Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Игорь Мазепа: Крупье голубых фишек

Четверг, 17 Марта 2011, 23:41
Собственник инвестиционной компании «Конкорд Капитал» Игорь Мазепа с первого взгляда может показаться типичным азартным игроком: работать на фондовом

Заработок на фондовом рынке часто сравнивают с азартными играми, и даже термин «голубая фишка» появился в лексиконе фондовиков благодаря казино. Так же, как и любители азартных игр, фондовики хорошо знают, что такое риск. Собственник инвестиционной компании «Конкорд Капитал» Игорь Мазепа с первого взгляда может показаться типичным азартным игроком: работать на фондовом рынке он начинал в разгар приватизации в конце 1990-х, а свою компанию создал в канун оранжевой революции. Рисковать нужно уметь, и делает это Мазепа очень осторожно. Ведь за процессом азартной игры можно наблюдать и с удобной позиции крупье.

Свой первый опыт работы собственник инвестиционной компании «Конкорд Капитал» Игорь Мазепа получил в 1997 году в российской инвестиционной компании Prospect Investments. В конце 1990-х в Украине царила дикая приватизация, а фондовый рынок вряд ли можно было назвать цивилизованным — брокеры разъезжали по стране с мешками денег и скупали ценные бумаги у населения, после чего спекулировали ими как могли. На то время Мазепа был обычным студентом Киевского «нархоза». Не имел постоянного места работы, пока в один прекрасный день его не пригласили на собеседование в российскую компанию. Поднявшись на шестой этаж офисного центра, где находилась Prospect Investments, будущий собственник «Конкорда» увидел… людей в бронежилетах, которые стояли возле мешков с деньгами и как раз готовились к отъезду в регионы. Так что впечатление от фондового рынка у Мазепы сложилось сразу: деньги там есть, но рисков тоже много. «За 14 лет работы на рынке я ежедневно убеждался в правильности того своего первого впечатления», — признается он. Только сейчас, по признанию Мазепы, правильный символ фондового рынка уже не автомат, а «разочарованное лицо какого-нибудь трейдера, который «зашел в позицию», да еще и «с плечом», а рынок пошел «против него».

К числу рисков работы относится и политика, от которой часто зависит настроение инвестора и ситуация на фондовом рынке. Игорь Мазепа, как и другие фондовики, старается оставаться вне борьбы за власть и не поддерживать открыто ту или иную партию. В прошлые годы инвестиционные компании умудрялись чудесным образом находить общий язык с разными правительствами, а критика в адрес власти если и звучала, то всегда была толерантной и безадресной. То же самое относилось и к оценке действий регулятора рынка — Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку — в адрес чиновников фондовики никогда не высказывались резко. Хотя несколько лет назад в узких профессиональных кругах очень популярной была история о том, как собственники крупнейших инвестиционных компаний страны устраивали «вечера досуга» для руководства Госкомиссии с целью заручиться лояльностью государственного регулятора.

  Вы начинали самостоятельный бизнес на фондовом рынке в 2004 году. Так что в принципе развитие и становление «Конкорда» совпало с президентством Виктора Ющенко. Вот уже год новая команда у власти. Почувствовали ли вы изменения?
— До последнего времени, как и шесть лет назад, главным инвестором в страну являлся иностранный бизнес. От политической ситуации в стране всегда зависело его настроение, а соответственно, и положение дел на фондовом рынке. Если вы почитаете основные европейские издания, то заметите, что они достаточно позитивно воспринимали и оценивали действия новой команды — до последнего случая с экс-министром экономики Богданом Данилишиным. От себя лично могу сказать, что главный плюс — это, безусловно, консолидация власти после нескольких лет разногласий. Хотя в последнее время со стороны послов европейских стран, с которыми приходилось общаться, количество нареканий существенно возросло. Я думаю, что это во многом объясняется нынешним администрированием — налоговики лютуют, то же самое можно сказать и о других регуляторах. Это, естественно, влияет на настроения бизнеса.

