Государство

Валерий Головко: Осторожный рантье (интервью)

Валерия Головко, бывшего совладельца полтавского рынка "Полимпекс", в парламент привел бизнес-конфликт с мэром Полтавы. Младший брат народного депутат

Валерия Головко, бывшего совладельца полтавского рынка "Полимпекс", в парламент привел бизнес-конфликт с мэром Полтавы. Младший брат народного депутата остался в бизнесе и продолжает защищать семейный актив от перевода в коммунальную собственность. В отличие от него, Валерий Головко не слишком стремится к публичности даже после прохождения в Верховную Раду. В родном городе главного полтавского оппозиционера до сих пор плохо знают в лицо.

День распределения в регламентный комитет Верховной Рады депутат Валерий Головко вспоминает с плохо скрываемым разочарованием. Политик разбирается в финансах и менеджменте, так что видел себя в экономическом или финансовом блоке парламента.

Но места в профильных комитетах достались ставленникам крупнейших ФПГ или более опытным депутатам. Комитет по вопросам регламента, депутатской этики и обеспечения деятельности Верховной Рады не пользуется особой популярностью у народных избранников. К тому же Валерий Головко попал сюда, не имея юридического образования.

Это доставило ему определенные трудности — пришлось изучить стопки справочной литературы, посетить несколько круглых столов и прочих мероприятий, посвященных вопросам парламентского регламента. Но разочарование начало отступать, когда, освоившись, нардеп обратил внимание на самую любопытную сторону работы регламентного комитета — активы, находящиеся на балансе аппарата Верховной Рады.

В беседе с "ВД" он проговорился, что собирается детальнее изучить хозяйственную деятельность парламентских санаториев, расположенных в Крыму. Это обещает ему бурные деньки.

На прошлогодних парламентских выборах Валерий Головко руководил штабом объединенной оппозиции в Полтавской области. С 2010 года он — представитель "Фронта Змин", объединившегося с "Батькивщиной", но начинал политическую карьеру как нашеукраинец. После оранжевой революции стал депутатом областного совета от политсилы Виктора Ющенко.

Когда же "Наша Украина" объявила о слиянии с "Единым центром" Виктора Балоги, Головко вышел из партии. "Я не разделял взглядов господина Балоги", — немногословно объясняет он.

Как раз в то время Арсений Яценюк, еще один выходец из "Нашей Украины" и на тот момент спикер Верховной Рады, создавал собственную партию. Валерий Головко утверждает, что без какого-либо приглашения приехал в офис "Фронта Змин" и написал заявление о вступлении в политсилу. Так бывший бизнесмен стал оппозиционером.

Правда, в отличие от более опытных коллег по оппозиции, он не выступает с популярными тезисами лишения депутатов льгот и привилегий и крайне осторожен в вопросах пересмотра парламент­ской сметы. Между тем, расходы Рады в этом году превысят $100 млн.

Когда регламентный комитет, наконец, разберется с неэффективными расходами аппарата Верховной Рады? Взять хотя бы аренду устаревших гостиничных номеров для депутатов по цене трехкомнатной квартиры на Печерске.

— Сегодня моя основная задача — оптимизировать расходы Верховной Рады. Чтобы они не просто были уменьшены путем отказа от какой-то статьи, но и были при этом качественными.

Пресловутых фактов покупки клубники за 600 гривен у нас, в отличие от Администрации президента, слава Богу, нет. Но примеров неэффективного использования средств тоже, к сожалению, немало.

Как и в случае с предоставлением служебного жилья для народных депутатов. Уровень выделяемых средств и качества жилья — просто несопоставимые вещи. Поэтому я лично выступаю за денежную компенсацию для иногородних депутатов. А дальше народный депутат волен определяться — или на эти деньги снимает квартиру, или добавляет собственные средства и покупает жилье.

Вообще мы сейчас занимаемся анализом всего хозяйства, которое есть на балансе аппарата парламента. От излишеств нужно отказываться, но те минимально необходимые вещи, которые реально нужны для обеспечения нормальной работы депутата, мы должны финансировать.

Какие еще направления оптимизации расходов парламента вы обнаружили, помимо гостиниц?

— К сожалению, сегодня мы вынуждены лишь сбалансировать смету, поскольку бюджет нынешнего года был принят еще в 2012 году, прошлым созывом депутатов, а смету на следующий год только будем рассматривать и утверждать.

Есть определенная сумма, заложенная в бюджете, в пределах которой мы можем перераспределять средства. Сегодня, например, существует серьезная проблема: комитеты ВР выселяют из здания ЦИК. Заканчивается договор аренды.

