Государство

Вашингтон добился передышки для Порошенко

Именно решительная позиция Вашингтона заставила наиболее горячие головы в Москве отказаться от планов срыва выборов в Украине

Едва ли не впервые в европейской практике еще до официального вступления в должность избранный Президент на равных встречался с главами государств и правительств ЕС, США и России. На нарушение установленного порядка Запад толкнули исключительные обстоятельства острого украинского кризиса. Торжества по случаю первых частичных демократических выборов по эту сторону железного занавеса в Варшаве были запланированы давно, как и празднование 70-летия высадки союзных войск в Нормандии. Иной возможности собрать всех западных лидеров, включая американского президента Барака Обаму, чтобы с ними встретился новый украинский лидер, в ближайшем будущем не предвидится. При этом Западу, особенно Белому дому, подвергаемому все более острой критике за вялую позицию в отношении агрессии России, крайне важно было поскорее продемонстрировать серьезные действия. Поскольку на углубление ссоры с Москвой и введение против нее третьего пакета экономических санкций (затрагивающих целые сектора экономики) никто идти не хочет, важно было хотя бы продемонстрировать осязаемую поддержку Киева.

Именно решительная позиция Вашингтона заставила наиболее горячие головы в Москве отказаться от планов срыва выборов в Украине. Этот же фактор немало способствует и тому, что Кремль радикально поменял риторику относительно

Сегодня хозяин Кремля вынужден равняться не на Гитлера, а на Сталина, который почти до самого конца жизни предпочитал на международной арене брать только то, что плохо лежит, сосредотачиваясь на укреплении режима внутри страны

легитимности украинской власти: Виктор Янукович окончательно списан в утиль, а в Киев возвращается посол РФ Михаил Зурабов, отозванный еще в конце февраля. Угроза прямого вторжения российских войск как минимум сведена до самого низкого за все время кризиса уровня. Так что Барак Обама в целом заслужил свое рукопожатие, которое он сможет демонстрировать как прекращение череды болезненных дипломатических поражений от России.

Другое дело, что продолжительная и дружеская беседа с американским лидером (о чем все четыре года своего президентства Янукович мог только мечтать) сделала для Порошенко неизбежным другое рукопожатие, вызвавшее скрежет зубов у многих ура-патриотов в Украине: во время встречи с Владимиром Путиным. И хотя украинский Президент сделал все возможное, чтобы мимикой выразить отсутствие восторга от общения с хозяином Кремля, фактом остается то, что вопреки чаяниям наиболее воинственных сограждан Порошенко будет вести дело к тому, чтобы постепенно договариваться с Россией.

Для Путина фактическое признание легитимности изменений, произошедших в Украине после победы Майдана, дается еще сложнее. В отличие от украинского коллеги он знает, что может одержать довольно быструю военную победу. За последние три месяца украинские власти смогли только существенно увеличить цену такой победы для России, но не сумели вместе с Западом сделать ничего, что не позволяло бы министру обороны РФ Сергею Шойгу уверенно докладывать в Кремле, что в течение 48 часов после оглашения соответствующего приказа части российского спецназа смогут взять под контроль правительственный квартал на Печерске. На этом фоне готовность Путина к примирению с Украиной вызывает критику не только со стороны таких маргиналов, как идеолог евразийства Александр Дугин. Вопреки чаяниям тех, кто верил, что Путин реально возьмет пример с Гитлера и ввяжется в борьбу "за жизненное пространство", хозяин Кремля предпочитает равняться на гораздо более прагматичного Сталина, который почти до самого конца жизни (когда он начал всерьез готовиться к Третьей мировой) предпочитал на международной арене брать только то, что плохо лежит, сосредотачиваясь на укреплении режима внутри страны.

Близкие к Кремлю, но известные относительно либеральными взглядами эксперты и обозреватели уже очертили параметры будущей сделки, которую Москва может предложить Западу и Киеву: "Крым в обмен на Украину". Это означает, что украинские власти под нажимом из Вашингтона, Берлина и Парижа фактически терпят аннексию полуострова (формально, конечно, и Украина, и Запад и далее будут требовать восстановления статус-кво) при условии, что Россия прекратит мешать попыткам навести порядок в Донбассе. При этом, конечно, в Кремле хотели бы, чтобы Порошенко вступил в диалог с некими политическими силами, представляющими русскоязычные регионы, но не будут настаивать на том, чтоб это были нынешние сепаратисты. Спарринг-партнером для власти вполне может стать некая новая политическая сила, формируемая из либерального крыла Партии регионов и представителей местных элит. При таком варианте Пушилина и Губарева в лучшем случае ждет судьба Януковича и Пшонки. Примечательно, что контуры такого сценария вновь избранный Президент очертил в своей инаугурационной речи.

Отдельно пойдут гарантии внеблокового статуса Украины и недопущения использования ее территории Западом для системной антироссийской деятельности - хотя, как показывает финский опыт, это отнюдь не исключает углубленного сотрудничества с НАТО. Взамен украинским экспортерам не станут чинить искусственных барьеров для доступа на рынок Таможенного союза, а нынешняя линия на избежание новой газовой войны будет продолжена.

Такие параметры компромисса целиком устраивают Запад, который более заинтересован в создании витрины демократии и рыночных реформ на постсоветском пространстве, чем в возврате Украине Крыма. Можно даже ожидать, что некоторое время спустя мы получим ясную перспективу членства в ЕС - впервые в истории отношений Киева с Брюсселем.

С известными оговорками подобный вариант примут и стремящиеся к миру любой ценой избиратели юго-востока и центра Украины, за счет которых Порошенко сможет компенсировать потери среди радикальных патриотов на западе и в столице. В любом случае для Киева сейчас главное - выиграть время. Санкции и объективные факторы все более ослабляют российскую экономику. Боеспособность украинской армии медленно, но уверенно возрастает. О силовом освобождении Крыма речь, конечно, вести будет невозможно, но дать чуть больше аргументов российским генералам против шапкозакидательских настроений мы сможем. Все это означает, что шансы Украины быть оставленной в покое и сосредоточиться на внутреннем развитии возрастают.