Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Инженер с боксерским ударом

Пятница, 24 Сентября 2010, 11:39
Нардеп Олег Царев — инженер-физик, владеющий приемами классической борьбы, самбо и бокса. Это необычное сочетание помогло ему построить бизнес по сбор

У Олега Царева есть собственная легенда, о которой он готов поведать каждому посетителю своего сайта. Оказывается, своим именем он обязан Олегу Тулину, одному из героев советского фильма «Иду на грозу». Олег Тулин — блестящий молодой ученый-физик, изучающий грозу и мечтающий управлять погодой. Он успешен и в любой ситуации оказывается на первом месте. Но в кульминационный момент герой фильма идет на предательство ради карьерного успеха. Впрочем, об этой пикантной детали PR-легенда на сайте Олега Царева умалчивает.

Сам же Царев с детства таки увлекся физикой и даже получил высшее образование в Московском инженерно-физическом институте. Правда, студентов готовили вовсе не к изучению грозы, а к созданию советской оборонительной программы. После развала СССР Олег Царев быстро осознал бесперспективность этой профессии. Дальнейший путь привел его в бизнес, а в 2002 г. он созрел и до реализации политических амбиций. С тех пор Царев — бессменный народный депутат и один из заметных политических игроков Днепропетровска. В 2004 г. на президентских выборах он возглавил региональный избирательный штаб Виктора Януковича и долгое время считался исключительно близким к нынешнему главе государства. Однако в последнее время на его политическом горизонте пасмурно. За минувший год степень влиятельности нашего героя в верхушке Партии регионов и Днепропетровском регионе резко снизилась. В марте этого года его вытеснили из руководства Днепропетровской областной организации Партии регионов, которую он возглавлял до этого пять лет. Формально регионал ушел по собственному желанию. Но фактически это решение стало результатом внутрипартийной конкуренции, в которой Царев проиграл. Руководство областной ячейкой досталось губернатору Днепропетровской области Александру Вилкулу, близкому к группе Рината Ахметова. К этому времени партийное руководство окончательно охладело к Цареву — не то из-за низких результатов партийной работы (неудачной организации визитов Виктора Януковича во время президентской кампании), не то ввиду муссировавшихся слухов о тесном бизнес-сотрудничестве регионала с финансовыми спонсорами Сергея Тигипко.

Так что в нынешней избирательной кампании он не участвует. Партия регионов сделала ставку на другого кандидата в мэры Днепропетровска. Вместо этого Цареву достался иной фронт работ в Киеве — Налоговый кодекс. Впрочем, откровенных комментариев на тему политических обид наш собеседник избегает. И если бы не едва уловимое разочарование, заверения в том, что нынешний сегмент работы его полностью устраивает, выглядели бы вполне убедительно.

Вы могли бы сейчас готовиться к местным выборам, а вместо этого занимаетесь Налоговым кодексом. Нет разочарования?
— Я не так давно был руководителем партийной организации Партии регионов в Днепропетровской области, предвыборная работа у меня, начиная с третьего тура президентских выборов, занимала очень много времени. Но было принято решение, что губернаторы сегодня возглавляют партийные организации. Поэтому я — обычный народный депутат. И как народный депутат, член комитета парламента, я работаю над обобщением предложений к Налоговому кодексу. Я все взвесил и решил сконцентрироваться на том деле, которым сейчас занимаюсь.

Президентская администрация достаточно жестко выдвигала свои замечания к этому документу, хотя экономические вопросы — приоритет правительства. Это элемент противостояния между разными центрами власти?
— Не думаю, что это противостояние. На мой взгляд, то, что первое лицо государства вникает в эти вопросы, еще раз доказывает значимость этого документа. Мы это только приветствуем, и практически все разумные предложения, которые к нам поступают, принимаем. Особенно, если это предложения Администрации президента — они обычно тщательно выверены. И если мы их корректируем, то зачастую с точки зрения стилистики, а не смысла. Это касается и замечаний группы Тигипко. У него неплохие юристы, они работали с нами, подписывали протоколы, проводили рабочие группы, все их замечания учтены. Поэтому мне была не совсем понятна идея альтернативного Налогового кодекса. Ведь мы душа в душу отработали все предложения с его людьми.

