Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Влад Троицкий: Хозяин чуда

Суббота, 12 Ноября 2011, 15:50
В начале 1990-х Влад Троицкий был монополистом на украинском рынке спутниковых телекоммуникаций. Беспроводная связь и телевизионные «тарелки» в то вре

В начале 1990-х Влад Троицкий был монополистом на украинском рынке спутниковых телекоммуникаций. Беспроводная связь и телевизионные «тарелки» в то время были настоящим чудом. А торговать чудом — дело прибыльное. Его клиентами были министры и бандиты — самая богатая прослойка общества того времени. Сегодня Троицкий пытается привлечь украинскую элиту другим чудом — искусством. Его фестиваль ГогольFest стал крупнейшим арт-событием Восточной Европы, сам Троицкий сдружился с главой киевской мэрии Александром Поповым, и снял клип на песню «Татарин-Братко» по слухам посвященную самому богатому татарину страны Ринату Ахметову.

Мрачная страна, жители которой живут в клетках и вынуждены под давлением откровенно криминальных элементов петь песню «век воли не видать». Так начинается спектакль «Царь Эдип. Собачья будка» киевского театра «Дах», который многие театральные критики назвали самым смелым социальным памфлетом на территории СНГ. Между тем, основатель и художественный руководитель театра, Владислав Троицкий, упорно заверял публику в своей аполитичности — до последнего времени.

В начале нынешней осени Троицкий был приглашен в Киевгорадминистрацию экспертом программы «Стратегия развития Киева до 2025 года». Это вызвало волну критики среди украинских артистов, не понимающих, зачем харизматичному Владу Троицкому связываться с киевской политикой. Но свои дивиденды от такого сотрудничества он получит. Так, в проекте киевского бюджета на 2012 год заложено финансирование «фестиваля современного искусства». Правда, без уточнения названия фестиваля. И здесь у Влада Троицкого есть свой интерес.

Организованный им совместно с режиссером Владимиром Клименко (известен под псевдонимом Клим) фестиваль ГогольFest к 2010 году стал одним из ярких культурных событий Восточной Европы. Если в 2007 году на первый ГогольFest пришло более 10 тыс. человек, то в 2010-м количество зрителей перевалило за 120 тысяч, а в самом мероприятии приняли участие артисты из 25 стран мира. Но каждый раз проведение фестиваля было под вопросом: в 2008-м он чуть не сорвался, и Троицкий написал открытое письмо к тогдашнему президенту Виктору Ющенко, подписанное деятелями культуры. На тот момент ситуация была спасена, но то, что получилось при Ющенко, сорвалось в 2011-м при Януковиче. Троицкий заявил, что фестиваля больше не будет, так как проводить мероприятие попросту негде — в «Мыстецький Арсенал», в котором прошел первый ГогольFest, артистов не пускали. С киностудией им. А.Довженко, на территории которой проходил фестиваль в 2010 году, также не сложилось. Впрочем, мастерство дипломатии помогает Троицкому выходить из самых сложных ситуаций — накануне сдачи номера в печать стало известно, что ГогольFest-2012 состоится при поддержке главы Киевской горадминистрации Александра Попова.

Вы всегда сторонились политики, и вдруг стали экспертом по Стратегии развития Киева. Зачем это вам?

В.Т: У меня была встреча с председателем Киевгорадминистрации Александром Поповым, по его инициативе. Я приглашен в экспертный совет программы «Культурная долина» в рамках проекта «Стратегия развития Киева», и высказал свои размышления по поводу качества культурных событий в столице. Культурный уровень города и страны определяется не количеством концертов звезд, а качеством продукта, который производится непосредственно в Киеве и Украине. Качество этого продукта сегодня низкое.

Что вы рекомендовали Александру Попову?