  Можете ли сказать лично о своих ожиданиях — они оправдались?
— Могу сказать, что мои ожидания всегда очень амбициозны. Сейчас, по прошествии года, пришлось внести в них некоторые коррективы. Что касается коррупции, то здесь точно ничего не изменилось. Это вещь культурная, ее нельзя искоренить в течение месяца, года. Должно вырасти несколько поколений людей для того, чтобы хоть какие-то сдвиги произошли. Потому что все играли в футбол в одном дворе, ходили в одну и ту же школу. За один год, даже при очень большом желании, коррупцию не искоренишь.

  Но если говорить в целом о ситуации в стране, то ощущается явное преимущество нескольких бизнес-групп, близких к Партии регионов, которая находится у власти. Это ведь тоже влияет на настроения и планы иностранных инвесторов…
— В этом вопросе много политики. Я не разделял бы бизнес на провластный и прооппозиционный. У него есть свои экономические интересы — это то, что двигает и мотивирует бизнесменов. При этом могу сказать, что у нас сейчас весь бизнес провластный. Бизнеса, который находился в окружении Юлии Тимошенко, уже давно там нет. Бизнеса нет провластного, он руководствуется прагматикой. Не стал бы утверждать, что какая-то компания, к примеру, из металлургической отрасли получает больше привилегий со стороны власти.

  То есть вы хотите сказать, что перекос в этой части был сильнее у прошлого правительства, когда тот же ИСД получал первоочередное право на возмещение НДС?
— Привилегии в части возмещения НДС действительно остаются — и это очевидно. Здесь срабатывает критерий способности бизнеса договариваться с властью.

  А в отношениях с регулятором — Гос­комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку — качественные изменения произошли? С кем из руководителей было легче найти общий язык?
— Могу сказать, что оба руководителя регулятора очень дружественно настроены по отношению к рынку. Бывший руководитель Сергей Петрашко привнес в Госкомиссию хорошую и правильную практику общения с рынком, сбалансированный взгляд на процессы, происходившие на рынке. Новый глава, Дмитрий Тевелев, эту традицию под­держал и усовершенствовал. Он пришел на более долгий период. Его амбиции заключаются не в росте как чиновника, а в действиях, способных привести к каким-то значимым результатам для фондового рынка Украины.

Из наемного менеджера — в собственники
До работы на фондовом рынке Игорь Мазепа, как и многие студенты, подрабатывал где приходилось: проводил маркетинговые исследования и пробовал себя даже в политическом пиаре. В компанию Prospect Investments студент Мазепа пришел после четвертого курса университета и увлекся фондовым рынком настолько, что потерял контроль над временем. «К примеру, о зимней сессии на пятом курсе вспомнил только потому, что на улице в это время было холодно и падал снег, — вспоминает собеседник «ВД». — До пятого курса шел на красный диплом, а последние сессии в институте сдавал вместе с самыми заядлыми двоечниками».


После нескольких лет работы в российской компании Мазепа решил попробовать свои силы в компании Foyil Securities, которая была создана Дорианом Фойлом в 1997 году. Фойл на то время оказался одним из немногих иностранных инвесторов, которые остались в Украине после кризисного 1998 года. Именно по этой причине работать с ним было интересно и полезно. Впрочем, после нескольких лет работы с Фойлом Мазепа снова решил вернуться в команду бывшего начальника из Prospect Investments — Михаила Левченко, который в 2000 году создал новую бизнес-структуру — «Межрегиональную фондовую компанию». За годы работы в разных инвестиционных компаниях Мазепе удалось заработать капитал для старта в собственном бизнесе. По его словам, на основание «Конкорда» в 2004 году он потратил ни много ни мало $50 тыс. При этом молодого фондовика не смутили надвигающиеся президентские выборы в стране, компания начала свою работу фактически в разгар оранжевой революции в стране. До 2008-го дела у «Конкорда» шли достаточно успешно. Но в результате кризиса и фатального падения фондового рынка в конце 2008 года компании Мазепы пришлось затянуть пояса: уволить большое количество сотрудников и даже снять с крыши респектабельного столичного офисного центра «Парус» помпезную вывеску Concorde Capital. Сокращение издержек, по признанию Мазепы спустя два года, было единственно правильным решением, которое позволило компании выжить и не сменить владельца. Сам же Мазепа уже в 2009 году еще больше усилил свое влияние на фондовый рынок, став председателем биржевого совета Украинской биржи, которая строит амбициозные планы потеснить ПФТС на украинском фондовом рынке.

