Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Встреча гигантов

Четверг, 13 Июля 2006, 00:00

Тема последних событий в Украине могла бы стать ключевой во время кулуарных обсуждений лидеров стран «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге. Тем не менее, нагнетание страстей ныне бессмысленно ввиду происходящего внутри страны. На этом фоне пахнущие нафталином обвинения в поставках Украиной оружия массового поражения в далекие от демократии страны выглядят плохой попыткой «черного PR». И потому, если слово «Украина» вдруг и прозвучит где-то в кулуарах Дворца конгрессов на Стрельне, контекст упоминания «оранжевого» государства отнюдь не удручит хозяина главного политического события 2006 года.

Восвояси

За две недели до начала саммита G8 в Санкт-Петербурге специалисты из Research Group канадского Университета Торонто опубликовали любопытный документ. Они подсчитали, какой процент положений итогового коммюнике предыдущего саммита «восьмерки» в Глениглс были выполнены странами-участницами. Оказалось, что лишь Великобритания с ее 95% и США с 83% рассматривают данные встречи как руководство к действию. Италия, к примеру, выполнила лишь 29% итоговых положений, а Россия и вовсе 14%.

Однако ничего удивительного в этом нет — саммиты G8 давно стали чем-то сродни публичным посиделкам элитарного характера. Даже потасовки с антиглобалистами стали в последнее время малоинтересны. К слову, в этот раз антиглобалисты ничего не планируют — видимо, авторитет питерского ОМОНа достаточно высок и в среде его противников.

Скучный характер саммита G8 сполна компенсировался полугодичным председательством России в клубе восьми ведущих стран мира. Первое председательство в истории России Кремль прошел с честью, и теперь остается лишь собрать сливки успеха, концентрируя внимание мировой прессы на характерных деталях. В том, что они будут, можно не сомневаться — парадоксальное выражение лица Джорджа Буша во время его первого визита в Санкт-Петербург еще не стерлось из памяти представителей СМИ. На американского президента будут направлены объективы фотокамер с особой тщательностью, что, впрочем, можно компенсировать лишним часом работы службы протокола администрации президента США.

Повестка дня мало кого интересует опять же по причине тех самых процентов реализации, которые исследователи Университета Торонто поспешили вынести на всеобщее обозрение. Конечно, вопросы энергетической безопасности в современном мире весьма важны, и, к примеру, в Киеве много могли бы поведать на эту тему. Однако итоговая речь председательствующего в G8 Владимира Путина на тему энергетической безопасности может легко быть озвучена в тезисах хоть за неделю до саммита, хоть за месяц, и откровением для слушателей она не станет.

То же самое можно сказать о проблемах здравоохранения и образования, которые также внесены в повестку дня. Но и тут ожидать каких-то прорывов не стоит. Наиболее интересным на саммите обещает быть его неформальный подтекст, но тут принимающая сторона постаралась сделать все возможное, дабы избежать неприятных сюрпризов. И это вызывает особое уважение, так как наиболее острой темой на саммите обещала стать Восточная Европа.

Плохой сосед

То, что для России Центральная и Восточная Европа — больной мозоль, в ЕС и США убедились еще во время демократических революций в Грузии и Украине. Если до них словесную перепалку с Варшавой и столицами балтийских государств можно было списать на бескомпромиссность позиций бывших сателлитов СССР, то после событий 2003-2004 гг. Запад решил смотреть на «проблему в комплексе». Но, несмотря на это, лишь в этом году Вашингтон позволил себе давить на сей российский мозоль. Устами Дика Чейни в Вильнюсе Кремль был заклеймен за отход от демократии, энергетический шантаж соседей и заигрывание с авторитарными режимами Евразии. Чего-то подобного многие западные аналитики ожидали услышать от Джорджа Буша в Санкт-Петербурге. Нынче можно с уверенностью сказать: не получится. Россия прекрасно выдержала паузу, пустила несколько шпилек в адрес наиболее красноречивых соседей (коими по традиции являются Польша и Грузия) и спокойно продолжила гнуть свою линию.

Нужно сказать, что в Кремле осознали: единственное, чем можно заинтересовать постсоциалистические государства, — это экономическими преференциями, в первую очередь — газовыми.

К встрече «восьмерки» в Санкт-Петербурге Россия готовилась весьма тщательно, и вояжи планировались с учетом планов саммита G8. Потому аналогичные поездки Дика Чейни, Кондолизы Райс и Джорджа Буша какими-то знаковыми событиями отнюдь не запомнились.