В.Т: Мы обсуждали вариант создания в Киеве учебно-производственного комплекса, посвященного новым технологиям в области искусства. Создание такого УПК с привлечением профессионалов мирового уровня позволит украинским артистам учиться у тех, чье творчество и чьи достижения убедительны для всего мира. В мире есть четыре ведущих театральных фестиваля категории «А» — Венский, Эдинбургский, Чеховский и Авиньонский. Я практически договорился с организаторами этих фестивалей, чтобы в случае создания в Украине такого центра они рекомендовали для работы в УПК по три-четыре молодых режиссера. Можно даже говорить о частичном финансировании украинских проектов со стороны этих фестивалей.

Что требуется от украинской стороны?

В.Т: Пространство. УПК должен иметь постоянное помещение, оборудованное по среднеевропейскому стандарту. Годовой постановочный бюджет центра обойдется в $600 тыс. Скорее всего, это будут деньги меценатов.

Вы лично получите какие-то дивиденды от работы с киевской администрацией?

В.Т: У меня лично никаких дивидендов быть не может. Культурные «дивиденды» могут получить киевские зрители. В конце октября решилась судьба фестиваля ГогольFest — при поддержке Александра Попова фестиваль будет проведен. Площадка — Киевский ВДНХ.

Вы теперь чаще общаетесь с политиками. Что можете сказать об их культурном уровне?

В.Т: В нашей стране среди признанных прессой самых влиятельных людей почти нет людей искусства, за исключением Богдана Ступки и Олега Скрипки. Там нет писателей, ученых, докторов, философов, академиков. В Украине люди, которые формируют гуманитарные и культурное пространство страны, — не влиятельны. Из-за того, что культурная и гуманитарная область не являются в нашей стране авторитетными, представители экономики и бизнеса не считают, что быть культурным и образованным важно, так как это никак не отразится на социальном статусе. И это ужасно, потому что гуманитарный образ формирует имидж страны во внешнем мире.

К вам в театр политики ходят?

В.Т: Мы не буржуазный театр, и политиков у нас в зале я не видел. А вот на ГогольFest заходили, например, Николай Рудьковский и Сергей Тигипко. Хотя там никогда не было понятия vip-зоны.

А теперь проверим один слух. Правда ли, что песня и клип «Татарин-Братко» продюсируемой вами группы «ДахаБраха» посвящались Ринату Ахметову?

В.Т: «Татарин-Братко» — это украинская народная свадебная песня.

Рантье

В 1990-е Влад Троицкий умудрился заработать столько, что до сих пор может себе позволить жить в статусе рантье, и все — благодаря телекоммуникационному бизнесу. Когда о мобильной связи в Украине еще никто не слышал, главный спрос в этой сфере был сосредоточен на спутниковых технологиях. Громоздкие аппараты 1990-х выглядели настоящим чудом техники. Оплатить спутниковую связь могли себе позволить только сливки тогдашнего общества — высокопоставленные чиновники и криминальные авторитеты. За такую роскошь они выкладывали баснословные деньги. Не меньший ажиотаж у новой украинской элиты вызывало и спутниковое телевидение.

Инженер по образованию, Влад Троицкий еще до развала СССР сообразил, «как заработать миллион». В 1990 году он закончил аспирантуру радиотехнического факультета Киевского политехнического института КПИ и организовал бизнес по производству и установке спутниковых тарелок. Эксперты рынка телекоммуникаций с ностальгией вспоминают те времена, когда бизнес на связи мог приносить свыше 500% рентабельности. Как показывает пример нашего героя, деньги на только-только зарождающемся рынке телекоммуникаций были на самом деле серьезные, и главное было — грамотно ими распорядиться. Влад Троицкий инвестировал самые разные проекты, в том числе в «Гранд-галерею» на Крещатике, миноритарием которой был до лета 2010 года.

Уже с 1994 года наш герой начал посвящать себя театру, постепенно отходя от управления бизнесом, а с 2000-го полностью сосредоточился на проектах в сфере искусства. А доходы рантье позволяли ему спонсировать такие масштабные мероприятия, как ГогольFest.

Как вы заработали свои первые деньги?