Налог на недвижимость, на введении которого настаивала президентская администрация, в последней редакции кодекса все же появился. Этот пункт не вызвал конфликта с правительством и народными депутатами?
— В названии нашей партии есть слово «регионы», которым мы должны дать не только власть, но и деньги. А для этого надо наполнить местные бюджеты определенными налогами. Налог на недвижимость в этом случае один из основных. По-хорошему, через какое-то время, безусловно, надо его вводить.

Чью сторону занимают народные депутаты в тех вопросах, по которым расходится мнение президента и Кабмина?
— Сегодня практически у каждого нардепа есть какой-то бизнес. Поэтому, когда возникают разногласия, появляются разные точки зрения Администрации президента и Кабинета Министров, мы принимаем сторону налогоплательщиков. Ведь налоговая не смотрит, имеет ли отношение тот или иной бизнес к народному депутату. И если крупные финансово-промышленные группы еще могут лоббировать свои интересы, то у подавляющего числа народных депутатов бизнес не настолько крупный. И все они сталкиваются с какими-то перегибами со стороны налоговой. Поэтому мы внимательно следим за разделом об администрировании налогов, где «спрятаны» все допросы, осмотры, обыски. Чтобы ни мы, ни наши знакомые не попали под этот пресс.

Налоговый кодекс, принятый в первом чтении, раскритиковал президент, а впоследствии парламент и вовсе завернул документ. К чему столько «лишних движений»?
— Я считаю недоработкой правительства то, в каком виде проект Налогового кодекса первоначально попал в парламент. Его содержимое насторожило все общество. Это действительно никуда не годится. Почему я голосовал за него в первом чтении? (17 июня ВР приняла за основу проект Налогового кодекса, а 8 сентября отменила свое решение — прим. «ВД»). Потому что понимал, что мы с Минфином его доработаем. У нас очень доверительные отношения и с Вадимом Копаловым, и с Татьяной Ефименко (первым замминистра финансов и заместителем министра соответственно — прим. «ВД»). У них неплохая команда молодых специалистов. Да и у нас практически нет таких вопросов, по которым наши позиции совершенно не совпадают. Был только один вопрос, который я поставил ребром: уголовная ответственность налоговых инспекторов за непринятие налоговых деклараций. И это было воспринято, они это поняли и учли. Ведь то, что сейчас творится в стране, когда у огромного количества предприятий по надуманным причинам не принимают декларации, — ненормально. Но в целом могу сказать, что новый проект Налогового кодекса (3 сентября Кабмин представил новую редакцию Налогового кодекса — прим. «ВД») — это уже совершенно другой документ.

 Исправленный Налоговый кодекс решает бюджетные проблемы, которые сейчас очевидны?
— Главная задача Налогового кодекса — стабилизировать налоговое законодательство. У нас около 160 зарегистрированных законопроектов, из-за которых практически еженедельно меняется налоговое поле. В таких условиях бизнесу работать очень сложно. С другой стороны, существуют определенные проблемы и у государства. К примеру, представители среднего бизнеса больше платят за услуги оптимизирующим фирмам, чем налогов. Платят за то, что обналичивают деньги. Проблему нужно решать, но на данном этапе с помощью этого Налогового кодекса мы ее решить не сможем. Это я говорю как человек, который от А до Я знает законодательство. Скорее, мы лишь некоренным образом изменим наше налоговое законодательство, просто причешем его.

 Что мешает решить эту проблему?
— Чтобы разобраться с уплатой налогов, нужно вводить другую систему: когда каждая последующая налоговая накладная принимается только после проверки предыдущей. В принципе, программное обеспечение ГНАУ позволяет внедрить такую схему. Но это будет революция, и, я думаю, общество пока к этому не готово. Мы долго дискутировали о том, вводить такую схему сейчас или позже, и решили все-таки отложить. Я просто убежден, что это очень сильно увеличит налоговое давление на бизнес. В условиях кризиса, роста цен на энергоносители, неблагоприятной мировой конъюнктуры, бизнес такой нагрузки просто не выдержит.

