Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Водитель для VIPа

Суббота, 12 Ноября 2011, 16:21
Найти человека, более приближенного к высокопоставленному чиновнику, чем его личный водитель, вряд ли удастся. Но безграничное доверие к шоферам обора

Найти человека, более приближенного к высокопоставленному чиновнику, чем его личный водитель, вряд ли удастся. Но безграничное доверие к шоферам оборачивается против власть имущих, когда они, забываясь, щедро одаривают тех, кто сидит за «баранкой», всевозможными благами.


Во время пленарной недели кипит не только работа «дежурных» депутатов, отвечающих за голосование карточек в парламенте, но и охранников, поднимающих и опускающих шлагбаумы, которые открывают проезд к паркингам комитетов ВР. Нервно перелистывая кипы бумаг с номерами автомобилей высокопоставленных лиц, эти люди то и дело рискуют впасть в немилость политиков. Отыскать заветный номер автомобиля в списках «въездных» непросто, из-за чего VIP-пассажиры сердятся, давая понять, что номера их «железных коней» давно пора выучить наизусть. И хотя охранники са­­ми не прочь это сделать, за всеми автомобилями, говорят, не уследишь. Уж больно часто народные избранники меняют четырехколесных друзей. Потому и приходится охране запоминать не номера машин, а личных водителей VIPов. Их, в отличие от автомобилей, политики практически никогда не меняют. «Вот это — водитель нардепа Швеца, — показывает вглубь паркинга один из охранников. — Зарубинский и Чорновил сами за рулем. Так точно и бывший мэр Киева Александр Омельченко. Гуреева и Королевскую возят водители. А регионала Чечетова — жена».

Покинув сторожку охраны, где градус нервозности определяется густотой сигаретного дыма, журналист «ВД» отправился к самим водителям. Те, завидев корреспондента, тут же ретируются, а вокруг охранника начинают суетиться люди в штатском. Как выяснится позже, с мужчиной провели несколько профилактических бесед, объяснив ему, что разговаривать с журналистами о водителях депутатов и прочих VIPов не стоит. Немногословность — вот залог успешной работы с властной верхушкой. Возможно, именно поэтому ни охрана, ни личные водители чиновников откровенничать не любят. Ведь сами VIPы зачастую доверяют им больше, чем близким родственникам.

В поисках клона
Многие высокопоставленные руководители и их личные водители начинали совместную работу более десяти лет назад. За это время шоферы успели перенять привычки боссов и даже их манеру общения с людьми. В чем на собственном опыте убедился корреспондент «ВД», пообщавшись с несколькими VIP-драйверами. Если босс — деспот, в большинстве случаев под стать ему ведет себя и водитель. Если же руководитель — добродушный и уравновешенный (в правительстве и Верховной Раде такие тоже встречаются), шофер общается с окружающими без агрессии.

Устроиться на работу водителем VIPа — престижно и непросто. Кандидат должен пройти спецпроверки, иметь безупречную репутацию и, наконец, не провалить личное собеседование с будущим шефом. «Как правило, это обычное собеседование,  — рассказывает Максим, до недавнего времени работавший личным водителем начальника одного из управлений столичной горгосадминистрации. — Человек обязательно интересуется, где ты работал до этого. Плюсом могут стать рекомендации с прошлых мест работы. Есть испытательный срок. Уже во время него проверяются мастерство вождения и личные качества водителя».

К выбору будущего водителя политическая элита страны подходит со всей скрупулезностью, пытаясь наперед застраховать себя от всевозможных рисков утечки информации. Поэтому личному собеседованию предшествует колоссальная работа доверенных лиц. Так, на всех кандидатов, по признанию самих водителей, непременно собирают досье: изучают их привычки, круг общения и прочие подробности личной жизни. После заставляют подписать бумаги, суть которых сводится к обязательству держать рот на замке. «Это происходит, когда ты заполняешь анкету, — делится наш собеседник Максим. — Там пишется, что информация никуда не должна уходить. Это вроде коммерческой тайны».

На практике руководители ищут даже не шоферов, а настоящих спутников жизни — людей, которым они смогут доверить все самое сокровенное. Именно поэтому, найдя своего водителя, боссы не расстаются с ними всю жизнь. «Мой водитель идет по жизни вместе со мною уже 12  лет,  — рассказывает один из основателей Партии регионов нардеп Владимир Рыбак. — Он стал уже членом семьи. Он знает, где у меня лежат деньги, где документы, где книги. Если я в командировке, то звоню и говорю: «Езжай на квартиру, найди то-то и то-то». Потому этот человек должен быть прежде всего честным».

Не в службу, а в дружбу
Идея экономии в кризис не обошла стороной государственных деятелей и бизнесменов, но предпринятые ими меры по урезанию расходов дали возможность еще больше зарабатывать их личным водителям. Отказываясь от специализированной охраны, теперь в лице личного шофера VIPы пытаются найти еще и телохранителя. И хотя требования к таким кандидатам выдвигаются намного серьезнее, претенденты ничуть этого не страшатся. По словам одного из них, работавшего водителем-охранником у генерального директора страховой компании «Универсальная», кроме хорошей физической подготовки, такой человек должен иметь разрешение на ношение оружия и, что немаловажно, само оружие. В этом случае, говорит наш собеседник, шеф и водитель становятся единым целым, по­­скольку один берет на себя ответственность не просто за здоровье второго, но и за его жизнь.

