Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

ГАЗОТРЕЙДЕРЫ ЖАЖДУТ РЕВАНША

Пятница, 31 Марта 2006, 00:00

На украинском газовом рынке грядут большие перемены. Обусловлены они как неясной политической ситуацией, усилением позиций Юлии Тимошенко, так и постоянными пикировками руководства НАК «Нафтогаз України» и Минтопэнерго, истечением сроков контрактов по поставкам с Туркменистаном и, как следствие, маячащей на горизонте монополии России на рынке поставок «голубого топлива». По какой же модели будет происходить торговля газом частными компаниями-посредниками, пыталась выяснить «ВД».

В поисках мощностей

По итогам 2005 г. объем операций украинских частных газотрейдеров, независимых от НАК «Нафтогаз України» и «Газпрома», составил всего 4 млрд куб. м. На фоне этого оставалось неясным, к кому со своими 27 млрд куб. м, оставшихся за пределами выданной им лицензии (ежегодных 5,04 млрд куб. м на 5 лет), может с уверенностью обратиться «УкрГазЭнерго». А в 2007 г. ситуация может еще более усугубиться, т.к. это СП планировало увеличить объемы поставок на украинский рынок до 58 млрд куб. м.

По данным минувшего года газ, реализованный независимыми трейдерами на внутреннем рынке, можно разбить на две части. Это около 2,4 млрд куб. м газа, добываемого на совместных предприятиях, соучредителями которых являются НАК «Нафтогаз України» и ОАО «Укрнафта». Еще порядка 1,6 млрд куб. м поставляли на рынок члены Ассоциации независимых газотрейдеров, связанные с совместными добывающими предприятиями НАК «Надра України». При этом первый сегмент рынка крайне зарегулирован: «Укрнафта», которая ежегодно добывает сама или получает от партнеров около 1,4 млрд куб. м газа, не имеет права открытой продажи этого ресурса на бирже, а должна отдавать его в качестве платы «Нафтогазу» за его месторождения (владельцем большинства из них является дочерняя компания НАК — «Укргазвидобування»). Поэтому «свободными трейдерами» эти совместные предприятия назвать вряд ли можно.

Другую, более мобильную часть трейдеров составляют полномочные сбытовые агенты СП, созданных на украинских месторождениях и эксплуатируемых с участием иностранных инвесторов. Ведущим из них в Украине является британская JKX Group, которая долгие годы продавала свой газ через харьковскую «Балтак», а затем предпочла пользоваться услугами EuralTransGas. Вторым по рангу добычи газа было украинско-польско-российское СП «Девон», которое сбывало львиную часть газа через харьковскую компанию «Сириус», целый ряд других СП продавали добытый газ через торговые компании «Реал Групп», «Энергокомплекс», «Укргазкомплекс» и других трейдеров, поставлявших топливо конечному потребителю еще через несколько компаний.

Даже не анализируя опыт работы и финансовое состояние украинских частных газотрейдеров в целом, можно с уверенностью сказать, что никто из них пока не в силах взять на себя и пятую часть ресурса «УкрГаз-Энерго». Правда, к такому выводу следует приходить с оговоркой — у Украины есть огромный опыт работы открытого рынка газа.

Борьба реформ

Кто из трейдеров будет поставлять этот газ на внутренний рынок, похоже, для украинских газовых реформ очень большой вопрос. Однако пока остается ясным, что на границе Украины и России нынешние украинские власти изо всех сил стараются привязать будущих крупных трейдеров к услугам одного-двух максимально контролируемых ими украинско-российских либо украинско-швейцарских предприятий. С этой точки зрения, нынешние ограничительные меры, предпринимаемые в отношении «УкрГазЭнерго» Антимонопольным комитетом или НКРЭ, выглядят более чем неоднозначными. С одной стороны, как кажется — это дань «всевидящему оку Европы» и грядущим украинским газовым реформам (к которым, при детальном взгляде, новые власти с весны 2005 г. не продвинулись ни на шаг). При этом подавляющее большинство неофициальных прогнозов сводится к тому, что, несмотря на громкие заявления или споры, «УкрГазЭнерго» на украинском рынке газа как получало, так и будет получать «зеленый свет». Присутствие этой структуры позволит новым чиновникам продолжать контролировать газовый рынок и при этом имитировать либерализацию рынка.