Звездные войны
Первый бизнес Олег Царев создавал вместе с американскими партнерами. Ключевую роль в этом сыграл институт. Советские студенты, в числе которых был и наш герой, входили в группу ученых, работавших над созданием оборудования для ведения военных действий в космосе. В противовес американцам, реализовывавшим программу «Стратегической оборонной инициативы» (СОИ) и пытавшимся запустить собственное оружие космического базирования. Если бы эти программы удались, «звездные войны» стали бы реальностью, но ни в США, ни в Советском Союзе космические планы так и не были окончательно реализованы. Когда СССР рухнул, Олег Царев быстро сориентировался, решив вместо звездных спутников собирать… компьютеры в Днепро­петровске. Партнером выступила американская фирма МBL International East. «Я увидел, что в том, чем мы занимались, нет перспективы, и вернулся в Украину (из Москвы, где учился — прим. «ВД»). Мне хотелось заниматься бизнесом, тогда просто нечем было больше заниматься. Мы с американцами создали совместное предприятие «КомпьютерЛенд», у нас был первый в городе компьютерный магазин, мы продавали компьютеры, собирая их под американскими брендами».

Сейчас этого направления в структуре активов Олега Царева нет. Его компания «Днепропетровский компьютерный центр» («ДКЦ») уже давно не собирает компьютеры. Бизнесмен переориентировался на бумажную промышленность и производство хлебобулочных изделий. «ДКЦ» стал основным собственником акций «Днепро­петровского хлебокомбината №2» — одного из ведущих предприятий города, работающего в замкнутом цикле. Так что сейчас Олег Царев охотно рассуждает о грядущем подорожании цен на хлеб: «Я думаю, что без этого не обойдется, потому что цена на сырье, энергоносители выросла в два раза, дотирование не решено, денег у государства нет. Можно задержать этот процесс на время, но подорожание все равно обязательно произойдет».

Акции хлебокомбината и Днепро­петровской бумажной фабрики достались бизнесмену по одной и той же схеме — предприятия находились на гране банкротства. На некоторое время Царев становился у руля убыточных активов, а как только дела начинали идти вверх, назначал своего руководителя. Еще одна особенность делового почерка Олега Царева — умение продвигать свои кадры на предприятия-партнеры. Ему приписывают расстановку «своих людей» в областной газете «Зоря» и одноименном издательстве, что обеспечивает Днепропетровской бумажной фабрике постоянный сбыт продукции. Правда, бизнесмен свою связь с этими структурами опровергает. А замысловатых менеджерских ходов, похоже, все равно недостаточно для нейтрализации влияния экономического кризиса. Бизнесмен утверждает, что пока ни один из его активов (юридически в ряде случаев оформленных на супругу) не преодолел последствий падения экономики.

Какие направления в структуре ваших активов стремительнее всего восстанавливаются после кризиса?
— Сейчас все еще очень сложно заниматься бизнесом. У нас нет такого актива, который бы приносил супердоход, практически по всем направлениям мы работаем с низкой рентабельностью. Как и у всех, у нас кредиты в иностранной валюте, а активы — в гривне. Поэтому некоторые направления в структуре активов немного упущены (испытывают дефицит финансовых ресурсов — прим. «ВД»).

Вы склонны ждать второй волны кризиса в Украине?
— Я думаю, что мы и после первой увидели, что в мире нет экономистов, которые точно могут спрогнозировать, что будет происходить в экономике. Поэтому, даже если второй волны кризиса в Украине и не будет, есть статистика: выход из кризиса занимает в три раза больше времени, чем сам кризис. Если так посчитать, мы будем выходить из кризиса как минимум еще года три-четыре. Поэтому каких-то сверхоптимистичных надежд у меня нет. Нужно готовиться к тяжелой работе, к тому, что будущее кардинально лучше настоящего не станет, даже если не будет второй волны кризиса.

Какие антикризисные решения вы предпринимаете?
— Ничего особенного. Просто больше личного времени стал уделять бизнесу.

Серьезных сокращений избежать не удалось?
— Кардинально работников не сокращали, может быть, в пределах 3-5%.

Как же вы экономите?
— Мы сократили некоторые направления, которые не были связаны с производством. Из-за уменьшения оборотных средств сократили торговлю, но не производство, для того, чтобы не увольнять людей.

Расставаться с собственными бизнес-проектами для вас легко?
— Нет такого вида бизнеса, который нельзя было бы продать. Или купить.