У нас есть здание в центре города, где когда-то размещался Нацбанк, необходимо выделить деньги на реконструкцию этого здания и разместить комитеты, но денег на это в смете не предусмотрено. Вообще в смете парламента капитальных расходов нет.

При этом в день на содержание президента мы тратим почти два миллиона гривен. А содержание всех госструктур обходится стране в 13 млрд грн.

Почему бы вам как члену регламентного комитета не организовать следственную комиссию относительно финансово-хозяйственной деятельности аппарата Рады и не провести масштабный анализ того, куда на самом деле идут деньги и насколько эффективно тратятся?

— Для того чтобы организовать следственную комиссию, нужно выяснить, есть нарушение или нет. Мне хватает профессионализма, образования и жизненного опыта, чтобы в этой ситуации разобраться. Более того, я не принимаю единоличных решений, в том числе и в возглавляемом мной подкомитете.

В нем шестеро депутатов из различных фракций, мы рассматриваем смету достаточно серьезно по каждой статье расходов. И пока что оснований, чтобы создавать серьезный орган — временную следственную комиссию, у нас нет. Более того, в прошлом году в смете Верховной Рады большинство статей, связанных с деятельностью депутатов, были приостановлены в связи с отсутствием средств. Средств катастрофически не хватает. Хотя есть, конечно, статьи расходов, с которыми я не согласен, это в том числе проживание в гос­тинице.

На сайте Госдумы России публикуют не только предварительную смету, но и детальный отчет о том, куда были израсходованы средства по итогам года. Почему оппозиционные депутаты регламентного комитета не поднимут вопрос о том, чтобы аналогичные документы обнародовались Верховной Радой?

— На сайте Верховной Рады смета, которая принимается, разложена по статьям расходов, по каждой программе. Смета, по которой мы уже приняли отчет (17 апреля с. г. регламентный комитет одобрил отчет по смете 2012 г. в закрытом режиме – прим. "ВД"), также есть на сайте Верховной Рады.

Полтавское сражение

Бизнес Валерий Головко начинал вместе с братом Владимиром. Как и многие предприниматели в 1990-х гг., они зарабатывали на перепродаже разнообразных товаров. Совместно с немецкими партнерами братья наладили импортные поставки продовольствия, промышленной продукции, автотранспорта. В настоящее время два ключевых актива семьи Головко — полтавский ЦУМ и центральный рынок "Полимпекс". Последние несколько лет им приходится отстаивать право собственности на рынок в противостоянии с городской властью.

В этой истории уже были все элементы классических корпоративных конфликтов: приезд представителей неизвестной охранной фирмы, спиленные замки, попытки демонтажа контейнеров с товаром, штурм и драки с предпринимателями, акции протеста под стенами мэрии. В конце концов, дело дошло даже до комиссии по противодействию рейдерству под руководством Андрея Клюева.

Дело в том, что полтавская мэрия во главе с Александром Мамаем объявила коммунализацию всех местных рынков. Владельцам предложили передать рынки в управление коммунального предприятия "Полтава-Сервис", чтобы повысить наполняемость городского бюджета.

Собственники "Полимпекса" с очевидно невыгодным для них предложением не согласились. В ответ полтавская мэрия разорвала договор аренды земли под рынком с компанией, принадлежавшей братьям Головко. Предпринимателей, торгующих на "Полимпексе", активно убеждали перезаключать договоры уже не с администрацией рынка, а с КП "Полтава-Сервис". Коммунальное предприятие даже успело переименовать рынок "Полимпекс" на "Вещевой".

Правда, когда шумиха докатилась до Киева, штурмы прекратились и противостояние переместилось в суды.

Последние несколько лет полтавская мэрия занялась переводом рынков в коммунальную собственность, в частности, под этот "обстрел" попал центральный вещевой рынок, к которому вы имели отношение и которым руководит ваш брат…

— Я вижу это так: это был рейдерский захват.

В этом деле поставлена точка?

— Еще нет. Дела, касающиеся центрального вещевого рынка, рассматриваются в судах разных инстанций. Это и административный, и хозяйственный суды. Хотя Высший административный суд вынес вердикт, что мы сегодня имеем право (я о себе говорю как о бывшем совладельце вещевого рынка) заниматься хозяйственной деятельностью на этом рынке. Но в хозяйственном суде дело еще рассматривается и до вынесения им окончательного решения точка не поставлена.

Некоторые владельцы других рынков пошли на компромисс с городской властью. Почему вы все-таки решили воевать?

