Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Раздвоение Шубы

Пятница, 31 Октября 2008, 16:38

В Генеральной прокуратуре Украины решают, кто станет преемником прокурора Днепропетровской области Владимира Шубы, погибшего 15 октября с. г. Чем может закончиться борьба за наследство одного из самых влиятельных облпрокуроров Украины?

По информации источника «ВД» в Генпрокуратуре, осведомленного о ходе консультаций, генпрокурор Александр Медведько «всерьез задумался о назначении прокурором Днепропетровской области Николая Франтовского», ныне занимающего должность прокурора Житомирской области. 21 октября Генеральную прокуратуру посетили уполномоченные представители группы «Приват», а также еще несколько днепропетровских бизнесменов, которые попросили Александра Медведько «учесть мнение общественности Днепропетровщины» при назначении «прокурора одного из ведущих регионов страны». В пользу господина Франтов-ского говорит то, что в течение 17  лет он проработал на различных должностях в системе органов прокуратуры Днепро­петровской области, а в 2001- 2005 гг. занимал пост заместителя прокурора Днепропетровской области.

В Генеральной прокуратуре эту информацию не подтвердили и не опровергли. «Мы не комментируем информацию о назначении прокуроров. Когда будет подписан указ о назначении прокурора Днепро­петровской области, мы вам обязательно сообщим», — сказал «ВД» глава пресс-службы Генпрокуратуры Юрий Бойченко. В свою очередь, на вопрос «ВД», считает ли он возможным свое назначение на должность прокурора Днепропетровской области, Николай Франтовский ответил «и так, и так».

«Я уже пять лет в разъездах, а в Днепропетровске у меня семья», — пожаловался он «ВД».

Судя по всему, область «рискует» получить нового прокурора, еще не закрыв вопрос гибели Шубы. Доведение расследования до логического конца станет уже головной болью нового высокого назначенца. «События, которые предшествовали гибели Владимира Васильевича (Шубы), уже установлены. Охотничий карабин ему подарил один из друзей, днепропетровский предприниматель. 16 октября он должен был отбыть на сафари в одну из африканских стран, поэтому записался на «пристрелку» в тире «Робин Гуд» за неделю до этого (9 октября). Однако, по неизвестным пока причинам, ни в пятницу, ни в понедельник, ни во вторник в тир он не приехал. Приехал в среду, за день до отлета, и погиб. Сейчас основная задача следствия — экспертиза карабина Zauer, из которого стрелял погибший. По ее результатам можно будет окончательно сказать, что это была за смерть», — сообщил источник «ВД» в прокуратуре Днепропетровской области.

Чем владела или что контролировала семья Владимира Шубы в Днепропетровской области, на настоящий момент достоверно не известно. Мало кто из представителей днепропетровских бизнес-групп мог назвать Владимира Шубу своим другом или приятелем. Г-н Шуба выступал в роли своеобразного регулятора бизнес-интересов различных заинтересованных групп в Днепропетровской области и, вероятнее всего, получал от этого выгоду. Он был самодостаточной фигурой. Владимир Шуба занял пост прокурора Днепропетровской области в 2000 г., когда в этом регионе осуществлялся передел собственности Павла Лазаренко. По различным данным, г-н Шуба взял под свой контроль Днепропетровский ликеро-водочный завод, ранее контролируемый соратником Павла Лазаренко Николаем Агафоновым, и активно сотрудничал с Николаем Швецом, в то время председателем Днепропетровской облгосадминистрации, и Сергеем Бычковым, который на тот момент занимал должность председателя Жовтневого райсовета Днепропетровска. Характерно, что Николай Швец и Сергей Бычков активно поддерживали собственников ПриватБанка, которым руководил Сергей Тигипко. В 2000-2002 гг. окрепла группа «Приват», которая взяла под свой контроль ДМЗ им. Петровского, «Днепразот», «Днепрококс», Днепродзержинский и Баглейский коксохимические заводы, активно работала с ГКХ «Павлоградуголь» и Никопольским заводом ферросплавов. Но в 2003 г. все изменилось. В область начали активно внедряться представители бизнеса из Донецкой области. Параллельно с ними активизировалась группа Виктора Пинчука. В результате к декабрю «Приват» потерял почти все возможности для ведения бизнеса. 26 декабря 2003 г. с формулировкой «за многочисленные нарушения» Владимир Шуба был уволен.