«Кулак» партии
Четыре года назад Олег Царев одновременно прошел по спискам в Верховную Раду и Днепропетровский облсовет. Тогда у него были высокие шансы возглавить местный парламент. Но оппоненты, сторонники тогдашнего главы облсовета Николая Швеца, не собирались уступать. Вплоть до того, что депутатов-регионалов не пускали на рабочие места. На подмогу Цареву и его сторонникам приехали несколько народных избранников от Партии регионов. Вместе они взяли облсовет штурмом, пройдя сквозь несколько рядов сцепившихся за руки охранников частной структуры «Грифон». Очевидцы утверждали, что некоторые депутаты буквально выдергивали из «цепи» по охраннику, выбрасывая их из толпы. Был среди участников штурма и Олег Царев. Здание облсовета в тот день резко преобразилось: выбитые стекла и дверь в сессионный зал, сломанная «вертушка»… Впрочем, главой облсовета Олег Царев так и не стал, оставшись в кресле народного депутата. Штурм четырехлетней давности постепенно забылся, а фамилия нашего героя больше не всплывала в громких политических потасовках. До недавнего времени.

После драки в Верховной Раде во время ратификации Харьковских соглашений о продлении базирования Черноморского флота РФ в Севастополе Олег Царев снова стал «героем дня». Одетый в светлый свитер (пиджак народный депутат снял в начале потасовки), он ярко выделялся на фоне дерущейся толпы парламентариев в темных костюмах. Многочисленные фото- и видеокамеры тщательно зафиксировали, как Олег Царев разбрасывал приближающихся к нему оппозиционеров. В некоторые моменты он сражался один на один с тремя-четырьмя противниками. На его фоне даже постоянный участник «силового блока» Партии регионов Владислав Лукьянов, дравшийся рядом, выглядел менее уверенно. А по количеству упоминаний в СМИ «по следам» сенсационного дебоша Олег Царев уступает разве что депутату-регионалу Василию Стельмашенко, чья фамилия фигурировала в связи с нанесением тяжелых травм нунсовцу Олесю Донию. Наш герой утверждает, что в тот день действовал интуитивно и никаких указаний от руководства фракции не получал. Просто вспомнил классическую борьбу, которой занимался в школьные годы, и самбо, которым овладел в институте.

Что вы чувствовали после драки в парламенте во время ратификации Харьковских соглашений по Черноморскому флоту?
— Было стыдно.

Коллеги по парламенту обсуждали с вами произошедшее?
— Меня руководство просило подать заявление в прокуратуру по поводу совершения противоправных действий со стороны оппозиции. Но я отказался.

Не считаете, что справедливо было бы не открывать уголовные дела в отношении депутатов от оппозиции, раз в драке участвовали и депутаты от большинства?
— Очень сложный вопрос… Если бы эти решения принимал я, то, наверное, не стал бы этого делать. Но, с другой стороны, нужно понимать, что парламентарии не должны вести себя так, мы не должны превращать Раду в цирк. И с этим что-то надо делать: возбуждать уголовные дела, лишать депутатской неприкосновенности, какие-то шаги мы должны предпринимать, нельзя же бросать шашки в парламенте. Я когда выносил шашки, обжег руки и ноги, из одежды целым осталось только нижнее белье.

Распространено мнение, что во фракции специально берут людей, которые в случае необходимости способны работать кулаками. Есть ли такая практика в парламенте, местных советах?
— Я с детства занимался спортом, закончил хороший вуз, у меня была Ленинская стипендия. В 2002 г. я прошел по мажоритарным выборам в парламент и начал работать в команде Виктора Януковича на третьем туре предыдущих президентских выборов. В 2005 г. меня взяли в списки Партии регионов, потому что я был руководителем областной парторганизации. Меня никто не брал из-за того, что я хорошо умею драться. И раньше я никогда в этих моментах не был замечен. Но мне кажется, это (драка в парламенте 27 апреля из-за ратификации Харьковских соглашений по ЧФ РФ — прим. «ВД») был тот редкий случай, когда мы отстаивали интересы страны, а не боролись за власть, за кресло или за чьи-то амбиции.

