Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Газовый пасьянс

Пятница, 1 Октября 2010, 01:10
Старые азиатские партнеры России в энергетической сфере уходят «налево». В противовес их амбициям Россия создает союз с Украиной. «ВД» выяснила, что н

В начале сентября, на общей с президентом России Дмитрием Медведевым пресс-конференции в Баку, главе азербайджанского государства Ильхаму Алиеву пришлось отвечать на «неудобные» вопросы. Какой из партнеров для Азербайджана важнее — Россия, увеличивающая из года в год закупки азербайджанского газа, или же Европейский Союз, который рассчитывает на азербайджанское голубое топливо в газопроводе «Набукко»?

Президент Ильхам Алиев выдержал паузу и в свойственной ему дипломатической манере ответил: «Мы исходим в данном случае не из политических мотивов, а из сугубо экономических и практических. На сегодня те условия, которые существуют между российскими и азербайджанскими компаниями в газовой сфере, устраивают нас».

С приветом из Баку
За двадцать минут до того как Ильхаму Алиеву пришлось отдуваться перед журналистами, Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики (ГНКАР) подписала с российским «Газпромом» договор о продаже в 2011 году 2 млрд куб. м газа. Благодаря дополнительному соглашению объем импортируемого Россией азербайджанского газа по сравнению с 2010-м увеличился на 1 млрд куб. м. Еще несколько лет назад такой контракт Азербайджан наверняка воспринимал бы с чувством победы. Но сегодня официальный Баку отдает себе отчет в том, что «Газпром», увеличивая закупки их газа, играет на опережение. Главная цель россиян — поставить палки в колеса реализации проекта «Набукко», который является главным конкурентом широко разрекламированного «Южного потока».

Уже в середине сентября управляющий директор компании Nabucco International Pipeline Рейнхард Митчек обратился к азербайджанской стороне с просьбой поставить первый газ для альтернативного газопровода к концу 2015 года. Лоббируемый Евросоюзом проект газопровода «Набукко» в последние несколько месяцев ориентируется на Азербайджан как основный источник топлива для заполнения магистрали. В  проекте «Набукко», который пока так и не заключил ни одного контракта на поставку газа нероссийского происхождения, европейс­кие чиновники отводят Азербайджану едва ли не роль первой скрипки.

В ответ на эти заявления Европейского Союза Москва отчаянно пытается доказать, что реализация проекта «Набукко» практически невозможна. Главные аргументы российской стороны сводятся к тому, что полностью рассчитывать на азербайджанский ресурс участники проекта не могут  — действует контракт ГКНАРа с «Газпромом». К  тому же спор о морских границах на Каспии помешает транспортировать туркменский газ через Азербайджан в Европу. Но самое главное — и премьер, и руководство «Газпрома» сомневаются в том, что у азербайджанской стороны вообще есть заявленные запасы, которые могут обеспечить бесперебойную работу газ­о­провода (подробнее — см. интервью Александра Медведева, стр. 22-23).

Впрочем, в правдоподобности этих заявлений можно усомниться — доказанные запасы газа страны оцениваются в 2 трлн куб. м, а потенциальные — в 5 трлн куб. м. Только в текущем году Азербайджан рассчитывает на объем добычи около 30 млрд куб. м газа. «Я,  пожалуй, не соглашусь в этом отношении с «Газпромом». У Азербайджана есть месторождения Шах-Дениз с очень большими запасами газа, — рассуждает эксперт по Каспийскому региону, заместитель главного редактора журнала «Нефть и капитал» Игорь Ивахненко. — Возможно, «Газпром» имеет в виду то, что разработка Шах-Дениза ведется в два этапа. Запасов первой очереди, конечно, не хватит для «Набукко». Но сейчас практически ничто не указывает на то, что вторая очередь разработки месторождения не будет реализована».