— Мы стояли у истоков развития рыночной торговли в Полтаве, да и вообще в области. Мы 10 лет занимались переселением людей, которые жили на территории сегодняшнего вещевого рынка, улучшали им жилищные условия, предоставляли компенсации и квартиры, после чего эти территории переходили нам. За это время мы отселили более 50 семей, которые нам сегодня только благодарны, потому что они жили в ужасных условиях. У них не было воды, тепла, элементарных удобств.

И вот после того, как мы создали практически с нуля инфраструктуру, обустроили рынок и обеспечили его нормальную работу, нам предложили в один момент отказаться от него.

Главный аргумент мэрии в том, что коммунальные рынки приносили бы средства в городской бюджет.

— Если бы городская власть Полтавы на ровном месте создавала рынок, я был бы только за. А прийти на готовое и поделить — это неправильный принцип. Это принцип действующей сегодня в Украине власти. Проще говоря, обыкновенное рейдерство: пришел, увидел, поделил.

Мэр Полтавы Александр Мамай говорил, что все началось из-за несогласия собственников рынка заплатить 400 тыс. грн. Наверняка вы потратили на это противостояние не меньше. Может быть, правильнее было бы заплатить?

— Дело не в деньгах, а в принципе. Сейчас это дело находится в суде, и пусть суд поставит в нем точку.

Какие у вас лично отношения с Мамаем?

— Рабочие. В формате "оппозиция–власть". Я вообще человек корректный, но принципиальный. Если дело касается проблем города или области, наших жителей, я могу войти в конфликт с губернатором, с мэром. Все остальное — личное.

Как вы поступили со своими активами, перейдя в политику?

— Я сторонник разделения бизнеса и политики. Поэтому переписывать на сына, жену ничего не стал. Просто продал активы партнерам по бизнесу. Я показал отчет в своей декларации о доходах. 2012-й стал годом распродажи моих активов. Все было сделано заблаговременно. Кстати, в прошлом году было 20 лет, как я начал заниматься бизнесом.

Отпраздновал эту дату и спустя три месяца продал последние акции своего предприятия. Если идешь в политику, то должен заниматься политикой, а не бизнесом. Так принято в цивилизованном мире. У нас, к сожалению, политика зачастую превращается в способ наращивания капиталов.

А зачем продавать, если законодательно депутатам не запрещено владеть акциями?

— Есть существенный нюанс: я шел в народные депутаты от оппозиции и понимал, что на меня будет оказываться давление, если у меня останется бизнес. Поэтому решение о продаже активов, в том числе, вызвано и тем, чтобы исключить сегодня любую возможность влияния со стороны власти: чтобы я потом не прятался и не рассказывал басни о том, почему меня не было на каких-то принципиальных голосованиях по серьезным законопроектам.

Я не подставляю своих партнеров по бизнесу, не рассказываю политическому руководству и избирателям, что я не был на голосовании, потому что заболел или был в командировке. Я честно присутствую в Верховной Раде, посещаю все заседания комитета, инициирую заседания своего подкомитета. В какой бы отрасли я ни работал, привык выкладываться на 100%. Это жизненный принцип.

Тамада или гонщик?

Страшный сон любого политического лидера — невысокий рейтинг, особенно если речь идет о родном регионе. Валерию Головко с недавних пор приходится объяснять, почему одного из ключевых полтавских оппозиционеров местные жители не знают в лицо.

Этот конфуз стал достоянием общественности, когда журналисты газеты "Полтавщина" решили провести очередной опрос горожан. Полтавчанам демонстрировали фото здешних чиновников и оппозиционных лидеров. Из более чем 20 опрошенных имя Валерия Головко смогли вспомнить лишь пятеро. Но указать его партийную принадлежность даже им оказалось не под силу.

Чаще всего народного депутата, на фото державшего микрофон, полтавчане называли тамадой, футбольным тренером и гонщиком.

Почему в Полтаве главу местного штаба объединенной оппозиции простые люди не знают?

— Вы верите в эти опросы?

Поскольку в них фигурировали представители различных политических сил, нет оснований считать их заказными.

— В сравнении с главой облгосадминистрации, которого вообще никто не знает, меня знает определенная часть людей. Я считаю, что это очень хорошо. Я вообще мало верю социологическим исследованиям, которые сегодня проводятся. Вывод я сделал после парламентской кампании прошлого года. Потому что на выборах во время кампании нам показывали один результат, а мы получили в два раза больше.

Своим личным рейтингом в Полтаве и области вы интересовались?

