Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Модные тренды

Пятница, 26 Декабря 2008, 15:18

Для многих предпринимателей путевкой в высшую лигу украинского бизнеса стало удачное знакомство с миллионером. Чтобы такое знакомство имело продолжение, нелишним будет знать, чем живет наша деловая элита. В итоговом выпуске «Личного дела» мы попытались обобщить главные проблемы и пристрастия людей, которые были героями рубрики на протяжении 2008 года.

Пренебрежительно отзываться о политике, но все равно ею заниматься, экономить на сотрудниках собственной компании, но ни в коем случае не отказываться от дорогих хобби — это стиль украинской деловой элиты. Таковы главные модные тенденции, которые царят ныне в кругах VIP. Критиковать элиту столь бесполезно, сколь и расхваливать — она такая, какая есть.

Пренебрежение политикой

Одним из главных трендов 2008 года в деловых кругах стало разочарование в политической карьере. То, что раньше сулило высокий статус и дополнительную защиту для бизнеса, теперь — лишь повод для шуток. Престиж депутатского значка и министерского портфеля упал как никогда низко. Бизнесмены все чаще предпочитают нанимать политиков под различные проекты, избегая непосредственной работы на ведущих государственных постах. «Я никогда не буду слепым исполнителем чужой воли, поэтому мне сложно сегодня вернуться в большую политику», — признается «ВД» львовский миллиардер Петр Дыминский, добавляя, что постоянно получает приглашения войти в избирательный список той или иной партии. Играть на уровне пешек они готовы разве что в обмен на лидерские позиции на уровне региона. Например, депутат-миллиардер Борис Фельдман в Верховной Раде — фигура относительно незаметная, но в его родном Харькове все знают, что в области он представляет БЮТ, являясь одним из самых влиятельных политиков. Но даже тот же Фельдман откровенно жалуется «ВД» на проблемы с реализацией в качестве политика: «Это очень непростая работа, все время нужно подчинять личные амбиции командным интересам».

Превращение парламентских политических сил в закрытые клубы, вход в которые строго контролируется двумя-тремя лидерами и приближенными к ним группами, в уходящем году проявилось в относительно новой для страны проблеме. Бизнесмены, чей опыт, кругозор и интеллектуальный уровень позволяет начать активную политическую деятельность, оказываются лишенными такой возможности. О нынешней украинской политике они говорят с откровенным пренебрежением. «Идти в парламент «кнопкодавом» и толкаться возле трибуны? Я еще уважаю себя», — говорит один из крупнейших землевладельцев Украины Антон Шишкин. При этом именно он стал одним из идеологов антикризисного законопроекта для аграриев, направив своих юристов в помощь Министерству аграрной политики. Судя по всему, невостребованный потенциал политиков крупные бизнесмены будут реализовывать в различных социальных инициативах. Донецкий угольный миллионер Виктор Вишневецкий, например, отказав в финансировании нескольким партиям, зарабатывает авторитет рекордными пожертвованиями церкви: «Если говорить о пользе для общества, можно обойтись и без политики. Мы создаем православную инфраструктуру, помогаем строить храмы, хотим создать православную школу, сделать духовный центр. Вот это лично мне интересно, а не какая-то партийная деятельность».

Падение интереса бизнесменов к политике заметно сказывается на структуре финансирования крупнейших партий. Если раньше спонсоры стояли к ним в очереди, то теперь деньги, по сути, приносят лишь действующие депутаты-миллионеры. Да и те делают это без излишнего энтузиазма.

«Я, как и все депутаты, несу ответственность за финансирование партийной работы в своем округе, но не более. На дворе кризис, нужно быть экономным», — отмечает один из лидеров Партии регионов Василий Джарты, владеющий мощным полиграфическим бизнесом в Донецке. Кстати, самый богатый регионал, Ринат Ахметов, по словам г-на Джарты, вопреки сложившемуся стереотипу, также особо не тратится на партию. Все ограничивается поддержкой инициатив штаба в закрепленном за ним округе в Донецке. Не исключено, что по окончании каденции нынешнего парламента Ахметов последует примеру своего товарища, миллиардера Виктора Пинчука, который никогда не упускает случая высказать свое разочарование депутатским опытом и обещает этой ошибки больше не повторить.