В.Т: Мы устанавливали спутниковые тарелки, наверное, первые в Киеве и Украине. Не китайские, а именно украинские. Распался Советский Союз, наука, которой я занимался до этого, стала не востребована, и мы с коллегами из КПИ решили создать частную фирму, которая занималась спутниковым телевидением и радиорелейными станциями по передаче аналоговой и цифровой информации. Она называлась «Контур 92», потому что была основана в 1992 году. Мы ничего не покупали. На основе исследований, которыми мы занимались на кафедре, сами разработали и производили комплектующие. Это был очень выгодный бизнес, потому что мы были монополистами на этом рынке, который только-только начинал развиваться. Западных поставок такой техники еще не было, внутри страны такие вещи могли делать только мы.

Судя по всему, отбоя от клиентов не было…

В.Т: Мы устанавливали станции спутниковой связи в гостиницах, для частных лиц, делали телевидение и систему внутренней связи для Верховной Рады и Администрации президента. То есть, это было достаточно серьезно. Хотя это была тяжелая работа — нужно было лазить по крышам. Мы все делали своими руками.

Почему вы отказались от активного участия в телекоммуникационном бизнесе, который мог сделать вас одним из самых богатых людей в стране?

В.Т: Уже к 1995 году я начал понимать, что бизнес как таковой меня не интересует. В Украине бизнес — это слишком экстремальный вид спорта в условиях постоянно меняющихся правил. Начиная с псевдоромантики 1990-х с безвластием, бандитами, «крышами», и до сегодняшнего дня, когда каждый, абсолютно каждый бизнесмен в Украине завтра может оказаться в зоне криминальной ответственности — никакие деньги не могут оправдать такое состояние.

О бизнесе вы говорите без особого энтузиазма. Вам есть что скрывать?

В.Т: Я не люблю говорить о бизнесе, потому что период моих активных занятий предпринимательством закончился в 1990-х. Главное дело моей жизни — театр.

И театр может быть рентабельным в нашей стране?

В.Т: Любое искусство национального уровня всегда дотационное. Коммерческое искусство, поп-театр, цирк, стиль Бродвея — это роскошные проекты, которые окупаются, но они редко бывают связаны с искусством, которое должно поднимать культурный уровень страны.

В прошлом году бюджет фестиваля ГогольFest составил около $1,5 млн. Вы были основным спонсором?

В.Т: В первые два года — 2007 и 2008 — немалый процент бюджета составляли мои инвестиции. С 2008 года фестиваль поддерживал мой товарищ и единомышленник, предприниматель Евгений Уткин (основатель компании «Квазар-Микро» — прим. «ВД»). В 2010-м бльшую часть расходов покрыла компания «KM Core» Евгения Уткина, в бюджете участвовали и культурные центры тех стран, чьи проекты были представлены в программе. Честно говоря, я сам еще не рассчитался за кредиты, которые брал на прошлый фестиваль.

Ирония на 1 грн.

Как и любой публичный человек, Влад Троицкий дорожит своей репутацией. Отчасти, из-за этого он отстранился от всех видов деятельности, кроме искусства, а основное время уделяет работе с театром «Дах» и музыкальной группой «ДахаБраха». По иронии, именно из-за музыки вокруг одного из предприятий Троицкого возникла спорная ситуация. Весной 2010 года Украинская лига музыкальных прав обратилась в Хозяйственный суд города Киева с требованием взыскать роялти с «Гранд Галереи» за музыку, звучащую в магазине. Сама Лига музыкальных прав представляет интересы группы творческих правообладателей, включая Univesral, EMI, Sony/BMG, а также украинских исполнителей. Ссылаясь на закон «Об авторском праве и смежных правах», Лига взыскивает роялти с ресторанов, магазинов и других общественных заведений за звучащие в них музыкальные композиции. Не стала исключением и «Гранд Галерея».

Как рассказали «ВД» в Украинской лиге музыкальных прав, «Гранд Галерее» предлагалась ставка за музыку в 1200 грн. в месяц. Но владельцы магазина отказались и предложили уладить вопросы в суде. «Вели себя в «Гранд Галерее» агрессивно, наших представителей после визита в этот магазин забрали в милицию. Мы были вынуждены судиться», — рассказал Алексей Гуменчук из Лиги. Сам иск был условным — размер роялти составлял 1 грн. Хотя ни для кого не секрет, что в украинской судебной практике, вооружившись одним положительным решением, можно подавать следующий иск — уже на большую сумму моральной компенсации. Но в случае с «Гранд Галереей» доказать неправоту магазина так и не удалось.