  Вы работали в нескольких инвестиционных компаниях до создания «Конкорда». Сейчас поддерживаете отношения с бывшими коллегами?
— Конечно, поддерживаю. С Михаилом Левченко, например, который был главным двигателем компании Prospect Investments. Он до сих пор работает на рынке. Очень многому меня научил Дориан Фойл, создатель Foyil Securities. С тем же Михаилом Левченко мы очень долгое время работали в МФК. Никаких обид по поводу моих переходов или создания собственного бизнеса не было. Все понимают, что когда человек доходит до определенной планки и ты уже ничего не можешь ему дать, — его нужно отпустить. Этот процесс абсолютно нормальный и естественный.

  Ваша компания была создана в достаточно интересное время — фактически в разгар оранжевой революции. Это как-то повлияло на первые месяцы работы на фондовом рынке?
— Я не выбирал время оранжевой революции специально для создания компании. Так совпало. Но этот период действительно был интересным и знаковым. Ведь тогда биржа тоже в знак протеста закрылась на две недели, торги не велись. Но этот факт совершенно нас не останавливал, мы торговали по телефону, в течение дня делали свою работу, а потом шли на Майдан и стояли вместе со всеми. Это происходило изо дня в день.

  У вас есть любимая сделка?
— Они все любимые. Но самые яркие происходили в 2009-2010 гг., то есть уже после кризиса. Одной из самых удачных могу назвать недавнее размещение компании «Милкиленд» на Варшавской бирже (в декабре 2010 года в ходе IPO было продано 22,4% акций компании «Милкиленд», что позволило ей привлечь около ?60 млн — прим. «ВД»).

  Два года назад кризис сильно ударил по всем компаниям, связанным с фондовым рынком. Но «Конкорд» пострадал едва ли не больше всех…
— Сложно было в конце 2008 года, но для нас кризис закончился еще в феврале 2009 года. Из простой и сложной ситуации нужно извлекать выгоду — с точки зрения опыта. Нам это удалось и в плане опыта, и в плане денег. В 2009 году был бум торговли украинскими евробондами. 2010 год стал началом консолидационной эпохи (слияния компаний — прим. «ВД»), которая продолжится в нынешнем году. Сейчас фондовые индексы выше, чем в апреле 2008-го. Я считаю, что в условиях кризиса мы сделали все правильно: существенно уменьшили свои расходы, сократили персонал. Но я ни о чем не жалею — ни по одному из случаев увольнения.
У нас нет цехов — у нас есть «мозги», и мы оставили ярчайшие из них в компании.

  Во время кризиса многие обсуждали возможность продажи «Конкорда», вы всегда опровергали эти заявления. Неужели не было даже предложений?
— Предложения были всегда. Мало того, на рынке постоянно ходят слухи о том, что нас купил то Коломойский, то Ахметов, из последнего — Пинчук (смеется).

Кто возьмет сертификатов пачку?
Самый большой урон репутации Игоря Мазепы нанес развод в
2007 году. Бракоразводный процесс начала жена бизнесмена Татьяна Зданевич, подав заявление в Днепровский суд Киева. Заседание по делу должно было состояться 1 октября 2007 г., но выяснилось, что Новоайдарский райсуд Луганской области уже развел пару без ведома супруги по иску Мазепы. Суд также обязал ее платить отцу алименты в размере 1/4 зарплаты в 8300 грн.(!)


