Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Василий Дзед: Конотопский колдун

Пятница, 2 Ноября 2012, 13:00
Конотопский бизнесмен Василий Дзед почти волшебным образом умудрился выиграть выборы мэра, до этого момента и дня не занимаясь политикой. Впрочем, отс

Конотопский бизнесмен Василий Дзед почти волшебным образом умудрился выиграть выборы мэра, до этого момента и дня не занимаясь политикой. Впрочем, отсутствие политического опыта он с лихвой компенсирует предпринимательской хваткой. Быстро сообразив, что в политике действуют те же законы, что и в бизнесе, новоизбранный городской голова оперативно поменял партийный билет Украинской социал-демократической партии на "корочку" от Партии регионов. Столь спешную смену политического лагеря предательством он не считает

Из окон мэрии городка Конотоп в Сумской области открывается вид на огромный котлован, со всех сторон обнесенный двухметровым зеленым забором. В 2012 году на его месте должен был вырасти торгово-развлекательный центр "Айсберг" с ледовым катком, однако строительство заморожено. Этот объект в самом центре города — головная боль мэра Конотопа Василия Дзеда.

Еще совсем недавно, по информации местных СМИ, на вывеске, которая прибита к забору, было написано, что генподрядчик строительства — компания ООО "Северо-Восточный строительный альянс". Пикантность ситуации в том, что данная фирма принадлежит семье мэра, а сам он — строитель с 20-летним стажем. Возможно, именно поэтому перед самым приездом корреспондентов "ВД" ту часть вывески, где было записано название генподрядчика, кто-то благополучно срезал.

Приход на должность городского головы стал для нашего героя шагом в неизвестность. Однако в какую сторону нужно смотреть, Василий Дзед понял сразу. Обвинив партию, которая привела его к победе, в отсутствии интереса к собственной персоне, Дзед тотчас же переметнулся из рядов оппозиционной УСДП в ряды Партии регионов. И не прогадал. Ощутив поддержку губернатора, мэр Конотопа сразу же взялся за дисциплину в местном горсовете.

Да так, что ранее разрозненные политическими распрями депутаты теперь голосуют синхронно. При этом, как только спорный вопрос начинает будоражить сессионный зал, городской голова снимает его с рассмотрения и ждет, пока с несговорчивыми депутатами проведут соответствующую работу его заместители.

  В тот момент, когда вы решили идти на выборы, бизнесом заниматься уже было не интересно?

— Мой бизнес нельзя назвать крупным. Я очень много работал в строительстве и просто почувствовал, что можно занять эту должность, немного поменять атмосферу в городе. Мой предшественник очень хозяйственный, при нем город тоже был упорядочен, но я хотел изменить саму атмосферу в Конотопе, чтобы не только от городского головы все зависело.

Тогда мне казалось, что все в городе решает городской голова, а когда я шел на выборы, то всем говорил, что на самом деле мэр ничего не решает, и сам ничего сделать не может. Только вместе с людьми, с жителями города можно что-то решить, вместе с депутатами, когда все захотят изменений. Много людей говорили, что меня никто не знает и за меня не проголосуют, так как у моего предшественника, который уже отработал два срока, все процессы налажены. Я отвечал: "Не верьте".

  Несмотря на то что при предыдущем мэре у вас складывалось впечатление, что все в городе зависит от него, конотопчане, с которыми мы пообщались, о вас говорят то же самое. Дескать, вы как мэр очень властный и все держите в кулаке. Считаете жесткий менеджмент наиболее эффективным?

— Нет. У меня есть заместитель, который занимается многими вопросами. Ранее не было такого демократического управления, как сейчас. Сегодня все городские программы, вопросы касательно их финансирования мы решаем вместе с депутатским корпусом. И депутаты в этом очень помогают, у многих из них достаточно для этого опыта: уже не первый и не второй созыв работают.

  Нередко мэрам городов сложно управлять горсоветами, а у вас почти идиллия — позиция депутатов при голосовании совпадает с вашей. В чем секрет?

— В том, что перед сессией проводятся общие сборы депутатов, также работают постоянные комиссии. Я прошу депутатов не брать в расчет то, к какой партии они принадлежат, и не выносить на сессию политические вопросы. Мы же для людей работаем, служим им. Сегодня, думаю, люди уже устали от политических действий, поэтому мы стараемся принимать решения, которые будут последовательно выполняться, а не просто оставаться на бумаге.

  Мэром Конотопа вы стали, будучи членом оппозиционной Украинской социал-демократической партии. Почему практически сразу же после выборов вы решили предать партию, под флагами которой заполучили кресло городского головы, и взять партийный билет Партии регионов?