Инвестиционное решение по разработке месторождения должно быть принято в начале 2011 года, но уже сейчас на этот газ претендуют разработчики «Набукко» (в консорциум входят австрийская ОMV Gas GmbH, турецкая BOTAs, «Булгаргаз», S.N.T.G.N., румынская Transgaz S.A.MOL Natural Gas Transmission Company Ltd. (Венгрия), немецкая RWE AG) и Трансадриатического газопровода. Кроме того, ранее заинтересованность в поставках газа со второй стадии разработки месторождения проявляли Иран и российский «Газпром». Во время того же сентябрьского визита Медведева в Азербайджан председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер намекнул на то, что российская компания могла бы приобрести долю во второй стадии разработки шельфового месторождения Шах-Дениз. Азербайджан на это предложение ответил тактичным молчанием. Согласно планам Азербайджана, вторая стадия разработки Шах-Дениза может начаться в 2016 году. Необходимый объем инвестиций оценивается в $20 млрд, ожидаемый ежегодный объем добычи предположительно составит около 16 млрд куб. м.

Сообразили на троих
Азербайджан — не единственная из числа «газовых республик», которая в последнее время «портит настроение» России. О желании диверсифицировать поставки голубого топлива достаточно уверенно заявляет Туркменистан. В текущем году туркменские газовики начали строительство трубопровода «Восток  — Запад», который пролегает через территорию Туркменистана к каспийскому побережью. Пропускная способность трубопровода может составить около 30 млрд куб. м, а это значит, что Туркменистан в будущем будет пытаться реализовывать часть объемов газа не только в Китай, но и на своей западной границе. В ходе саммита глав тюркоязычных стран, который прошел в сентябре в Турции, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов заверил, что «Набукко» также может рассчитывать на туркменский газ, им этот проект «по плечу». Впрочем, причины такой самостоятельности эксперты видят в первую очередь в политике самого «Газпрома». «После того как Москва в одностороннем порядке прекратила выполнение газового договора с Ашгабатом, у России практически не осталось возможностей влияния на потенциальных участников «Набукко», — считает Михаил Корчемкин, генеральный директор East European Gas Analysis.

От бывшего энергетического покровителя в ближайшее время может отречься и Казахстан, который также горит желанием экспортировать газ «куда-то на запад». Хотя заявления Астаны еще не настолько смелы, в отличие от Туркменистана и Азербайджана. К примеру, в начале сентября посол Казахстана в Украине Амангельды Жумабаев заявил, что Казахстан уже давно не против экспортировать свой газ в Украину. Но с поправкой — в этом вопросе необходимо учитывать позицию России. С натяжкой самостоятельным можно и назвать соглашение Казахстана об увеличении транзита нефти через территорию Украины, которое Виктор Янукович и Нурсултан Назарбаев подписали в середине сентября. Естественно, без согласования этого вопроса с Россией не обошлось. Так что пока самостоятельность Казахстана в энергетическом плане больше напоминает старый анекдот: «Мама, можно я посмотрю телевизор? Да, конечно можно, только не включай!». Впрочем, казахи все же не теряют надежды диверсифицировать поставки своего голубого топлива. А руководство страны, хоть и с большой опаской относится к вопросам об участии Казахстана в проекте строительства газопровода «Набукко», но все же рассматривает возможность вклиниться в него со своим газом.

Пропало все?
Самостоятельность бывших газовых партнеров на энергетическом рынке может дорого обойтись «Газпрому». Законтракто­ванные Россией объемы среднеазиатского газа на 2010 год составляют около 34 млрд куб. м (около 15 млрд куб. м из них приходится на Узбекистан — прим. «ВД»). Если странам в ближайшие несколько лет удастся диверсифицировать поставки голубого топлива, то Россия в перспективе может потерять рынок объемом около 30 млрд куб. м. В  том, что этот процесс неизбежен, уверены и опрошенные «ВД» эксперты. «Каспийские страны хотят расширить список своих потребителей. Это фундаментальная экспортная стратегия. Я сомневаюсь в том, что найдутся аргументы, которые заставят изменить их позицию», — считает Александр Тодийчук, президент киевского международного энергетического клуба Q-Club.

А это значит, что среднеазиатские объемы газа придется восполнять за счет увеличения добычи газа на российских месторождениях, которая и без этого является неизбежной. Согласно прогнозам роста энергопотребления, к 2030 году Россия должна будет поставлять в Европу около 207 млрд куб. м газа (подробнее  — см. карту «Потенциальные возможности экспорта газа в Европу основными производителями», стр. 21).