Недавно Партия регионов и БЮТ опять соревновались, кто раньше заблокирует трибуну. Украинский парламент уже не может обойтись без силовых противостояний?
— Я хотел бы, чтобы мы вернулись к прежней, смешанной, системе выборов. Я прошел с Партией регионов очень много, но считаю, что неправильно, когда партия выдвигает депутатов на выборы по спискам. Когда парламент был мажоритарным, мы больше занимались законотворчеством и меньше — борьбой за власть. После того, как парламент стал списочным, он превратился в арену, на которой делится власть. Эти драки — борьба за власть в самом прямом смысле слова.

Воспоминания о прошлом
Большинство увлечений Олега Царева связаны с государством, которого уже нет на политической карте мира. Он любит советский кинематограф, пешеходный туризм и считает, что самые красивые пейзажи можно увидеть на просторах бывшего СССР. С палатками Олег Царев побывал на Алтае, озере Иссык-Куль, в Фанских горах и в Крыму. Супругу и четырех детей бизнесмен тоже берет с собой. Впрочем, в последнее время семья Царевых, похоже, склоняется к более комфортным путешествиям по миру.

Увлечение походами — родом из детства?
— Да, мы с детства ходили в походы, вообще советская интеллигенция ходила в походы. Ходили мои родители, я ходил в походы в школе, институте, а в составе стройотряда объездил весь Советский Союз. И считаю, что это очень правильно и здорово. В прошлом году мы были в Фанских горах, в Таджикистане, в этом году собирались пойти в Узбекистан, но не пошли из-за волнений на границе с Киргизией.

Что придумали взамен?
— Открыли для себя новый вид отдыха — велотуризм по Европе. Очень здорово. Целый день едешь 40-60 км в час, ночуешь в гостинице, а на следующий день опять в путь. Новые виды, отличные дороги. Берем с собой сыр, вино, где-нибудь на лужайке останавливаемся, обедаем. Моя супруга, никогда до этого не ездившая на велосипеде, проезжала 60 км в час с большим удовольствием.

Походы предполагают отсутствие комфорта. Вы готовы отказываться от него на продолжительное время?
— Когда-то в Карелии мы провели в походе целый месяц. Все это время не видели людей, а первые, кого потом встретили, — двое аспирантов из нашего института (Московский инженерно-физический институт — прим. «ВД»). У них была одна винтовка и кусок целлофана на двоих, который они использовали как одеяло. Они ловили рыбу, стреляли уток — это было их пропитание. Я считаю, это очень хороший отдых.

Кто-то еще из наших политиков таким отдыхом увлекается?
— К сожалению, я среди своих коллег-депутатов не могу найти себе попутчиков. С коллегами по парламенту, как правило, мы не отдыхаем. Кстати, еще я участвую в ежегодном марафоне среди депутатов всего мира, который проходит в Кракове (в этом году его отменили из-за кризиса). Так вот, я единственный из депутатов бегаю за Украину.

И какие результаты?
— У меня были первое и второе места.

Перспективы
В политике Олег Царев сосредоточился на всеукраинском уровне и явно не собирается менять приоритеты в ближайшее время. С одной стороны, работы над Налоговым кодексом хватит еще надолго. С другой — на региональном поприще у Царева явно не все гладко. После публикации серии компрометирующих материалов в СМИ его рейтинг в Днепропетровске колоссально упал, а партийные боссы заметно отдалились. Так что сейчас политику крайне необходимо вернуть утраченное доверие президента и руководства Партии регионов, чем он и занимается. Его комментарии подчеркнуто сдержанны, а парламентская работа нарочито усердна. Олег Царев не критикует коллег, сделавших мэрскую ставку не на него и лишивших его руководства партийной ячейкой. Пока что депутату удается сдерживать амбиции, и это дает ему шанс возобновить утраченное доверие.

Ситуация в бизнесе нашего героя тоже не выглядит гладко. Судя по последним событиям, Олег Царев настроен продавать активы, чтобы поддержать «на плаву» хотя бы часть имеющихся предприятий. Уже проданы подконтрольный ему «Новомосковский комбинат хлебопродуктов» и небольшой пакет акций днепропетровского «34 канала». Не исключено, что этим бизнесмен не ограничится. Тем более, что отношение к бизнесу позволяет ему легко расставаться с активами. В этом вопросе он пользуется жесткой, но вполне объяснимой формулой: «Нет такого бизнеса, который нельзя было бы продать».