Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Четверг, 12 Января 2006, 00:00

Украинские Карпаты могли бы стать центром горнолыжного туризма, «подвинув» Словакию и Польшу. Но не станут до тех пор, пока Украина не решит земельный вопрос.

Вот уже третий год, как Олег Галлий, генеральный директор ООО «Глобус», вместе с австрийскими партнерами пытается создать на склонах горы Менчил (пгт Славское) горнолыжный центр. В 2002-м компаньонами был подготовлен бизнес-план, который, помимо обустройства склона горы, предполагал еще и строительство подъемника, способного связать Менчил с горой Тростян — самой большой в Славском, месте паломничества украинских горнолыжников. Речь шла об установке трех кресельных подъемников, фуникулера и 10 бугелей, а также о строительстве нескольких отелей, ресторанов и саун. Суммарный объем инвестиций декларировался на уровне EUR300 млн, срок реализации проекта — 5-6 лет. Инвесторы рассчитывали, что, создав соответствующие условия для полноценного отдыха, смогут ежегодно привлекать до 14 тыс. туристов. Но спустя три года дело так и не сдвинулось с мертвой точки: инвесторы никак не могут добиться выделения им необходимого участка земли.

Гора Тростян в Славском считается очень перспективным местом, все подъемники здесь принадлежат обществу «Динамо», подчиненному Министерству внутренних дел. Средств на модернизацию подъемников у общества нет, потому местные власти уже несколько раз предлагали инвесторам построить на Тростяне горнолыжный центр. Но одна половина горы находится в коммунальной собственности, а другая — в государственной. Славский поселковый совет согласен выделить свою часть под строительство, но готова ли сделать ответный шаг районная администрация — увы, сие неизвестно. «Из-за этого переговоры с австрийскими инвесторами отложены до следующего года, — говорит Михаил Хрипта, глава поселкового совета Славского. — За более короткий срок перевести земли из государственной собственности в коммунальную нам не удастся. Если же этот перевод не осуществить, никаких гарантий инвесторам мы дать не сможем. В этом вопросе должна быть совместная работа местной власти и госадминистрации».

Откуда землица?

Проблема, с которой столкнулся Олег Галлий, на самом деле, типична для Карпат, где большинство склонов, гипотетически пригодных для организации лыжных трасс, находятся в совместной собственности — местных поселковых советов и государства. Взаимодействие же между соответствующими органами не отлажено. И хотя обе стороны признают, что земельный вопрос надо решать, однако обе и «умывают руки». Глава Славского поселкового совета утверждает, что, мол, позиция Львовской ОГА сводится к простой формуле: не нравится — идите в суд. «В государстве действуют такие законы. Если они несовершенны — их нужно менять. Но это не мои функции и не функции областной власти, а Верховной Рады», — парирует Андрей Климашевский, начальник управления курортов и туризма Львовской ОГА.
К этой неразберихе стоит добавить еще и бардак, царящий в сфере землеотвода в целом по стране. Ведь не секрет, что для получения земельного участка под застройку необходимо получить с десяток согласований — с архитектурным, строительным ведомствами, управлением экологии и т.д. Причем в каждом из них поданная заявка на вполне законных основаниях может рассматриваться и месяц. До 2005-го выход из сложившейся ситуации был следующим: инвестор начинал строительство, де-юре нелегитимно, и уже потом его узаконивал, «договариваясь» с чиновниками. Теперь и эта схема канула в Лету. «Делать же все законно можно годами, и нет гарантии, что будет сделано. Но главное — я даже не понимаю, чего от меня хотят, — недоумевает один из инвесторов, пытающийся построить на Закарпатье небольшую турбазу и пожелавший остаться неназванным. — Вроде, уже и денег предлагал, но, с одной стороны, боятся брать, а с другой спрашивают: а какая им будет польза от моего проекта?».

«Вот если бы было одно «окно» в райгосадминистрации, где нам могли бы дать перечень необходимых документов, список инстанций, чьи согласования нужно получить, то и проектов модернизации горнолыжных курортов было бы больше», — сетует Олег Галлий.

Увы, всего этого пока нет

Зато в Ивано-Франковской области есть туристический комплекс «Буковель», нынче самый современный горнолыжный курорт Украины. К 2009 г. «Буковель», по замыслу владельцев, которым, по неофициальной информации является группа «Приват», должен стать крупным курортным центром, способным принимать ежегодно до 40 тыс. туристов, с общей протяженностью трасс 200 км и 35 подъемниками.

Однако пример «Буковеля» остается единственным в Украине, и неизвестно, когда его удастся повторить. Журналисты «ВД» побеседовали с несколькими инвесторами, готовыми реализовать в Карпатах многомиллионные проекты по созданию центров зимнего отдыха, и практически все они, что примечательно, отказываются открыто говорить о своих проблемах.