«Газпром» уже сейчас рассматривает возможность начала разработки труднодоступных месторождений на Ямале или же в арктических водах, которые требуют больших денежных вложений, добыча газа на них ко всему прочему осложняется тяжелыми климатическими условиями. К примеру, разработка месторождений Северо-Каменомысское и Каменомысское-Море, запасы которых оцениваются в 800 млрд куб. м, по словам заместителя генерального директора и главного геолога ООО «Газпром добыча Ямбург» Сергея Ахмедсафина, может стоить в пять-семь раз дороже, чем разработка месторождений на суше. «Месторождения с такими климатическими условиями и с такой ледовой обстановкой еще не разрабатывались», — отмечает г-н Ахмедсафин.

По этой причине для России так важен украинский рынок, перспектива создания СП и слияния компаний, о которых российские политики говорят с конца апреля. Во-первых, это возможность совместной разработки шельфа, которая, безусловно, будет менее затратной, чем разработка некоторых месторождений полуострова Ямал или Баренцева моря. Естественно, в своей стратегии «Газпром» не откажется от перспективы освоения месторождений в Сибири, но разработка Черноморского шельфа позволит диверсифицировать источники добычи голубого топлива. «С точки зрения геоклиматических условий Черноморский шельф разрабатывать гораздо легче. К тому же близость к потребителю также имеет значение. С этой позиции разработка шельфа выглядит достаточно привлекательной для «Газпрома», — считает Игорь Ивахненко. — Естественно, что на Черном море гораздо приятнее работать, чем на Северном». Главный вопрос в данном случае  — объем ресурсов, на который «Газпром» может рассчитывать. В качестве базы для создания СП украинская сторона, как известно, предложила «Газпрому» месторождения на Черноморском шельфе. В частности, освоение площади Палласа. Потенциальные ресурсы этого участка оцениваются примерно в 490 млн т нефти и 60 млрд куб. м газа. Во-вторых, «Газпром» интересует возможность доступа к конечному украинскому потребителю, ведь в последние несколько лет компания существенно сократила свою долю на европейском рынке. Только в 2009 году российская доля на газовом рынке Центральной и Западной Европы сократилась почти с 33 до 25% (подробнее — см. интервью с зампредом ОАО «Газпром» Александром Медведевым, стр. 22-23).

В-третьих, Россия, как известно, предложила Украине участвовать в разработке месторождений на российской территории — после того как от перспективы добычи газа в Сибири отказались даже некоторые крупные международные компании.

У вас — газ, а у нас?
Главными аргументами Украины в создании СП с Россией является возможность избежать реализации проекта газопровода «Южный поток», который, по словам украинских чиновников, ставит под угрозу украинский бизнес на транзите. О том, что Украина хочет убедить Россию отказаться от этого проекта, уже неоднократно говорил министр топлива и энергетики Юрий Бойко. Но, судя по последним заявлениям российской стороны, от строительства «Южного потока» «Газпром» отказываться не собирается. К тому же проект еще долгое время можно использовать в качестве давления на несговорчивых украинцев. Еще одна из перспектив украинско-российского газового сотрудничества — возможность улучшить сложное финансовое положение НАК за счет привлечения кредитных ресурсов. Хотя Алексей Миллер в начале сентября четко дал понять, что консорциум по управлению украинской ГТС «Газпром» нисколько не интересует. Дать деньги на модернизацию украинской трубы Россия готова только в случае создания СП и дальнейшего слияния двух компаний.

Еще один козырь, упоминаемый «Газ­промом», — цены на газ для населения, которые будут соответствовать внутрироссийским и составят чуть больше $60 за 1  тыс.  куб.  м. Хотя этот аргумент российской стороны вряд ли можно назвать убедительным. Ведь в планах России в ближайшие три года привести цены на внутреннем рынке в соответствие с европейскими.

Так что пока условия, на которые может рассчитывать Украина в случае создания СП  с  «Газпромом», выглядят менее выгодными. Поскольку диверсификация поставок газа в Европу является неизбежной, Украина в этих вопросах должна занять позицию, которая могла бы максимально защитить ее интересы и принести выгоду. Дружить с кем-то против кого-то — ошибочная тактика.

загрузка...