Нынешнее стремление правительства Украины сначала завести на внутренний рынок внешнего монополиста (вроде «РосУкр-Энерго» или ему подобных), а затем начать реформу, свидетельствует о том, что страну ждет период директивно устанавливаемых различных цен для разных категорий потребителей. И уже потом, ориентировочно к 2008-2009 гг., власти решатся на демонополизацию газового рынка и пустят на него трейдеров. Правда, скорость этого процесса напрямую зависит от трех важных факторов — импортных цен на газ, взаимоотношений с Туркменистаном и перспективными поставщиками, а также взаимоотношений со странами ЕС по линии либерализации рынка. Форсированное изменение хотя бы одного из указанных факторов подхлестнет украинские реформы и — наоборот. Пока же можно констатировать лишь одно — даже если частные трейдеры будут активно торговать газом РУЭ, какой-либо существенной экономической власти у них не будет. Их рентабельность будет ограничена ценой, по которой РУЭ станет продавать газ через свое СП с НАКом, с одной стороны, и максимальной ценой на газ, установленной НКРЭ, с другой.

ПОПЫТКИ РЕВАНША

Одним из первых законопроектов в экономической области, разработанных новой украинской властью зимой минувшего года, был «газовый конек» — концепция демонополизации внутреннего газового рынка и возврата его в руки частных трейдеров. Концепция содержалась в проекте Закона «Об основных положениях функционирования рынка природного газа в Украине» от 22 февраля 2005 г., который полностью перекраивал правила игры на внутреннем рынке.

Из-за разногласий внутри «оранжевого лагеря» украинской власти этот законопроект уже больше года активно обсуждается во властных коридорах, но не имеет продвижения на правительственном уровне. Причиной такой стагнации эксперты называют противоречия между двумя лагерями украинского политикума — экс-премьером Юлией Тимошенко и кругом приближенных к Виктору Ющенко бизнесменов. Законопроект предусматривает разделение всех потребителей газа на несколько категорий, в зависимости от их платежеспособности и статуса — коммунальные предприятия, население и промышленные потребители. Для каждой из них должен быть установлен свой темп перехода к рыночным отношениям в потреблении газа, при которых покупатель самостоятельно сможет выбирать себе поставщика топлива. А правительство, в свою очередь, обязано создать равный доступ на рынок всех поставщиков — как нынешних монополистов, вроде НАК «Нафтогаз України», ОАО «Газпром» и их дочерних компаний, так и небольших трейдеров.

Предполагалось, что, в первую очередь, открытый газовый рынок будет создан для наиболее энергоемкого сектора экономики — промышленных потребителей. Планировалось разбить их на подкатегории в зависимости от расхода газа на тонну готовой продукции. Подкатегории должны были формироваться по степени потребления газа на тонну готового товара, причем к первой из подкатегорий планировалось отнести тех, кто потребляет от 0,5 до 2 тыс. куб. м газа (производителей удобрений, ферросплавов, проката черных металлов, цементно-стекольной промышленности и т. д.).

После создания открытого рынка потребления газа для потребителей I категории законопроект предусматривает либерализацию снабжения коммунально-бытовых и бюджетных потребителей (теплокоммунэнерго и соцкультбыта). Затем, в самом конце реформы, предполагалось ввести на открытый рынок розничных потребителей, то есть население, которому правительство обязано создать условия для выбора того или иного поставщика газа.

