Государство

Валерий Мазур: Приватизация наших предприятий российским бизнесом — это отнюдь не самый худший вариант. Опасаться нужно не россиян, а того, что их не допустят к тендеру

Член-корреспондент НАН Украины по специальности "металлургия" объясняет, почему покупка украинских активов российскими корпорациями далеко н

Член-корреспондент НАН Украины по специальности "металлургия" объясняет, почему покупка украинских активов российскими корпорациями далеко не самый худший вариант, который может ожидать нашу промышленность.

Насколько целесообразна продажа остающихся в собственности государства крупных промышленных активов?

— Целесообразно продать только "Сумыхимпром". Де-факто государство уже не контролирует это предприятие. Но цена должна соответствовать реальной стоимости актива. Все идет к тому, что его отдадут за бесценок.

А это крупнейший в Украине завод по производству химических удобрений, конкурентов по производственным мощностям в СНГ у него практически нет. Целесообразна также продажа аммиакопровода Тольятти — Одесса. В собственности государства не осталось предприятий, использующих российский аммиак. 

Сейчас все заводы, использующие его, принадлежат группе Фирташа. Для чего государству вкладывать средства в поддержание ненужной инфраструктуры, вокруг которой регулярно возникают коррупционные скандалы? Логично было бы продать аммиакопровод российской стороне, которая заинтересована в его функционировании.

Относительно "Турбоатома" и производственных мощностей "Одесского припортового завода" — я не вижу смысла в продаже этих активов. Эти предприятия приносят неплохой доход. Сомневаюсь, что их продажа оправдана с точки зрения экономики. Тем более что предыдущий опыт приватизации показывает, что промышленные активы продаются гораздо ниже их реальной стоимости.

К примеру, "Крымский титан" — это 2% мирового производства двуокиси титана. Его отдали за $80 тыс. Та же ситуация с Запорожским титаномагниевым комбинатом. Его реальная стоимость около $1 млрд, намного выше, чем цена продажи. Точно так же нельзя приватизировать Иршанский и Вольногорский горнообогатительные комби­наты.

Вольногорский ГОК — единственное предприятие в Европе, которое дает циркониевую руду, востребованную атомной промышленностью. После того как закончится аренда, их нужно вернуть государству. Эти предприятия приносят $350 млн чистой прибыли в год. А стоит каждый из этих комбинатов — в пределах $3-5 млрд. Почему мы должны отказываться от них?

Насколько адекватно, на ваш взгляд, оценивают активы, готовящиеся к приватизации?

— Это интересный вопрос. Фонд госимущества, как и положено по тендерному законодательству, выбирает оценщика, предлагающего самые низкие расценки за свои услуги. Но возникает вопрос, можно ли доверить оценку крупнейших активов оценщику, предлагающему самые дешевые услуги на рынке? К примеру, Запорожский титаномагниевый комбинат, "Крымский титан"

оценивало некое частное предприятие "Бюро Маркуса". Согласно Единому государственному реестру юридических лиц, уставный капитал этого предприятия — 10 грн. Можно ли такую компанию допускать к оценке активов стоимостью в миллиарды долларов?

Чем оно будет отвечать в случае ошибки? Такие предприятия должны оценивать фирмы с мировым именем и безукоризненной репутацией. Их услуги, естественно, будут стоить гораздо дороже, но мы будем иметь гарантии объективной и независимой оценки.

Может ли продажа оставшихся в государственной собственности предприятий быть частью договоренностей с Россией о выдаче кредита?

— Возможно, так оно и есть, но дело не в этом. Проблема не в том, кто купит актив — россияне или нет, а в прозрачности процедуры. Приватизация в том виде, как она происходит сейчас — это преступление перед нацией. Не нужно удивляться, что потом возникают "Майданы". Нельзя национальное богатство отдавать за бесценок.

Должен быть объявлен честный тендер. Если его выиграют россияне — нет проблем.

В свое время российский бизнес за Запорожский титаномагниевый комбинат был готов заплатить реальную цену и вложиться в модернизацию предприятия. Россиянам этот актив был жизненно нужен. Но его отдали группе Фирташа за значительно более низкую цену и туманные обещания модернизации…

Не противоречит ли возможная приватизация ключевых промышленных предприятий российскими финансово-промышленными группами стратегическим интересам страны?

— Приватизация наших предприятий российским бизнесом — это отнюдь не самый худший вариант. Возьмем, к примеру, Одесский припортовый завод. Это самый лучший, самый современный химический завод в Украине. Если это предприятие купит "Газ­пром", он сможет поставлять дешевый газ. Возрастут объемы продукции, государство получит налоги и новые рабочие места.

То же самое, если ОПЗ купят арабы (они тоже проявляют к этому активу интерес) — они смогут доставлять дешевый сжиженный газ для предприятия. Опасаться нужно не россиян, а того, что их не допустят к тендеру. Что, как и в прошлые разы, Фонд госимущества выдвинет для участия в тендере заведомо невыполнимое для "чужих" условие.

Например, наличие действующих контрактов по поставке сырья (как это было сделано с Запорожским титаномагниевым и "Крымским титаном"). В этом случае предприятия в очередной раз уйдут за бесценок структурам Фирташа.

Читайте также: Восточные гости. Намерены ли украинские олигархи отразить вторжение с Востока в ходе приватизации-2014?

Ольга Кошарная:Если приватизация «Турбоатома» состоится, конечным бенефициаром в любом случае станет "Росатом". Не так важно, кому конкретно продадут завод