Антикризисные изюминки

Больнее всего финансовый кризис ударил по бизнесменам, которые все свои ресурсы сконцентрировали на проектах в одной отрасли. Они сегодня лишены возможности применить так называемое перекрестное инвестирование, когда более успешные проекты поддерживают временно ослабевшие. Владелец одной из крупнейших в стране сети автосалонов, депутат Дмитрий Святаш, подчеркивает разницу между предпринимателями и инвесторами, которую вскрыл кризис: «Инвесторы сегодня могут прыгать из отрасли в отрасль, выводя свои активы из убыточных проектов в кратчайшие сроки. А вот я, например, сделал автомобильный бизнес делом своей жизни. И если отрасль падает, я падаю вместе с ней и вместе с ней борюсь за выживание». Одной из антикризисных изюминок, примененных Святашем, стали переговоры с зарубежными поставщиками автомобилей о поставках с отсрочкой платежа. Это позволило ему даже в условиях кредитного голода запустить новогоднюю акцию с продажей в рассрочку под 5% годовых. Логика бизнесмена проста: раньше реализация товара была делом исключительно дистрибутора, теперь это общая задача производителя и владельца розничной сети. Такой опыт вполне применим и в других отраслях.

А вот сахарный миллионер, депутат-бютовец Павел Костенко, решил, что лучший способ борьбы с кризисом — перевод промышленных активов в деньги. Он активно распродает свою бизнес-империю. География холдинга, который когда-то мог похвастаться перерабатывающими заводами по всей стране, сейчас ужалась до Черкасской области. Костенко не скрывает, что бльшая часть средств, получаемых от продажи, идет на погашение банковских кредитов. Но кое-что, естественно, откладывает и на «черный день». На его взгляд, в самом выгодном положении сейчас оказались компании, чей бизнес заведен на наличные расчеты. «Перейти в кэш и спокойно переждать кризис — так делают все, кто может себе это позволить», — говорит бизнесмен. Он подчеркивает, что в нынешних условиях очень важно сохранить лицо в деловых кругах, не допустить неплатежей и обойтись без банкротства. Поэтому, оказавшись перед выбором: вести с банком переговоры о реструктуризации долга или продать часть заводов, — Костенко объявил о готовности начать переговоры с потенциальными покупателями.

Приверженцем абсолютно противоположной антикризисной концепции является киевский миллионер Михаил Бродский.

В общении с кредиторами его откровенность граничит с циничностью: «Банки требуют возврата кредитов, но пусть подождут. А то они дают кредиты под рискованные 20%, но при этом хотят, чтобы риск невозврата был как на Западе при кредите в 5%». Бродский не исключает, что некоторые предприятия из его холдинга придется «спустить», но это не касается базовых видов бизнеса — производства мебели и матрасов, торговли продуктами питания и интернет-проектов. Ради сохранения этих предприятий он готов вести агрессивные переговоры с банками, задерживать платежи, «уходить в нал» с целью минимизации налоговых платежей, задерживать заработную плату сотрудникам и даже объявить о банкротстве. Несмотря на очевидные риски, бизнесмен уверен, что поступает правильно. Его главный аргумент вполне убедителен: «Я бизнесмен, который в первый раз «поднялся» еще в конце 1980-х, то есть пережил целую кучу кризисов. Так что я точно знаю: за кризисом обязательно наступит расцвет. Нынешним периодом нужно пользоваться, внимательно смотреть вокруг, максимально сократить затраты и ничего не бояться».

Бояться или нет, сохранить репутацию или пойти на сомнительные решения в мелочах ради спасения бизнеса — этот выбор сейчас мучает многих предпринимателей. Но и те, и другие, как правило, уже сократили персонал, расходы на офис, транспорт и рекламу, и не забыли отвязать зарплаты сотрудников от курса доллара. В нынешней ситуации такие решения вовсе не указывают на то, что у компании дела совсем плохи. Просто так делают все — перестраховываясь на случай дальнейшего обострения кризиса. Еще один модный антикризисный тренд — создание трехмесячного запаса расходов компании. Так уже поступили многие промышленники, постепенно формировать резервы начинают и компании сферы услуг.

Инвестиционные приоритеты

Проблемы в банковской системе заставили большинство крупных компаний страны свернуть инвестиционные проекты. Ничего нового не строится. Тем не менее реинвестирование прибыли внутри крупных холдингов продолжается. Компании, имеющие выход на конечного потребителя, сейчас в приоритете. Они способны обеспечить быстрый приток на счета средств, пусть и небольших. Миллионер Антон Шишкин еще летом планировал избавиться от хлебозаводов, сосредоточившись на выращивании зерновых. Но сегодня с радостной улыбкой вспоминает о стечении обстоятельств, помешавших сделке. Ведь сейчас именно продажа хлеба позволяет его холдингу получать в оборот живые деньги, в том числе и на обработку полей. Компании, чья клиентура ограничивается корпоративным сектором, сейчас не в почете у инвесторов — слишком уж велика доля неплатежей. Легче привлекаются деньги под розничную торговлю. «Розничные сети с высоким уровнем будут привлекательны в любых условиях, потому что здесь сосредоточен платежеспособный спрос», — говорит владелец одной из крупнейших в Украине сетей супермаркетов, киевский миллиардер Игорь Баленко.