США стараются дать понять, что «новая Европа» (по выражению Дональда Рамсфельда) имеет для них ключевое значение. И потому каждый контакт с Россией, сулящий Кремлю политические дивиденды, уравновешивают разговором с «младшими партнерами». Так, перед тем, как отправиться в Москву на празднование 60-летия окончания Второй мировой войны в 2005 г., Джордж Буш посетил Ригу. Перед нынешним саммитом в Санкт-Петербурге американский президент принял в Белом доме президента Грузии Михаила Саакашвили. Кроме взаимных расшаркиваний и уверений в дружбе, эта встреча ничего не дала. Возможно, не она была ключевой в планах Вашингтона — известно, что Джордж Буш этим летом намеревался посетить Украину, и многие эксперты считали, что визит будет нанесен по пути в Санкт-Петербург. Однако выдворение американских резервистов из Феодосии заставило Джорджа Буша сроки визита не озвучивать, ну а парламентская вакханалия сделала этот визит и вовсе проблематичным.

Потому по пути в Россию президент США заглянул на огонек к Ангеле Меркель, проведя три дня (12-14 июля) на ее родине в Мекленбург-Померании. Тема поддержки государств Центральной и Восточной Европы звучала и в разговоре американского президента и немецкого канцлера. Однако заручиться поддержкой Берлина государств-соседей России Джорджу Бушу не удалось.

Дух свободы

Помимо отношений со странами-соседями, у России есть еще две темы, вызывающие раздражение. Это вопросы демократии в самой России и ее отдельном субъекте, именуемом Чеченская Республика. Аккурат к саммиту российские спецслужбы преподнесли Владимиру Путину подарок — ликвидировали вице-премьера сепаратистского правительства Чечни и террориста №1 Шамиля Басаева. Фигура эта настолько одиозная, что ее устранение вызвало единодушное одобрение в стане самых заядлых критиков политики Кремля на Кавказе. Тем паче что после физического устранения американцами своего главного противника в Ираке Абу Мусаба аль-Заркави подобная практика получила очередное благословление.

Что же касается вопросов свободы слова, то Владимир Путин и тут сумел сыграть на опережение. Зная, что наиболее популярные на Западе оппозиционеры Гарри Каспаров, Андрей Илларионов, Георгий Сатаров и Александр Осовцов готовят на время проведения саммита G8 конференцию «Другая Россия», Кремль заранее провел работу с представителями западных дипломатических миссий в Москве на предмет игнорирования данного события. А 3-4 июля в Москве прошел еще один форум — «Гражданская восьмерка», собравший неправительственные организации стран «восьмерки», на котором председательствовала не менее популярная на Западе Элла Памфилова. И потому слова Гарри Каспарова о том, что данный форум — лишь попытка Кремля провести «очередное мероприятие», на котором настоящее гражданское общество России «заменит его муляж, созданный властью», попросту утонули — присутствие 600 неправительственных организаций било числом. Более того, Владимир Путин лично посетил форум и лично пообещал донести до участников саммита G8 рекомендации его участников. Еще бы, вопросы интеллектуальной собственности, безопасности человека (борьба с терроризмом) и развитие беднейших стран Африки — это как раз темы, по которым можно вести нескончаемые дискуссии и в итоге добиться полного консенсуса.

По китайской дороге

Публикации в западных СМИ о нецелесообразности присутствия России в клубе G8 велись с момента начала председательства Москвы в «большой восьмерке». Ныне они сошли на нет. Масштабный прессинг на западные правительства ничего не дал: на саммите в Санкт-Петербурге Владимир Путин по нотам разыграет роль гостеприимного хозяина, а семь его гостей с радостью воспользуются радушием российского президента. Интрига заключается лишь в одном: зажжет ли Вашингтон перед Москвой зеленый свет на пути в ВТО? Глава российского Минэкономразвития Герман Греф заявил, что подобный подарок Россия получит либо во время, либо по окончании саммита G8. Учитывая то, что российским переговорщикам удалось отстоять позиции практически по всем пунктам переговоров с государствами-членами ВТО, можно надеяться на скорое принятие Государственной Думой необходимых законов и торжественного присоединения самого большого государства мира к самой крупной торговой организации.

В отношениях между Россией и странами-соседями наступает новый период, и саммит G8 окончательно легитимизирует его со стороны западных государств. Безусловно, концепция экономического давления на государства-соседи будет встречать противодействие со стороны Вашингтона. Но для того, чтобы это противодействие было эффективным, нужно придумать нечто новое в системе современных международных отношений. Играть по нынешним правилам Москва научилась, и потому запрет на ввоз в Россию украинского мяса и грузинского вина отнюдь не идет вразрез с требованиями к членам ВТО — в бой вступают фитосанитарные нормы. Диктат газовых цен обожествлен тенденциями нефтяного рынка. И вопросы внутренней свободы и демократии парируются одним лишь направлением пальца в сторону мнимых или реальных террористов в горячих точках планеты.

Через 14 лет после крушения СССР во внешней политике России появляется стратегия отношений со всеми частями мира. В своих основных чертах она напоминает китайский путь — четкое отстаивание собственных интересов в жизненно важных регионах и готовность к компромиссам в менее важных. Нынешняя система международных организаций, от G8 до ВТО, не способных решить острые глобальные проблемы, такому поведению способствует. И потому главным итогом саммита G8 в Санкт-Петербурге будет то, что больше никому не придет в голову называть «Большую восьмерку» «семеркой».