Его «вернула в строй» оранжевая революция. 13 января 2005 г., по решению Печерского райсуда Киева, он был восстановлен в должности прокурора Днепропетровской области. Правда, в этот раз отношения с группой «Приват», представители которой также праздновали победу, у Владимира Шубы не сложились. Владимир Шуба утвердил себя в роли самодостаточного социального субъекта, который находился как бы над конфликтами, происходящими в области. Он не встал на сторону «Привата» в тот момент, когда летом 2005 г. его представители пытались отвоевать «Озерку» у группы Максима Курочкина. Владимир Шуба активно противодействовал попыткам незаконной приватизации земельных участков на территории Днепропетровска, к которым имели отношение представители группы «Приват». Апогеем их противостояния стало покушение на Геннадия Корбана, которое было совершено 19 марта 2006  г. На следующий день г-н Корбан обвинил Владимира Шубу в возможной причастности к этому покушению. В свою очередь, Владимир Шуба обратился в Генпрокуратуру с прось­бой проверить эти заявления. В ходе проверки сотрудники прокуратуры обнародовали информацию о возбуждении уголовных дел в отношении сотрудников нескольких предприятий, контролируемых группой «Приват». Проверка Генпрокуратуры предсказуемо признала высказывания Геннадия Корбана не соответствующими действительности, а позже, по иску Владимира Шубы, он выплатил в пользу двух детских домов Днепропетровской области 50 тыс. грн. Вскоре после этого группа «Приват» и Владимир Шуба заключили своего рода «пакт о ненападении». В беседе с «ВД» источник в УМВД в Днепропетровской области подчеркнул, что «имена тех, кто разделит наследство (Владимира) Шубы, станут известны после того, как будет обнародовано имя нового прокурора (Днепропетровской области)».

Если это будет Николай Франтовский, то, вероятно, предприниматели и политики, обращавшиеся в Генеральную прокуратуру и упоминавшие его имя, им забыты не будут. Однако с уверенностью можно утверждать, что в случае прихода на должность прокурора Днепропетровской области г-на Франтовского количество конфликтов за те или иные сферы влияния в регионе точно не уменьшится. Ведь смена команд в силовых структурах Украины никогда не проходила безболезненно для бизнеса. Кроме того, в случае подтверждения информации о том, что Николай Франтовский является ставленником какой-то бизнес-группы, конфронтация вспыхнет с новой силой. Ведь «освободятся» права на собственность, которая ранее была защищена Владимиром Шубой или контролировалась его семьей, а это как минимум около 70 га земли на территории Днепропетровска и области. К тому же, вероятно, днепропетровские операторы строительного рынка попытаются перекупить права на строительство дома для работников прокуратуры Днепропетровской области, которое ведет крымская компания «Консоль».

Из огня да в полымя

попал Франтовский в январе 2005 г. После встречи с Виктором Ющенко он сменил должность зампрокурора Днепропетровской области на зампрокурора Донецкой области. Основной задачей, которую поставили перед собой он и новый прокурор области Алексей Баганец, было установление законности в исправительных учреждениях, расположенных на территории области. В тот период к донецким исправительным колониям и тюрьмам было привлечено широкое общественное внимание в связи с тем, что конкурент Виктора Ющенко на президентских выборах-2004 Виктор Янукович был позиционирован в том числе и как «бывший заключенный». По результатам проверок выяснилось, что 78% заключенных колоний Донецкой области не имеют места работы. При этом зарплата тех, кто работает, составляла от 75 до 116  грн. в месяц, а содержание одного заключенного обходилось в 104 грн. в месяц. «Вместе с тем при проверке мы обнаружили странную вещь, — говорил тогда Николай Франтовский. — Долг перед осужденными по зарплате составляет 406 тыс. грн. Любопытно, где «крутятся» эти немалые деньги».

По результатам проверок практически все начальники исправительных учреждений Донецкой области получили взыскания, а еще несколько сотрудников тюрем были уволены. Тяжелее всего пришлось уголовным авторитетам  — в ходе проверок были обнаружены случаи, когда заключенные самовольно поки-дали тюрьмы, а также 40 случаев попадания на территорию учреждений исправительной системы за­-прещенных вещей, было конфисковано 140 колюще-режущих предметов и 1,5 тыс. литров браги. Позже Николай Франтовский вспоминал, что он и другие члены команды Алексея Баганца ходили по Донецку «с пистолетами», а совещания сотрудников прокуратуры несколько раз проводились в здании городского бассейна.

загрузка...