В украинских СМИ писали, что Игорь Мазепа оставил бывшей жене на карманные расходы $400, а сама супруга вынуждена была пересесть с автомобиля на метро. Сейчас, по словам собственника «Конкорда», они с бывшей супругой поставили точку в «былых разногласиях» и являются хорошими друзьями. «Важно то, что нам хватило тогда ума и мудрости выйти достойно из ситуации», — заверил Мазепа.

Куда более компрометирующей для собственника «Конкорд Капитала» может стать история с выкупом инвестиционных сертификатов участников открытых фондов. С обиженными инвесторами договориться будет гораздо сложнее, чем с супругой. Компания Мазепы в начале февраля 2009 года первой на рынке прекратила выкуп инвестиционных сертификатов у участников своих открытых и интервальных фондов — «Достаток», «Стабильность» и «Перспектива». Сначала «Конкорд Капитал» сообщил, что выкуп инвестиционных сертификатов приостановлен на месяц, но с уточнением, что ограничение может растянуться на куда более длительный срок. «Рынок находится в долгосрочном нисходящем тренде. В таких условиях мы решили временно приостановить выкуп сертификатов, пока не будем уверены, что текущей ликвидности хватит для расчетов с инвесторами без ущемления прав и интересов инвесторов, остающихся в фондах», — было сказано в сообщении. Сейчас, по информации компании, каждый желающий инвестор может зайти и выйти из фонда по своему желанию в любое время .

В конце февраля нынешнего года на различных финансовых форумах стала появляться информация об «обманутых инвесторах» «Конкорд Капитала». По информации, размещенной на них, с начала деятельности фондов инвесторы потеряли половину вложенных средств, а задолженность КУА по своим фондам за первое полугодие 2010 г. составила почти 9,5 млн грн. Участники фондов были возмущены тем, что их средства, скорее всего, ушли на приобретение новой КУА «ПИОГЛОБАЛ Украина» и спасение «Конкорд Капитала» в кризисное время. Компания «Конкорд Капитал» утверждает, что КУА «Пио Глобал» и КУА Конкорд Эссет Менеджмент — это две независимые структуры, действующие самостоятельно, и перекрестного финансирования у них не было и нет.

  В начале 2008 года у вас не было ощущения, что спустя несколько месяцев ситуация выйдет из-под контроля?
— В апреле 2008 года у меня появилось такое ощущение, когда мне звонили люди, совершенно не связанные с рынком, и говорили: «Вы зарабатываете столько денег на фондовом рынке, как можно и мне заработать на нем?». И все бросались туда с головой. У каждого уважающего себя бизнесмена, который занимался любым бизнесом, как часть джентльменского набора обязательно были инвестиции в недвижимость, а также компания по управлению активами. Количество КУА росло, но мало кто задумывался над тем, что рынок требует высокой профессиональной подготовки. Так что последние два года отсеяли много «шелухи».

  То есть, на ваш взгляд, причиной того, что фондовый рынок сильно пострадал в результате кризиса, являлся ажиотаж и некомпетентность некоторых участников?
— Фондовые индексы «просели» во всем мире и в принципе это результат влияния поведенческих теорий, результат паники, которая провоцирует людей на неадекватные реакции.

  Не были ли на тот момент переоценены активы некоторых украинских компаний?
— Были. И время расставило все на свои места. Многие компании, например, выросли в цене по сравнению с 2008 годом, некоторые компании продолжают оставаться ниже той стоимости, которая была. Это реакция инвесторов на качество менеджмента и результаты операционной деятельности.

  Во время кризиса ваша компания решила временно приостановить выкуп и размещение сертификатов фондов. Инвесторы утверждают, что потеряли половину вложенных средств. Как вы разрешите эту ситуацию?
— Инвесторы только выиграли от того, что обращение сертификатов было приостановлено. Потерять половину вложенных средств в ситуации, когда рынок упал на 90%, согласитесь, неплохой результат.