Еще одной неудобной темой для разговора являются обвинения в попытке захвата «Мыстецького Арсенала» в самом центре столицы. Накануне второго ГогольFest, весной 2008 года, в деловых кругах появилась информация о том, что владелец «Гранд Галереи» метит в собственники огромной площади «Арсенала» напротив Киево-Печерской Лавры. В 2010-м, отчасти из-за этих слухов, Троицкого в «Арсенал» вообще не пустили, и фестиваль пришлось проводить на киностудии им. А. Довженко. Впрочем, в общении с «ВД» Троицкий называет обвинения абсурдом.

В 2008 году вас обвиняли в том, чтобы вы под видом культурного мероприятия хотите прибрать к рукам «Мыстецький Арсенал». Вы и в самом деле пытались заполучить эту территорию?

В.Т: Я не инвестор и не девелопер, а режиссер и продюсер. Это настолько абсурдная информация, что даже бессмысленно ее комментировать. Мне бывает очень сложно объяснить мотивы своих поступков людям, у которых другие ценности, и которые измеряют все получением прибыли. Объяснять, что мы делаем фестиваль не для того, чтобы получить какие-то дивиденды.

Почему тогда вас не пустили в «Арсенал» в 2010 году?

В.Т: Потому что в 2010-м поменялась дирекция «Арсенала», и в ее планах стояло начало полномасштабной реконструкции. С каждым годом фестиваль набирал обороты, аудитория четвертого ГогольFesta в 2010 году составляла 120 тысяч зрителей. Но при этом каждый раз фестиваль был на грани срыва. Это всегда была рискованная ситуация. У нас ни разу не было гарантий и уверенности в том, что нам предоставят площадку для проведения фестиваля.

Сменим тему. Еще в 2010 году «Гранд Галерея» вела судебную тяжбу с Украинской лигой музыкальных прав. Там на самом деле нарушались авторские права украинских музыкантов?

В.Т: Я не в курсе этих событий, так как практически не участвовал в делах компании, а только в обсуждении стратегических вопросов развития, и не вникал в проблемы оперативного управления. Я постараюсь разобраться, в чем была проблема.

А как вы относитесь к проблеме защиты авторских прав?

В.Т: Одно дело, если люди слушают скачанную из интернета музыку. Другое дело, когда они используют ее в коммерческих целях. Конечно, во втором случае авторские вознаграждения должны выплачиваться. Что касается прослушивания, мы, например, сами выкладываем в свободный доступ в интернете записи «ДахаБраха», и я не вижу в этом проблем.

Тем не менее, «ДахаБраха» — востребованная группа, которая зарабатывает музыкой…

В.Т: На продаже треков или дисков сегодня фактически не зарабатывают, это время проходит. Во всем мире музыканты все чаще выкладывают свои произведения в свободный доступ. Основной доход нам приносят гастроли в Европе. Гастроли группы расписаны до конца 2013 года (речь идет о выступлениях преимущественно на маленьких площадках. Одно выступление группы в рамках гастролей в ЕС стоит порядка $2-3 тыс. — прим. «ВД»).

Кто является правообладателем произведений группы «Даха Браха»?

В.Т: Правообладателем являюсь я как продюсер проекта, а также участники группы.