ГАЗОВАЯ ВОЛЬНИЦА

В 1996-1999 гг. обороты украинских частных газотрейдеров превышали тогдашние обороты всех частных газовых компаний Восточной Европы, достигая $10 млрд у небезызвестной ПФК «Единые энергетические системы Украины» (ЕЭСУ) и $3 млрд у АОЗТ «Интергаз». Первоначально, в 1996-1997 гг., структура рынка формировалась по «географическому» принципу (см. схему). По нему Кабмин поручал специальному органу — Госкомнефтегазпрому — закреплять право снабжения отдельных регионов Украины за теми частными трейдерами, которые предоставят властям наиболее взаимоприемлемые предложения по цене и гарантии поставок.

«Географическая» структура рынка давала трейдерам весомые политические рычаги воздействия на региональные власти, что категорически не устраивало тогдашнего президента Украины. Так, трейдеры, которые снабжали наиболее энергоемкие регионы, и особенно те, которые фактически кредитовали госбюджет поставками дешевого газа для населения (таким поставщиком была ЕЭСУ), в «географический» период рынка имели почти неограниченную власть над областными и городскими администрациями. Однако позже, к концу 1990-х, модель рынка газа претерпела коренные изменения.

Уже в 1998 г. высшие эшелоны тогдашней украинской власти решили перейти к другому способу организации рынка — по ней трейдеры закреплялись не за регионами, а за списками потребителей, разбросанных по всей Украине. Эта модель получила название «шахматки», поскольку функции трейдеров стали напоминать роли фигурок в шахматной игре.

Наконец, к 2000-2001 гг. украинские власти вообще начали отказываться от услуг трейдеров. С помощью грандиозных оборонных, финансовых и политических уступок России тогдашний президент Кучма научился «самолично» добиваться от Москвы низких цен на ввозимый в Украину газ. Как следствие газотрейдеры, умеющие добраться до российских ресурсов и оптимизировать расчеты за них, стали не нужны.

В итоге Киев к концу минувшего столетия вернулся к исходной точке — к рынку, полностью монополизированному государственными компаниями Украины и России.

МНЕНИЕ.

ИВАН ДИЯК. Генеральный секретарь Национального газового союза Украины

— 27 млрд куб. м газа, которые поставит в Украину сверх своей квоты на внутреннем рынке «УкрГазЭнерго», должен продавать НАК «Нафтогаз України». У нас есть ДК «Газ України» — структура, специализирующаяся на торговле газом. Это отвечает нашим договорам с Москвой. В соответствии с этими договорами было создано СП, которое получило квоту в размере 5 млрд куб. м на продажу газа на внутреннем рынке. Думаю, все помнят, сколько было критики в отношении газовых договоренностей — так вот, чтобы эту критику снять, СП дали квоту. Желание «УкрГазЭнерго» торговать газом в Украине сверх указанной квоты можно понять — любая коммерческая структура стремится получить максимум прибыли. Кроме того, Россия уже 15 лет пытается управлять нашей газотранспортной системой. И это желание России — чтобы «РосУкрЭнерго» взяло под свой контроль рынок Украины. Однако украинская сторона, очевидно, не может на это согласиться.

МНЕНИЕ.

РОМАН СТРОЖЕВ. Президент ассоциации «Газовые трейдеры Украины»

— Решение НКРЭ установить квоту для СП «УкрГазЭнерго» в размере 5 млрд куб. м я бы назвал взвешенным и объективным. Менее чем 30 млрд куб. м газа, которые выйдут на оптовый рынок, будут существенно стимулировать его развитие. Однако столь оптимистический сценарий возможен лишь при условии, что доступ к объемам газа будет осуществляться на принципах прозрачности и равности всех участников рынка.

В чем польза от частных трейдеров? Разделяя газ между посредниками, мы создаем конкурентную среду, оживляем оптовую торговлю газом и оставляем цену на газ не более высокой, чем установленные НКРЭ $110 за 1 тыс. куб. м. Таким образом, мы получим почти полностью конкурентный рынок газа, который, однако, ограничен верхним пределом отпускной цены, а также одним внешним поставщиком. Однако для перехода к подлинно конкурентному рынку необходимо, кроме нивелирования монополии СП «УкрГазЭнерго», уменьшить риски, которые вытекают из монопольного положения «РосУкрЭнерго».