— В УСДП я был всего два месяца до выборов. Как партия эта политическая сила не функционировала. Понимаете, не было рабочего органа, который мог бы реализовать какие-то программы. Этих программ я не видел. Почему я перешел в Партию регионов? Потому что если вы пообщаетесь с нашим губернатором, вам захочется быть с ним рядом (глава Сумской обладминистрации Юрий Чмырь возглавляет областное отделение Партии регионов — прим. "ВД"). Я это откровенно говорю, не потому, что мы с ним в одной партии, а потому что если бы таких людей было больше, мы могли бы многое сделать.

  Но вы ведь сами сказали, что политики в горсовете должно быть минимум. И уж если партийный билет УСДП вам нужен был исключительно для того, чтобы баллотироваться на пост городского головы, то какая разница, в какой партии быть?

— В принципе, да, но кроме того, что есть городская жизнь, есть еще и партийная. Детальнее программы обсуждаются все-таки на партийных конференциях, на партийных сборах, на политбюро, а потом они уже внедряются в жизнь. Потому считаю, что должен быть ближе к партии, которая дает сегодня результат.

  Предложение перейти в ПР было из разряда таких, от которых отказываться не принято?

— Да, меня туда пригласили, но никто не заставлял. Мы пообщались с депутатами, и они сказали, что хотели бы видеть меня в своих рядах.

  Были ли решения на уровне городского головы, о которых вы уже жалеете?

— Я не готов сегодня ответить на этот вопрос, потому что, слава Богу, пока не было таких ситуаций. Может, даже не решений, а последствий решений, с которыми надо было бы разбираться. Ведь решения принимаются либо на исполкоме, либо сессией. Мои распоряжения также обсуждаются, принимаются сознательно, в рамках профессионализма — как депутатского корпуса, так и моих заместителей.

  Вам больше по душе, когда решения принимаются коллективно?

— Понимаете, есть распределение обязанностей. В бизнесе все решения принимаешь сам. Да, можно прислушаться к чьему-то мнению, но оно не мешает выработать собственное решение. Тут же (в мэрии — прим. "ВД") есть мнения, с которыми нужно считаться. Даже если они тебе не нравятся, их нужно выслушать, проанализировать, и в чем-то даже поступиться своими соображениями, чтобы в целом принять правильное решение.

Бизнес на благотворительности

Когда российский бизнесмен родом из Конотопа Евгений Сур предложил своему старому другу Василию Дзеду возглавить благотворительный фонд "Свитанок", он и представить себе не мог, что уже через несколько лет их совместная благотворительная деятельность поможет г-ну Дзеду занять кресло городского головы Конотопа.

Заполучить столь лакомую должность нашему герою помогла смекалка. Придя в "Свитанок", Дзед тотчас же начал думать, как на столь необычном благотворительном деле можно заработать. Ответ на этот вопрос будущий мэр Конотопа нашел довольно быстро. Дело в том, что до этого наш герой два десятка лет проработал в строительстве, а потому ничего лучшего, кроме как оформить строительную лицензию на "Свитанок", он не придумал.

Расчет был верен: благотворительная организация давала деньги на строительство и тут же через различные схемы эти деньги, по сути, забирала назад. При этом возведение школ, церквей и общежитий, которыми занимался наш герой, гарантировало ему всеобщую любовь жителей Конотопа.

Сейчас Василий Дзед утверждает, что бизнесом не занимается вовсе, а компанию "Северо-Восточный строительный альянс" передал супруге. По его словам, работа предприятия полностью заморожена, что, впрочем, не мешает местной прессе утверждать обратное. В частных беседах конотопские журналисты говорят, что большинство тендеров на строительство городских объектов по-прежнему выигрывает "Северо-Восточный строительный альянс" или связанные с ним структуры. Сам городской голова такие обвинения в свой адрес отрицает, добавляя лишь, что компания, где теперь работает лишь один человек — его супруга — никаким строительством априори заниматься не может.

  В чем заключается самая большая сложность ведения строительного бизнеса в Украине?

— Я не могу сказать, что существует некая проблема ведения строительного бизнеса, скажем, в Киеве, где есть и человеческие, и материальные ресурсы. В Конотопе же все по-другому. Здесь мало денег, некому работать. Себестоимость жилого дома и в Конотопе, и в Киеве будет приблизительно одинаковой. Но разница в цене конечного бизнес-продукта будет колоссальной. Поэтому сегодня в маленьких городах не занимаются строительным бизнесом. Основная масса людей хочет жить в городах, где есть возможность работать, где большое количество заводов, фабрик, заведений. Строительный бизнес развивается в городах-миллионниках.

  И все же ни один здравомыслящий бизнесмен не будет заниматься делом, которое не приносит прибыли. Кто был вашим основным заказчиком?

