За меня поручились, сказали, что я — человек, которому можно доверять. Это было интересное время. Турция активно развивалась, было любопытно за этим наблюдать.

  Сегодня бывшие клиенты уже могут обращаться к вам за помощью как к депутату?

— Здесь очень трудно уловить грань между простым общением и консультацией. Если в общении возникают вопросы насчет того, что на кого-то оказывается незаконное давление, я могу вмешаться. Но сначала я очень внимательно изучу суть вопроса. Ведь если я даю совет, должен нести за него ответственность. А как я могу дать совет и не обеспечить дальнейшее его сопровождение? Это означает подставить человека. Так что чаще всего я стараюсь никаких советов не давать.

  В политику вы также пришли через бывших клиентов?

— Да, на каком-то этапе мне стала интересна работа с региональной политикой в партии. И одновременно пришла усталость от адвокатской работы. Стало понятно, что адвокат уже не является экспертом, который дает консультации. Он просто работает переносчиком денег. Это звучит банально, но мне стало неинтересно быть участником различных финансовых схем. Звеном в переносе денег.

  Можно ли окончательно уйти из бизнеса, в котором главный заработок дает умение молчать?

— Из бизнеса мне было уйти легко. Но умение молчать осталось. Оно сегодня сохраняет мне не только деньги, но и жизнь. Так что я за себя спокоен.

  В 2005 году ваши активы попали под прессинг со стороны новой власти?

— У меня тогда уже не было активов, на которые можно было осуществлять давление. Прессинг был политическим и психологическим. Кроме того, как адвокат я видел, что оказывается давление на суды. Но что касается моего материального положения, на него этот период никак не повлиял.

Агент влияния

Самая неприятная тема для депутата Вадима Колесниченко в истории с законом о языках — обвинения в работе на российские спецслужбы. Слишком очевидна деятельность в интересах северного соседа Украины. Возможно, в Крыму это компроматом не сочтут, но в Киеве любая информация относительно ангажированности депутата — серьезнейший удар по репутации. А информация эта время от времени появляется.

Правда, из уст политических оппонентов. Лидер партии "За Украину" Вячеслав Кириленко заявил о работе Колесниченко на российские спецслужбы в пылу перепалки, которая закончилась дракой в эфире телепрограммы "Шустер Live". Ранее с подобными обвинениями публично выступил один из лидеров партии "Свобода" Игорь Мирошниченко.

Со своими агентами влияния в Украине Москва обычно сотрудничает почти легально — через консулов в пяти регионах нашей страны. В 2009 году СБУ рекомендовала прекратить работу в Украине генконсулу РФ в Одессе Александру Грачеву и советнику посольства России Владимиру Лысенко. Вскоре в прессе появилась информация о том, что эти люди организовали финансирование пророссийских и антиукраинских проектов в Одессе. Сумма разовых платежей доходила до $100 тыс. Среди получателей средств, в частности, была партия "Родина" одесского бизнесмена Игоря Маркова. Вадим Колесниченко в разговоре с "ВД" не отрицает, что активно общается с российскими консулами, работающими в Украине.

  Вы не опасаетесь открыто контактировать с консулами РФ в Украине после скандала с Александром Грачевым и обвинениями в ваш адрес в сотрудничестве с российскими спецслужбами?

— Контакты с консулами — это не преступление. Я со всеми россий­скими консулами активно общаюсь по одной простой причине: я являюсь представителем Всеукраинского координационного совета в Организации российских соотечественников. Здесь все очевидно.

  Россия каким-то образом финансирует работу возглавляемых вами организаций?

— Финансирует, к сожалению, мало и неэффективно. Например, я являюсь руководителем всеукраинского правозащитного движения "Русскоязычная Украина", и мы второй год публикуем отчет о правах русскоязычных граждан в Украине. На этот отчет мы потратили около полутора миллионов гривен. Все деньги пришли от украинских бизнесменов. От России — ни копейки!

  С кем вы контактируете по поводу финансовой помощи из России?

— Мы обращаемся в различные организации за грантами. Но не только к России, но и к США и Евросоюзу. Сейчас мы готовим перевод нашего отчета на английский язык для депутатов Европарламента. Я бы хотел, чтобы каждый депутат понимал суть вопроса. Финансироваться этот проект будет при поддержке ЕС.

  Вы говорите о сложностях в переговорах о финансировании из России. С чем эти сложности связаны?