В более сложной ситуации оказались владельцы машиностроительных холдингов. Депутат фракции НУНС, миллиардер Давид Жвания, признался «ВД», что кризис заставил его определиться с отраслевыми приоритетами. В итоге он решил сделать ставку на машиностроение. Найти покупателей для такой продукции сложно, но если удастся, эта отрасль позволит задействовать все предприятия холдинга. «Машиностроение в нынешних условиях может выдержать даже дорогие банковские кредиты. Риски здесь сравнительно умеренные. Их сегодня создает политикум», — говорит Жвания. Вторит ему и хозяин другого машиностроительного холдинга, харьковский миллиардер Анатолий Гиршфельд. Он уверен, что несмотря на сложность технологии производства и постоянную потребность в инвестициях, машиностроение в Украине имеет очень неплохие перспективы. Правда, при этом подчеркивает обязательное условие: компания должна быть максимально независима от политики и действий властей. Гиршфельд задолго до кризиса отказался от участия во многих украинских тендерах, сориентировавшись на зарубежные заказы. Считает, что такой шаг оправдывает себя уже сейчас.

В поиске инвестиционного приоритета сейчас находится Владимир Пилипишин, глава Шевченковской райадминистрации Киева. Миллионером его сделал тепличный бизнес, но удорожание газа склоняет бизнесмена к рассмотрению проектов в других отраслях. Он попробовал себя в недвижимости, но кризис ударил по этому сектору в первую очередь. Некоторое время очень неплохо выглядели позиции выставочного бизнеса Пилипишина, который он развивает на территории подконтрольного ему района, но кризис, опять же, наверняка заставит большинство компаний пересмотреть бюджеты планируемого участия в выставках. Когда мы поинтересовались направлением его дальнейшей инвестиционной иммиграции, Пилипишин ответил весьма оригинально, особенно если учитывать, что это сказал госчиновник: «Это будет бизнес, независимый от власти и вообще от политики. Это позволит избежать лишних обвинений в мой адрес».

Можно констатировать, что лучшие шансы на привлечение инвестиций в нынешних условиях имеют компании, сбывающие продукцию не посредникам или владельцам промежуточного производственного звена, а конечным потребителям. При этом очень важно, чтобы бизнес был по возможности независим от властей всех уровней. Иначе хаос, который наблюдается сейчас в украинской политике, обязательно повлияет на доходность бизнеса. Предприятия, производящие сложную технику или ее компоненты, имеют шансы на привлечение инвестиций только в составе вертикально интегрированных холдингов. Если таковой до сих пор не создан, наверное, спасать компанию уже поздно. Денег на реструктуризацию сейчас нет ни у кого.

Модные хобби

Всеобщая экономия, которая у крупных бизнесменов проявляется в сокращении штата сотрудников и урезании зарплат, ни в коем случае не сказывается на дорогих хобби. Сократив PR-менеджера и водителей, Антон Шишкин отправился на рыбалку в Индонезию. Кстати, зарубежная рыбалка — самое распространенное увлечение в высшей лиге украинского бизнеса. Группами по шесть-восемь человек они путешествуют по всему миру, собирая не только улов, но и яркие впечатления. Владелец медицинской компании Михаил Радуцкий рассказал «ВД», что мировые центры рыболовли располагают прекрасной инфраструктурой для обслуживания на высшем уровне. Например, рыбу, пойманную в Норвегии, тут же заморозили по специальной технологии. Мэр Ужгорода, миллионер Сергей Ратушняк признался «ВД», что его увлечение рыбалкой едва не стоило ему больших неприятностей в Австрии, где жестко ограничена ловля форели. Но пронесло.

А вот владелец крупнейшего в стране строительного холдинга Николай Толмачев занимается «фоторыбалкой» — фотографирует под водой. Это очень дорогое увлечение, требующее специального оборудования. Но у миллионеров — свои причуды. Владелец инвестиционного и коммуникационного бизнеса в Украине Майкл Блейзер тоже увлекается подводной фотографией и использует для этого сложнейшую технику.

