Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

ИГРА В БИСЕР

Пятница, 31 Марта 2006, 00:00

Устав выживать на нищенскую зарплату и работать на допотопном оборудовании, Вадим Солошонок оставил должность старшего научного сотрудника Института биоорганической химии и нефтехимии НАНУ и в 1997 г. выехал в США. У украинского ученого были лишь его собственные знания, однако менее чем за 10 лет их хватило для получения профессорской должности в Америке и автономного финансирования собственной лаборатории. Для самореализации многим украинским ученым приходится идти по пути Вадима Солошонка. Правда, есть еще один путь — двигаться по вертикали НАНУ, но тогда придется перестать быть ученым по существу.

Цена академиков

«Подготовка одного кандидата или доктора наук стоит порядка $100 тыс., — говорит Ярослав Яцкив, директор Главной астрономической обсерватории. — За годы независимости из Украины уехали более 6 тыс. кандидатов и докторов наук, получается, что $600 млн Украина инвестировала в другие страны».

Говорить о необходимости сохранения украинских ученых в отечественных лабораториях теперь стало модным, 3 октября 2005 г. указом Президента была создана Комиссия, которая должна была внести предложения по кардинальному реформированию Национальной Академии наук Украины (НАНУ). Проведя 10 заседаний, 19 членов Комиссии никакого решительного плана действий по реформированию с указанием сроков не предоставили, изданные в специальной брошюре выводы направлены на улучшение, укрепление и развитие всего ныне существующего.

О том, что именно таким будет результат работы Комиссии, «ВД» уже писала (см. «ВД» №51-52), равно как и о неэффективном распределении денег в системе НАНУ. Тем не менее, академики предпочитают апеллировать к цифрам, указывая на скудность финансирования отечественной науки.

Действительно, передовые страны мира тратят на науку 2-3% от своего ВВП, в то время как в государственном бюджете Украины на 2006 г. заложена сумма, составляющая 0,4% от ВВП страны (см. график «Годовой бюджет НАНУ»). «Не хочу все сводить к вопросу денег, но, согласно официальной статистике, за последние 10 лет финансирование НАНУ уменьшилось в 2,5 раза», — сетует Леонид Руденко, директор Института географии НАНУ, член-корреспондент НАНУ.

70% выделяемых из бюджета денег идут на заработную плату, при этом зарплаты научных сотрудников — всего 600-700 грн. В то время как украинский академик помимо ставки в размере 1,3-1,8 тыс. грн. (а также 20-30%-ной надбавки от ставки за должность профессора и более 1 000 грн. — за заведование отделом института) получает необлагаемую налогом «ежемесячную пожизненную плату» за звание академика — 3 тыс. грн. У члена-корреспондента «пожизненная стипендия» составляет 2 тыс. грн. В итоге академики и членкоры ежемесячно зарабатывают 5-6 тыс. грн.

«Чем они занимаются? Ничем! — говорит Ярослав Яцкив. — Они все научные работники, достигли того высшего уровня признания, что их выбрали членами академии. Они руководители тем, институтов, отделов. Это структура Академии наук так построена, что есть избранные».

Полку таких выдающихся ученых в Украине постоянно прибывает. Ныне в Украине 600 человек претендуют на 104 вакансии (28 академиков и 76 членкоров), освободившиеся с момента последнего «академического призыва». Конкурс на выборах действительных членов и членов-корреспондентов НАНУ, назначенных на 12 мая, составляет в среднем три человека на место академика и пять — на вакансию членкора.

«Откуда у нас столько выдающихся ученых? — недоумевает не претендующий на вакансии ученый, согласившийся беседовать с журналистом «ВД» на условии анонимности. — Во всем мире критерием качества работы ученого считается количество его публикаций в научных мировых журналах. А, как писал в марте известный журнал Nature, украинские ученые публикуют около 1500 научных статей в год — в три раза меньше, чем один британский Манчестерский университет».

По мнению некоторых ученых, выборы — это не что иное, как процесс саморазмножения академиков, ни о какой прозрачности, демократичности и реальной оценке научных достижений претендентов даже говорить не стоит. А некоторые вакансии, убеждены ученые, и вовсе были созданы под конкретных людей.

Нужна реформа

Члены Всеукраинской ассоциации «За европейские ценности в науке» (далее ВАЕЦН) поделились с «ВД» собственным проектом распределения денег внутри НАНУ, в основе которого лежит асинхронность движения денежных и информационных потоков в НАНУ.

«Действующая в НАНУ схема финансирования, когда узкая группа ученых имеет административную власть над всем научным сообществом, порождает зависимость и неспособность к научному диалогу, — говорит Игорь Шевченко, член ВАЕЦН, кандидат химических наук. — Нужно, чтобы государство финансировало не НАНУ в целом, а отдельные лаборатории и научные институты. А вот подотчетность данных учреждений сохранится нынешняя: через директоров института и НАНУ».

Академия наук должна выполнять объединительную функцию для обсуждения актуальных проблем научных работников, считают ученые-реформисты. При ней должен быть Совет директоров институтов, который выступает представителем интересов научного сообщества перед государством, а также для контроля государственных исполнительных структур. Такая система будет более эффективна и экономична.