Официальный оклад водителя депутата или министра — около трех тысяч гривен, но это лишь верхушка айсберга. Когда «ВД» поинтересовалась у шофера народного депутата Виктора Швеца, доплачивает ли ему шеф за выполнение особых поручений, тот удивленно ответил: «Доплаты?.. Я что-то такого вообще понять не могу! У нас есть фиксированная заработная плата. И если что-то поручают сделать, то это все вкладывается в заработную плату». Однако его коллеги оказались более откровенными. Кроме постоянной зарплаты, у водителей есть еще и «премиальные». Их выплачивают за особые заслуги. Правда, о чем именно идет речь, водители категорически отказываются говорить, отшучиваясь общими фразами вроде «кому-то что-то отвезти», «передать документы», «выполнить личные поручения шефа» и так далее. Гонорар именно за такие поручения и есть основной доход водителя. Так что на деле в месяц VIP-шофер зарабатывает от $1 тыс. Если же он выполняет еще и функции охранника, то его зарплата достигает $2 тыс. и более.

«В нашей работе нужны железные нервы, — говорит Геннадий, личный водитель одного из народных депутатов. — Конечно же, я вхож в семью своего шефа, но это все не сразу случается. Есть период «притирки». Подстраиваться приходится водителю под пассажира». Влиятельные пассажиры не скрывают, насколько дороги им их шоферы. «Людям, с которыми я работаю очень близко, приходится многое доверять, — откровенничает нардеп Михаил Чечетов о своем шофере, водительскими услугами которого он пользуется, когда не ездит вместе с супругой. — Мой водитель, кроме всего прочего, является еще и моим помощником. Он задействован в разработке законопроектов, встречах, работе с избирателями и так далее. Он мне как друг, как товарищ».

Смотри в оба
Традиция щедро благодарить личных водителей за преданную службу и умение хранить чужие тайны пришла в высокие кабинеты еще из СССР. И если бизнесмен вынужден оплачивать благодарность из собственного кармана, то чиновники зачастую используют для этого возможности государственной службы. Личных водителей принято поощрять не только денежными премиями из бюджета, но и внеочередными званиями, рангами госслужащего, квартирами, табельным оружием и даже местами в избирательном списке партии.

Владимир Мальцев, которого СМИ неоднократно называли личным водителем Рината Ахметова, в 2007-м стал народным депутатом. О том, насколько велико доверие к Мальцеву, свидетельствует 66-й номер избирательного списка ПР, по которому тот прошел в парламент. По своей значимости для партии нардеп обогнал даже нынешнего министра юстиции Александра Лавриновича, которому место в избирательном списке досталось под номером 67. Показательно, что со времени избрания депутатом Мальцев, как и Ахметов, ни разу не выступил в парламенте, не подал ни одного депутатского запроса. А письменная регистрация и вовсе свидетельствует о том, что работу в Верховной Раде слуга народа игнорирует с тем же постоянством, что и самый богатый человек страны.

Впрочем, щедро одаривая материальными и статусными благами личных водителей, VIPы в первую очередь рискуют сами. Пожалуй, наиболее показательные в этой связи — истории арестованных экс-главы Госфинуслуг Василия Волги и экс-министра внутренних дел Юрия Луценко, которых подозревают в незаконном назначении шоферов на высокие должности в своих ведомствах (подробнее — см. «Что инкриминируют экс-чиновникам и их водителям»). После этих скандалов чиновники зашептались о том, как уберечь себя от подобных рисков в будущем. «Это — наша с вами реальность, все это действительно есть в жизни, — говорит Владимир Рыбак. — На примере Луценко и Волги многие уже задумались, а нужно ли решать вопросы таким образом? Согласен, помогать действительно нужно, но как — вот это вопрос».

И только депутаты, памятуя о своей неприкосновенности, все еще склонны философствовать: дескать, а кому из нас не приходилось вступать в сделку с совестью? На вопрос «ВД» о том, воспользовался бы он возможностью помочь своему водителю за счет государства, экс-мэр Киева, а нынче народный депутат Александр Омельченко, ни секунды не сомневаясь, ответил утвердительно. «Назовите мне хоть одного министра или губернатора, любого — за 20 лет независимости Украины, — который не помог бы водителю или охраннику?! — задается риторическим вопросом г-н Омельченко. — Ведь ему улучшаются бытовые условия не как водителю, а как главе семьи, у которого есть жена и дети. Я бы помог».

Давняя традиция улучшать материальное положение личных водителей за счет госслужбы хорошо известна представителям всех политических лагерей. Но если раньше ловить на этом высокопоставленных чиновников было как-то не принято даже в рамках политических разборок, теперь негласный мораторий на наказание конкурентов за предоставление внеочередных бонусов личному шоферу окончательно снят. Похоже, больше ни один чиновник не может быть уверен, что оппоненты после его ухода с должности не попытаются посадить его за решетку на основании «невинной» благодарности водителю. Но это лишь стимулирует появление более хитрых схем награждения и продвижения по карьерной лестнице личных шоферов. Роль влиятельного босса в этом процессе станет недоказуемой. В конце концов, осторожный руководитель сумеет не подставить себя под удар и в гораздо более денежных вопросах.  

ВЯЧЕСЛАВ МАРЧЕНКО: «Сейчас мы с шефом работаем так: когда власть меняется и он уходит из Кабмина, я ухожу с ним. Возвращается — и я с ним возвращаюсь. Так что мы с ним неразлучны»

ВЛАДИМИР ОЛИЙНЫК: «Твоя команда — это ты, секретарь и водитель. Они тебя будут видеть таким, каким не будут видеть другие»

загрузка...