Не теряет актуальности у крупных бизнесменов и большой теннис. Как правило, в соперники себе они отбирают партнеров по бизнесу или знакомых политиков. Победителя последнего «Теннисного парламентского кубка», Павла Костенко, можно смело назвать самым отчаянным фанатом этого вида спорта. Он продолжал вкладывать немалые суммы в организацию теннисных турниров, даже когда дела в бизнесе пошли не очень хорошо. При этом Костенко не скрывает, что именно благодаря теннису завязал знакомства на самом высоком уровне, и не только в Украине, но и в России.

Для неформального общения между сильными мира сего используется и самый демократичный спорт — футбол. Клубы и команды VIP-персон — тоже свежий тренд. Пожалуй, самый авторитетный из них — клуб «Фортуна», в котором каждую неделю играет спикер парламента Владимир Литвин, влиятельный депутат Сергей Гриневецкий, бизнесмен Олег Салмин и др. Во время игры высокопоставленные футболисты друг друга не щадят, бьют по ногам безжалостно.

Еще одно модное хобби украинских випов — лошади. Здесь безусловное первенство держит одна из лидеров БЮТ, миллионер Наталья Королевская. Она владеет конюшнями в Луганске, Москве, Ростове и Нальчике. Там разводят породистых скакунов. Королевская мечтает вернуть славу украинскому коневодству: «Украинские лошади побеждали в крупнейших мировых состязаниях. Это золотой фонд страны. Нельзя этот фонд годами держать голодным, превращать лошадь в трактор. Коневодство — очень тонкая вещь».

В общем, если хотите завести знакомство в высшей лиге украинского бизнеса — срочно покупайте путевку в зарубежный рыбацкий тур, займитесь подводной фотографией, теннисом или лошадьми. Успеха это, конечно, не гарантирует. Но увлечение самыми популярными у нашей элиты хобби наверняка станет преимуществом. Хотя лучше, конечно, самому становиться элитой и спокойно диктовать моду остальному миру.

Антикризисные рецепты

Давид Жвания

«Как и для всех, для нас стала актуальной проблема привлечения денег на развитие бизнеса. Кроме того, мы планировали получить листинг акций на открытом фондовом рынке, но теперь эти планы лопнули как мыльные пузыри. Мы долго и с трудом шли к листингу.

Я — экономист по образованию, так что у меня консервативный подход — выходить нужно было максимально чистыми и подготовленными. Теперь, в условиях мирового кризиса, приходится рассчитывать только на реинвестирование прибыли, полученной внутри холдинга».

Антон Шишкин

«На мой взгляд, сейчас не время для новых проектов. Нужно готовиться к приходу кризиса. Он, кстати, еще не наступил. То, что мы видим, — это пока только разговоры о кризисе. На этот счет есть хорошая американская поговорка: «Когда твой сосед потерял работу, это еще не кризис. Кризис — когда работу потерял ты». Многие компании сокращают персонал, но в целом бизнес продолжает работать. Пока самая главная угроза — колоссальное невыполнение государственного бюджета».

Михаил Бродский

«Многие компании обанкротятся. Но не стоит смотреть на банкротство, как на что-то ненормальное. Что такое банкротство?

В переводе с итальянского «банка» — скамейка, на которой сидели ростовщики возле церкви, «руота» — ломать. То есть банкротство — это сломанная скамейка, и не более того. С другой стороны, это определенная защита, возможность перевести, отсрочить погашение обязательств на год и за это время привести все дела в порядок».

Павел Костенко

«Самостоятельно из кризиса смогут выйти лишь единицы компаний, у которых нет больших активов и которые всегда предпочитали работать с наличкой. Они складывали деньги в трехлитровые банки, и теперь кризис им не страшен. Всем остальным компаниям на помощь должно прийти государство. Если оно окажется слабым, будем надеяться, что ему на помощь придут другие страны».

Виктор Вишневецкий

«По опыту знаю, что выйти из кризиса, сохранив бизнес, можно, но главное — сохранить людей. Разориться я всегда боялся в самую последнюю очередь, гораздо хуже — потерять коллектив. Мало того, что нам икается мировой финансовый кризис, так в банковской сфере еще и наслаивается недоверие к Украине. Если раньше наши банки без проблем продлевали кредиты на Западе, то сегодня повсеместно получают отказ. Поэтому сейчас рассчитывать можно только на себя».