— Мне трудно сказать. Возможно, они больше внимания уделяют пропаганде российской культуры, финансируют различные меро­приятия. Но я ведь не организовываю досуг. Моя задача — защита русскоязычных граждан Украины. А с недавних пор мы расширили эту работу и теперь защищаем права всех национальных меньшинств. В Украине 27 национально-культурных обществ.

  Является ли целью вашей деятельности максимальная политическая интеграция Украины в российское политическое и культурное пространство?

— Я не отделяю свою деятельность от деятельности Партии регионов. А она действует в рамках своего устава в целях народа Украины. В том числе и в вопросах внешней политики.

  Лично вы поддержали бы создание союза Украины и России с последующим объединением в одно государство?

— Нет. Подумайте, зачем мне обслуживать интересы государства, от которого даже моим организациям никаких дивидендов не поступает — это первое. А второе, я однозначно убежден, что мы находимся в очень сложном геостратегическом положении. Оно и выгодно, и сложно. Ни России, ни Евросоюзу не нужна сильная Украина. Всем выгодно, чтобы она была слабой, распираемой внутренними конфликтами. Интерес Украины — получить максимум эффекта от работы с обеими сторонами, сохранив независимость.

Читатель-музыкант

Еще старшеклассником Вадим Колесниченко проявил немалые способности в зарабатывании денег на различных массовых мероприятиях. На новогодних праздниках он работал Дедом Морозом, организовывая для детей по четыре спектакля в день. И с каждого получал по 10 рублей, что в советские времена было немалой суммой. В студенческие годы наш герой освоил игру на аккордеоне, фортепиано и гитаре и колесил по Украине с неофициальными концертами.

Правда, потом всерьез увлекся спортом — метанием молота. Одно время он даже считался претендентом в сборную Советского Союза на Олимпиаду 1980 года в Москве. Но травма спины поставила крест на этих надеждах. Сегодня главное хобби Колесниченко — книги. О них говорит с особым интересом.

  Какие у вас жанровые предпочтения в литературе?

— Я всегда читал самую разную литературу, еще с детства. Помню, даже под одеялом с фонариком читал. От этого, наверное, и зрение потерял. Сегодня у меня в компьютере закачано около 300 книг. Вынужден работать главным образом с профессиональной юридической литературой. Но еще с удовольствием читаю детективы Бориса Акунина. У него всегда выстраивается очень интересная логическая цепочка в сюжете — читаешь и отдыхаешь. Читать что-то более глубокое не удается. Публичная деятельность забирает много энергии. Хочется просто отдохнуть.

  У вас в жизни был период, когда на Волыни вы говорили только по-украински. Читали в это время на украинском языке?

— Да, и произошла удивительная вещь. То, что я раньше прочитал на украинском языке, на русском уже не воспринимаю. И наоборот, то, что прочитал на русском, не могу уже перечитывать на украинском. Наверное, это как первая любовь.

  Какие книги для вас навсегда будут восприниматься только на украинском языке?

— Это книги Жюля Верна и Рэя Брэдбери.

  Ваш любимый Борис Акунин в России сейчас в оппозиции к Владимиру Путину. Рискованный выбор для пророссийского политика…

— Я на политические взгляды автора книги внимания обычно не обращаю. Хотя творческая интеллигенция, которая занимается политикой, у меня вызывает сожаление. Каждый должен делать свое дело. Мне очень нравилась музыка группы "Океан Эльзы", но после прихода Вакарчука в политику не могу воспринимать его творчество. Люди искусства, занятые политикой, не вызывают доверия.

Перспективы

С кандидатурой Вадима Колесниченко руководство Партии регионов оказалось перед непростым выбором. Взять его в партийный избирательный список — потерять голоса в Западной и Центральной Украине, не взять в список — обидеть одного из самых активных спикеров. Не дожидаясь окончательного решения, Колесниченко уже активно готовится к выборам на мажоритарном округе в Севастополе. Дальнейшие его политические планы весьма амбициозны — возглавить работу по разработке идеологии Партии регионов и потом следить за тем, чтобы ей соответствовали все ее инициативы. По сути речь идет об одной из ключевых ролей в партии.

Если же по каким-то причинам политика в жизни Колесниченко уступит место бизнесу, он наверняка попытается реанимировать свои связи в сфере юридического сопровождения крупных сделок. Благо, умение держать язык за зубами он сохранил.