— Сначала мы построили одну школу, потом вторую. Позже нашим заказчиком стала церковь, и мы строили храм.

  То есть основные заказчики все же были здесь, в Конотопе?

— Да, но мы и в Броварах строили общежитие. Были еще заказы на строительство общежития, но проект не запустили. Крупные заказчики к нам никогда не обращались, потому что в таких небольших городах во время строительства всегда возникает проблема финансирования. У тех, кто планирует масштабные застройки, как правило, есть свои строительные фирмы. Их открывают для того, чтобы себестоимость уже готового объекта была ниже. То есть создали строительную фирму и строят сами для себя.

  Когда вы стали мэром, искать заказчика стало легче, не так ли?

— Я строительством давно не занимаюсь. И жена, на которую я переписал компанию, тоже этим не занимается.

  А как же школа №7, где все еще идет строительство, ведь этим проектом занималась именно ваша компания?

— Этот проект находится в процессе. Раньше в нем действительно была задействована моя компания. Сегодня — уже нет. Фирма не работает с сентября 2010 года.

  В чем логика отказываться от проекта, на котором можно заработать?

— Кто будет строить, решала фирма-заказчик. А поскольку тут (в мэрии — прим. "ВД") было много новых вопросов, которые я просто не успевал изучить, я постепенно начал отходить от строительст­ва. Поэтому сначала школу строила моя компания, а потом этим занялся другой подрядчик.

  Несмотря на то что ваша строительная компания якобы сейчас не работает, местные журналисты отмечают, что большинство тендеров по строительству в городе выигрывает именно ваша фирма. Дыма без огня не бывает, не так ли?

— Это чистой воды слухи. Просто в компаниях, выигравших тендеры, есть мои бывшие сотрудники. Эти фирмы абсолютно никакого отношения ко мне не имеют. Разве что там работает несколько человек, которые раньше были в моей команде. А кому-то кажется, что это уже — моя вотчина!

Щедрая душа

Как бы парадоксально это ни звучало, но тема, обсуждение которой Василию Дзеду явно не по душе, касается как раз таки дел духовных. В конце прошлого года размеренную жизнь Конотопа взорвала новость: городской голова всеми правдами и неправдами "протянул" через сессию вопрос о бесплатной передаче Украинской православной церкви здания бывшей молочной кухни. Масла в огонь подлила местная ячейка партии "Свобода".

Там заявили, что мэр, перейдя в Партию регионов, действует в интересах УПЦ Московского патриархата, а тот, дескать, в Конотопе и так уже имеет пять храмов. Зачем УПЦ МП еще один храм, так и осталось загадкой, зато обвинения в том, что в этой сделке, возможно, есть личная выгода Василия Дзеда, для него самого прозвучали, словно гром среди ясного неба. И не удивительно, ведь решение по молочной кухне было первым, за которое мэру после своего избрания пришлось оправдываться.

  Кому принадлежала идея передачи немалого по метражу здания молочной кухни в собственность Украинской православной церкви?

— У каждого человека свое мнение. Те, кто пишут об этой истории, смотрят на ситуацию со своей колокольни. Что касается сути вопроса, то я вообще не предполагал, что он так решится. К нам обратилась церковь с просьбой передать здание, которое действительно ей когда-то принадлежало. Мы должны были его вернуть, и никаких причин для отказа не было.

А потом вопрос был поставлен совершенно по-другому: нас попросили передать другое здание — то, о котором вы спрашиваете. Когда-то в нем действительно была молочная кухня, но она уже давно не работает, там протекает кровля, само здание начало разрушаться. И на тебе! Как только мы передали эту кухню УПЦ, она сразу же всем понадобилась! Пока она рушилась — никому не была нужна. Я даже и не думал, что возникнет такой резонанс.

  Но ведь церковь просила всего 60 кв. м, а вы им отказали, предложив взамен 250. Где логика?

— В помещении, которое они попросили, находится функционирующий детский сад. На 1 сентября у нас очередь в детсады составила 236 человек, а сейчас уже может и больше. Если отдать тот детский садик, детей куда девать? А молочная кухня находится на окраине города, очень далеко от центра. Этот детский садик намного ближе к центру.

  Неужели вам как человеку с огромным бизнес-опытом в строительстве не приходило в голову использовать это здание более эффективно, нежели передать его церкви?

— Площадь здания, в котором расположен детсад, гораздо больше 60 кв. м, потому что там есть много подсобных помещений, котельная, в общей сложности около 100 кв. м. И все в рабочем состоянии. Если бы предложили поменять на другое здание, которое функционирует, этот вопрос не рассматривался бы. Но если оно рушится и никому не нужно, надо, чтобы его забирали.