Театр и его двойник

Первый визит Влада Троицкого в театр не предвещал ему абсолютно никакого будущего в мире искусства. В детстве его привели на светское представление, которое школьника Троицкого, по его заверениям, ужаснуло. Переломным временем для формирования его вкуса стали 1980-е, когда Влад увидел постановки таких мэтров сцены, как Эймунтас Някрошюс, Роберт Стуруа, Анатолий Васильев. В 1986 году студент КПИ Троицкий, вместе с музыкантом Олегом Скрипкой попал в театральную студию Анатолия Черкова. В начале 1990-х, уже будучи бизнесменом, Троицкий осознал, что человеку, кроме благополучия материального, нужно что-то большее: вера в себя и свои возможности. А ведение бизнеса, даже самое успешное, не могло удовлетворить эти потребности. В 1994 году Троицкий открыл театр «Дах», который провозгласил «отелем искусств» и который уже в течение 17 лет остается одной из ведущих арт-площадок альтернативного украинского искусства.

Вам не страшно было бросать бизнес ради искусства?

В.Т: Любой шаг, который кардинально меняет жизнь, делать не просто. Я бы не назвал это чувство страхом. Я сказал себе, что в определенный день — а я назвал себе конкретную дату — заканчиваю вести бизнес. После того, как я объявил об этом себе и своим партнерам, обратной дороги уже не было. Я очень счастлив, что у меня хватило мужества сделать этот шаг. Зарабатывать деньги ради денег мне не интересно. Потому что когда человек умирает, не понятно, что с этими денежными знаками делать. Детям оставить? Это слишком большое испытание для детей.

Вы сами бываете в театре?

В.Т: Я очень осторожно стараюсь ходить в театр, так как для меня это — болезненная территория. Конечно, как куратор театральной программы фестиваля ГогольФест я смотрю много спектаклей. Кроме того, режиссер должен понимать международный контекст, в котором он находится. К сожалению, хорошие спектакли в мире — это большая редкость. Гении рождаются редко. Но важно создавать среду, где они могут появиться и где их могут услышать.

Как выглядит ваш день вне театра?

В.Т: Таких дней в моей жизни очень мало. Больше всего я люблю проводить время с семьей дома. Так как театр много гастролирует, и моя жена — актриса, мы часто берем с собой детей и иногда между гастролями путешествуем по Европе.

В ваших постановках много драматических, мрачных сцен и событий на грани. А среди творческих людей есть суеверие, что некоторым произведениям свойственно сбываться. Вас это не пугает?

В.Т: Нет. Искусство не моделирует события. Оно их предчувствует и предостерегает общество о том, что его может ждать. Больно, когда наихудшие предчувствия сбываются. Например, спектакль «Царь Эдип. Собачья будка», поставленный в 2010 году, становится пророческим, потому что отражает события, которые происходят в Украине сейчас. Но, вопреки трагичности событий, то, что зрители в конце спектакля поют гимн Украины, дает надежду.

Перспективы

В 2012 году основным проектом Влада Троицкого должна стать постановка «Вий» в международном швейцарском театральном центре Vydi в Лозанне и гастрольный тур театра с этим проектом по Европе. Киевский «Дах» стал первым из украинских театров, приглашенных в Лозанну, и сегодня пытается обрести международный авторитет. Троицкий продолжает выводить украинских артистов на главные театральные площадки мира, которые никогда ранее не работали ни с Украиной, ни с СНГ.

В Украине же планы Троицкого тесно связаны с культурной политикой нынешней власти. Как эксперт по Стратегии развития Киева до 2025 года Влад Троицкий попытается осуществить свою меч­­­­­­­ту — содействовать превращению Киева в одну из культурных столиц континента. Так как ранее большинство планов нашего героя реализовывались, можно верить, что сия задумка также найдет сторонников среди власть имущих. Правда, ради осуществления задуманного Владу Троицкому придется отказаться от своей традиционно аполитичной позиции. Привлечь украинских толстосумов искусством будет наверняка сложнее, чем спутниковыми тарелками.

Бизнес-проекты Влада Троицкого:

Компания  Сфера деятельности
Центр современного искусства ДАХ  Театр
Фестиваль современного искусства Fest  Общественная организация
ООО НПП «Контур-Телеком»  Монтажные работы
ООО НПП «Контур-92»  Телекоммуникационный бизнес
ООО «Гранд Галерея»  Ритейл

Источник: исследование «ВД»

Маргарита Ормоцадзе ("Власть денег" N45, 11-17 ноября 2011 г.)