Охота и путешествия
Рабочие стрессы, сопряженные с постоянным риском, Игорь Мазепа предпочитает снимать или на охоте в Черниговской области, или же где-то вдали от Украины. Так, свой последний отпуск на новогодние праздники Мазепа провел в Центральной Америке. Бизнесмен посетил Панаму, Гватемалу и Гондурас. «С одной стороны, там часто нет даже более-менее приличных гостиниц, очень много проблем с инфраструктурой. А с другой — это места, где привычные устои не работают», — делится своими впечатлениями бизнесмен.

Несколько лет назад собственник «Конкорда» увлекся охотой и даже организовал стилизованный охотничий клуб в Черниговской области. Там он часто собирает крупнейших украинских бизнесменов и чиновников. Так что и свое хобби Мазепа предпочитает использовать с максимальной пользой для своего бизнеса. Ведь охота — это еще один способ коммуникации с клиентами, который дает ему некоторое преимущество по сравнению с конкурентами.

  Свободного времени у вас не так много, как отдыхаете?
— Я не приверженец жесткого распорядка работы с 9 утра до 6 вечера и обязательного отдыха в выходные. Так что распоряжаюсь своим временем так, как хочу. Как правило, самые яркие идеи приходят или за чашечкой кофе, или же в самолете. Езжу на охоту, на «Формулу-1» с друзьями и клиентами, гоняю на снегоходе.

  За какую команду «Формулы-1» болеете?
— Для меня не принципиально, кто выиграет гонку — Алонсо или «альфонсо». Я — фан простого человеческого общения в интересном месте. К примеру, на Гран-при в Монако меня приглашают коллеги, у которых офис находится прямо над трассой. Приходится надевать огромные наушники, чтобы не слышать всего этого гула, и кричать друг другу, чтобы общаться. Слышен только рев пролетающих машин, и ты даже не понимаешь, кто сидит за рулем болида. Потом уже спускаешься к экранам, которые стоят в холле, для того, чтобы посмотреть, кто же выиграл гонку.

  Как давно увлекаетесь охотой?
— Четыре года назад в Чернигове проходил Инвестиционный форум, и там, случайно или целенаправленно, оказались люди, охотничье хозяйство которых находилось на грани банкротства и разорения. Меня пригласили на охоту. Я попробовал и настолько увлекся этим процессом, что наладил работу хозяйства, привел все в порядок, возобновил кормежку животных.

  Чем вас привлекает охота?
— Мне очень нравится невероятная природа, богатейший животный мир наших украинских лесов, мне интересно учиться понимать повадки животных Меня охота привлекает с культурной точки зрения. Мой закрытый охотничий клуб в Черниговской области — это стильная тематическая база в старинном русском стиле со скрипящими дверьми и соломенной крышей. Там собираются люди, близкие мне по духу, амбициозные и свободные. Это мои коллеги, наши крупнейшие бизнесмены, чиновники. Но делать поспешных выводов относительно того, что мы убиваем животных, не следует. Напротив, мы учимся ценить и познавать природу, при этом отдыхаем от суеты больших городов.

Перспективы
Половину дохода «Конкорд Капиталу» в прошлом году принес инвестиционный банкинг: организация IPO, сделок M&A, реструктуризация долгов. Оставшуюся часть — торговля ценными бумагами. В текущем году количество сделок может только возрасти, ведь прошлый год стал только началом консолидационной эпохи в украинском бизнесе. К тому же на 2011 г. несколько украинских крупных компаний запланировали IPO. Так что нынешний год может принести неплохую прибыль детищу бизнесмена. Что касается амбициозных целей потеснить монополию ПФТС на фондовом рынке, то на это Мазепе и его партнерам по Украинской бирже понадобится еще некоторое время. Возможно, в текущем году «Конкорд» в силу возмущений инвесторов открытых фондов все-таки начнет выкуп сертификатов и поставит точку в этой неприятной истории.