Анализ мирового опыта передовых стран доказывает, что более эффективной является другая «децентрализованная» модель: руководители многочисленных структурных подразделений (лабораторий) даже в рамках одного научного института экономически не зависят один от другого, потому что каждый на исследовательскую деятельность получает личное финансирование. Это происходит либо посредством грантов (в США), либо путем объединения некоторого базового финансирования и грантов (в Германии). Директор института в такой системе избирается на ограниченное время из числа руководителей лабораторий ими же, и директор лишь перенимает на себя часть совместной для всех ученых рутинной административной деятельности. В Украине директор института назначается сверху, и эта должность фактически гарантирует получение звания «академика» или «члена-корреспондента» НАНУ, количество которых в независимой Украине значительно выросло по сравнению с советским периодом (см. график «Количество академиков и членов-корреспондентов»).

Эта система заставляет ученых идти по существующей лестнице административного роста, предполагающей написание кандидатской, а затем докторской диссертации, и лишь после этого можно выдвигаться на получение звания академика или члена-корреспондента.

«Создается уродливая система, когда ученый занимается псевдонаукой. Наши 400-страничные фолианты под видом докторских диссертаций никто не читает, так как диссертации очень слабые и признаются научными работами исключительно на внутреннем уровне», — говорит Игорь Шевченко. Отсутствие требовательности, научной критики и низкое финансовое положение породило стремительный рост количества докторов наук и профессоров. «За начальников диссертации пишут подчиненные, — говорит Владимир Кузнецов, заместитель председателя ВАЕЦН, доктор философских наук, главный научный сотрудник Отдела логики и методологии наук Института философии НАНУ. — Вы можете себе представить, что Янукович, Литвин, Тимошенко или Ющенко сами писали диссертацию? Над кандидатской диссертацией многие ученые работают 3-4 года, над докторской — 10-12 лет». Однако с получением ученых степеней многими членами высших эшелонов власти ученые связывают и увеличение пожизненных стипендий академикам и членкорам.

Реформы на тормозах

В официальных выводах Комиссии сказано, что «НАНУ остается одним из ведущих научных центров мира, ученые Академии плодотворно работают во многих научных направлениях и получают результаты высокого научного уровня». Но во время беседы Ярослав Яцкив отметил, что фактически за 15 лет мы ничего крупного в науке не создали. «В бюджете деньги на науку распределяются на 40 главных распорядителей бюджетных средств: министерств, ведомств. А должен быть орган исполнительной власти, который бы имел всю информацию о том, насколько эффективно эти средства используются. Я могу утверждать, как бывший первый замминистра образования, что они используются неэффективно», — говорит Ярослав Яцкив.

Для повышения эффективности деньги следует распределять на конкурсной основе, для чего должно быть базовое финансирование отдельных учреждений. В странах Запада научными центрами являются университеты — вокруг них группируется научная деятельность. В Украине целесообразным было бы создание национального научного фонда, который распределял бы гранты на финансирование научных программ. Но для этого нужно выделить основные направления инновационной деятельности и сконцентрировать внимание именно на них. «Есть много одинаковых институтов, которые занимаются одними и теми же проблемами. Нужно выбрать несколько направлений, в которых у нас есть задел, и их развивать», — считает Александр Шульженко, членкор НАНУ, завотделом Института сверхтвердых материалов им. В. Н. Бакуля НАНУ.

Кроме того, и так раздутый штат научных работников необходимо сокращать. Если в немецком Научном обществе им. Макса Планка работает около 12 тыс. сотрудников, а в польской Академии наук — 9 тыс. ученых, то в НАНУ эта цифра превышает 43 тыс. человек. Но при сохранении нынешней системы распределения финансов сокращать штат сотрудников не имеет смысла. «Если я как директор института завтра сокращу половину своего штата, то мне на ту же половину уменьшат фонд зарплаты», — говорит Ярослав Яцкив.

Во Франции и Германии возраст ученых ограничивается 65 годами, затем — заслуженный отдых. У нас подобных ограничений нет, поэтому многие занимают высокий пост пожизненно. Так, членкор НАНУ Петр Борзяк на протяжении семи лет лежал прикованный к постели, но все это время числился директором института, потому что уволить членкора нельзя.

Наконец, самое главное: необходимо желание самих ученых провести реформу НАНУ. В частных беседах с журналистом «ВД» большинство ученых говорили о необходимости реформирования украинской науки, вот только желание осуществлять данные реформы присутствует лишь у немногих, как правило, востребованных и за рубежом, ученых. Большинство привыкло к четкой и понятной вертикали карьерного роста, завершающейся получением финансово комфортного звания академика или члена-корреспондента. В итоге система напоминает армейскую, когда заработная плата распределяется по простому принципу: половина за знания, половина за звание. Ломать систему — значит нарушить комфорт тех, кто давно вписался в принципы работы НАНУ, но сохранение ее означает, что лучшие ученые и далее будут паковать чемоданы, а Украина сохранит нелестное реноме поставщика мозгов.