  Местные СМИ пишут, что в Конотопе УПЦ Московского патриархата уже имеет пять храмов, зачем передавать здание под еще один, к тому же бесплатно?

— Там хотели открыть церковно-приходскую школу. Если смотреть на этот вопрос с точки зрения городского головы, то главное, чтобы здание не разрушалось и приносило людям пользу. Честно говоря, мне все равно, будет это католическая церковь, УПЦ Московского патриархата или Киевского. В свое время моя компания строила храм именно для УПЦ Киевского патриархата. Для меня сегодня не имеет значения, какая из конфессий получила это здание. У нас еще есть помещения, которые не используются, и мы готовы их отдать, пусть обращаются.

  Ваш предшественник на посту городского головы Конотопа здание молочной кухни пытался продать на аукционе. Тогда выручить деньги не удалось. Возможно, ваша попытка была бы удачной?

— Мы уже пытались выставить на аукцион объекты в центре города — здание в 400 квадратных метров по проспекту Мира, и здание на улице генерала Тхора. Но никто не купил. Потом цену снизили на 30%, и все равно покупателей не нашлось. Сейчас мы уже не знаем, что с этими помещениями делать. Их нужно отапливать, это затратная часть, а под что их приспособить, мы не знаем. Поэтому я не хотел бы рассматривать вопрос с молочной кухней в таком ключе. Да, кому-то не нравится Московский патриархат, кому-то не нравится Киевский патриархат, но все мы живем в одном городе — в Конотопе. И те, кто ходит в МП и те, кто ходит в КП или в католическую церковь, все они имеют право на собственный храм.

Тихий охотник

В опубликованных биографиях Василия Дзеда нет и слова о его хобби. Загадочный мэр не любит публичности, а потому даже о тех редких минутах, когда ему все же удается отдохнуть, рассказывает неохотно. Говорит, что одно из его главных увлечений — автомобили. За свою жизнь он сменил четыре авто. Причем все они якобы были одной марки — "Жигули". И хотя на таких автомобилях особо не разгонишься, скорость для нашего героя — не главное.

Возможно, именно поэтому гонкам на автомобилях Василий Дзед предпочитает спокойный отдых, играя, к примеру, в шахматы. По его словам, когда-то эта игра увлекала его настолько, что переставлять фигуры с клетки на клетку он мог на протяжении всей ночи, а однажды даже собственный рекорд установил — восемь часов непрерывной игры в шахматы, за которые со своим другом умудрился сыграть 38 партий. Впрочем, теперь у Василия Дзеда другое пристрастие.

  Чем вы занимаетесь вне рабочего процесса?

— Люблю гулять по лесу. Пожалуй, другого хобби у меня и нет. Одно время я жил у моря и должен сказать, что лес мне все-таки ближе. Сейчас мы с женой и друзьями ездим за грибами, а летом можем просто выехать к речке, отдохнуть.

  В охоте за грибами вы одиночка или же предпочитаете большую компанию?

— Я вообще не люблю больших и шумных компаний. Ни в лесу, ни дома.

  Сбор грибов занятие довольно монотонное, особенно, если их в лесу мало. Терпения хватает?

— Я очень люблю лесной воздух, запах дерева, хвои. К тому же там я отдыхаю от всего этого шума, которого наслушаюсь за неделю. Ведь в лесу ты принадлежишь сам себе, и никто тебя не беспокоит. Наедине с лесом можно просто быть собой.

  Какие ваши самые любимые грибные места?

— Не скажу, что у меня есть любимые места, где я регулярно собираю грибы. Чаще всего отправляюсь в сторону Батурина, в Черниговскую область. Там есть очень хороший лес, где много берез. И хотя я не очень хорошо разбираюсь в грибах, белый от мухомора отличить смогу.

ПЕРСПЕКТИВЫ

Ближайшие три года политическое будущее Василия Дзеда представляется безоблачным. Определившись с партийной принадлежностью, мэр Конотопа обеспечил себе мощную поддержку на уровне областного руководства. Впрочем, это вовсе не означает, что перед следующими местными выборами г-н Дзед в очередной раз не сменит партийную прописку. Очевидно, что этот вопрос будет всецело зависеть от политической конъюнктуры, ведь эффективность такого подхода мэр Конотопа давно оценил.

Что касается интересов в бизнесе, развитием своей строительной компании, пребывая на должности городского головы, Василий Дзед заниматься не будет. Впрочем, и ликвидировать ее он тоже не собирается. У нашего героя есть сын, а потому вполне вероятно, что строительством объектов, возведенных на деньги благотворителей, в Конотопе займется именно он. Во всяком случае, для молодого человека это может оказаться прекрасной стартовой площадкой не только в бизнесе, но и в политике. Если, конечно, отец сможет заинтересовать ею сына.