— Когда-то я заказывал социологическое исследование. Это было еще в период проведения местной кампании. У меня узнаваемость была на уровне 20%, доверие избирателей — на уровне 7%. Это те цифры, которые я помню. В ходе парламентских выборов мне доводилось выступать перед избирателями, а на площади в том момент было больше 8 тысяч людей, и по их аплодисментам я могу полагать, что меня все-таки знают.

Какие ваши шаги как политика, на ваш взгляд, наиболее известны в родном регионе?

— Помните акцию в формате "Фронта Змин" "Украина против Януковича"? Я объездил все районы, проводил эту кампанию в каждом селе Полтавской области. По два раза в неделю был в районном центре, после чего посещал еще и села. Оказывается, меня не знают? Ну, ничего страшного. Это будет импульсом для меня, чтобы работать еще лучше. Чтобы все-таки меня узнавали и доверяли.

Вы не рискнули идти по мажоритарке из-за низкого рей­тинга?

— Никакого риска не было, просто у нас были свои договоренности с другими оппозиционными политическими силами, с партией "УДАР" и ВО "Свобода".

А если бы сейчас власть всерьез подняла вопрос о проведении перевыборов исключительно на мажоритарной основе, какой позиции вы придерживались бы?

— Ничего страшного в мажоритарном округе нет. Нужно говорить правду и делать то, что говоришь. А так как я пришел из мира бизнеса, то понимаю, что и как нужно делать в политике, чтобы получить наибольшее качество — доверие избирателя. Ведь результат на выборах напрямую зависит от того, доверяют тебе люди или не доверяют. Ты можешь быть модным, красивым, креативным, но если нет доверия людей, основанного на твоих поступках, делах, ты не победишь.

Недостаток движения

В Полтаве Валерия Головко дожидается аматорская футбольная команда, состоящая из друзей. До переезда нашего собеседника в столицу они старались играть в футбол трижды в неделю. Спорт — главное хобби народного депутата. Помимо футбола, он любит играть в хоккей. Правда, после избрания в парламент вместо партнеров по игре у него появился спортивный тренажер.

Вы уже успели познакомиться с досугом, популярным среди столичных политиков? Это, например, различные закрытые клубы…

— Не посещаю. Здесь, в Киеве, мне не хватает движения, футбола, в который я регулярно играл в Полтаве. Поэтому по вечерам я бегаю час-полтора в Мариинском парке. У меня в номере стоит тренажер — отжимаюсь, подтягиваюсь, пресс качаю.

Федерацию хоккея в Полтавской области продолжаете финансировать?

— Пока я был в Полтаве, финансировал детские соревнования, содержал детские команды, но в связи с переездом в Киев придется передать эстафету в надежные руки. Хорошо, что там есть человек, который этим всем будет заниматься после меня.

Учитывая, что парламент часто блокируется и простаивает, а из бизнеса вы ушли, времени на путешествия стало больше?

— Это больная тема моей жены. Она часто спрашивает: "Когда мы начнем жить как люди? В отпуск ездить. У тебя вечно какие-то проблемы. То одни выборы, то другие, то ты где-то в акциях участвуешь". Бывает, я отдыхаю две недели в год, а бывает, и вообще без отпуска. Ощущаю большой дефицит общения с друзьями. Когда у меня появляется возможность, мы ездим на природу — на озера, речку, дачу. Свободно путешест­вовать за пределами Украины у меня сегодня нет возможности. Такова судьба оппозиционера — мы все время в строю. Если позвали — мы должны быть на месте.

Многие быстро разочаровываются, когда понимают, что их участие в принятии политических решений ограничивается sms с указаниями, куда нужно приехать…

— Если человек шел с какой-то первоначальной, выгодной для себя, целью в Верховную Раду, а с этим не сложилось, то действительно его ждет разочарование. А я пришел в парламент работать, бороться, проводить акции, поднимать людей, чтобы изменить жизнь в стране.

Перспективы

Несмотря на солидный опыт политической работы — почти десять лет — Валерий Головко так и не стал по-настоящему публичным политиком. Он не любит выступать с трибуны и сторонится прессы. Рискнем предположить, что по итогам парламентской каденции политик не попадет в список наиболее активных оппозиционных лидеров. Тем более что и риторика народного депутата по ряду вопросов не слишком оппозиционная.

Что касается бизнеса, то к его управлению до окончания парламентской каденции обладатель депутатского значка вернуться не может. Но это не значит, что он не будет стремиться способствовать судьбе активов, в которые много лет вкладывал средства и силы.