Так, один инвестор, не пожелавший назвать не только свое имя, но даже место строительства горнолыжного центра, объясняет успех «Буковеля» интересом к нему со стороны больших чиновников. Сам же он до сих пор не может оформить документацию на землю. Для реализации горнолыжных проектов необходимы большие земельные площади, а выделение земельных участков происходит очень болезненно. Другой инвестор рассказал, что уже довольно давно пытается оформить землеотвод под горнолыжный центр в Карпатах. Канадские специалисты за $300 тыс. подготовили для него проект, который заинтересовал областные власти, но как только дело дошло до выделения земельного участка — начались проблемы. Да, ему предложили купить сначала небольшой участок и построить на нем первый подъемник. «Но ведь на деле речь идет о том, что я сам, за свой же счет, повышаю капитализацию земли, которую потом буду покупать! — недоумевает инвестор. — Ведь как только я построю подъемник и он заработает, земля тут же вырастет в цене. Кроме того, кто мне может дать гарантию, что потом участок рядом с подъемником не продадут другому инвестору, чтобы тот построил отель?! А ведь я сам хочу строить и подъемники, и отели, и рестораны. Мне выгодно сразу купить большой участок земли».

Дешево и сердито

Во Львовской ОГА не склонны рассматривать ситуацию в черных тонах. «Инвестиционных проектов в горнолыжном секторе у нас довольно много — говорит Андрей Климашевский. — В нашей области могу назвать комплекс «Захар Беркут» в селе Волосянка; есть несколько новых проектов в Черновицкой и Ивано-Франковской областях». А в качестве позитивных примеров чиновники приводят такие: модернизация подъемников в селах Пилипец и Подобовец, установка возле санатория «Синяк» 900-метрового подъемника и нескольких небольших.

Но на самом деле означенные проекты — все равно, что косметический ремонт в квартире. Как правило, речь идет лишь о модернизации существующих подъемников, размещенных вблизи существующих санаториев и баз отдыха.

Сейчас в Карпатах большинство бугельных подъемников могут обслуживать 200-400 чел./час, одноместные креселки — до 800 чел./час. С новогодним потоком туристов такие подъемники просто не справляются. Для сравнения: современные бугели (по типу установленного в урочище Варшава в Славском) обслуживают 1000 чел./час, а современные креселки делают 4- и 6-местными, увеличивая их пропускную способность. Но за последние пять лет новые подъемники появились лишь на нескольких курортах. Оно и понятно, ведь стоимость, к примеру, нового бугеля — $80-100 тыс. Поэтому наши предприниматели, как правило, ограничиваются техникой б/у, стоящей на порядок дешевле — $10-15 тыс. Но и ломаются такие подъемники намного чаще.

Однако для создания современного горнолыжного центра мало модернизировать подъемники — природные условия гор Украины требуют дополнительных вложений в системы ухода за трассами. Но ратраки (машины, которые ровняют трассы и утрамбовывают снег) можно посчитать на пальцах одной руки. Машины эти дорогие, потому мелкие инвесторы экономят на покупке, предпочитая б/у оборудование. «Из-за этого ратраки часто выходят из строя, — рассказывает Бронислав Омецинский, вице-президент Федерации горнолыжного спорта Украины. — В Славском и Тисовце было закуплено три ратрака, но мощность их оказалась недостаточной для наших условий, потому что склоны крутые и снежный покров велик. Хотели сэкономить, а получилась напрасная трата денег».

В странах Европы горнолыжные курорты — это центры зимнего отдыха, где катание на лыжах — не единственное развлечение. Но именно такие центры, с соответствующей развлекательной инфраструктурой, наподобие той, что существует в Польше и Словакии, и являются визитной карточкой страны, причисляющей ее к когорте мировых туристических центров. В Украине же, по информации Украинского горнолыжного клуба, современные центры с полным набором услуг (бассейнами, казино, ночными клубами, развлечениями для детей) способны обслужить лишь 5% туристов.

Слово за властью

Создание подобных комплексов обходится в среднем $300-500 млн, при этом вложенные средства окупаются не менее, чем 10-12 лет. До тех пор, пока подобные центры не появятся в Украине, нам нечего рассчитывать на приток туристов. Но чтобы переломить негативную тенденцию, государству мало решить земельный вопрос.

Для начала не мешало бы разработать концепцию развития Карпат как центра зимнего отдыха. Это позволило бы избежать хаотичного строительства и возможностей для злоупотреблений. Но для этого нужны генеральные планы застройки и развития горнолыжных курортов, а ими должны заниматься областные власти.

Если власть на самом деле стремится привлечь в рекреационную сферу многомиллионные инвестиции, государство должно взять на себя часть расходов.

В случае со строительством центров горнолыжного отдыха речь идет о метеорологической экспертизе. Кстати, в Словакии и Польше ее проводило центральное правительство за счет казны.
Ну а далее неплохо было бы регулярно издавать справочник горнолыжных курортов страны, в которых будут четко описаны метеорологические условия курорта и его рекреационные мощности.

В Украине такой справочник впервые был издан только в 2004 г. и отнюдь не государственными мужами, а Украинским горнолыжным клубом.

СПРАВКА «ВД»

Из польских горнолыжных курортов наибольшую известность в Украине получил Закопане (Zakopane). Ничем не уступают ему, но пока мало продвигаются нашими турфирмами такие курорты, как Щирк (Szczyrk) вблизи польско-словацкой границы, Шклярска Поремба (Sklarska Por ba) около польско-чешской границы.

Подъем горнолыжной индустрии в Польше начался в середине 1990-х, с приходом австрийских и немецких инвесторов. И только после того, как иностранцы создали несколько крупных центров горнолыжного отдыха, засуетились и сами поляки, начав строить рядом курорты поменьше.

На самом деле завлечь инвестора оказалось делом нехитрым — государству достаточно было наладить прозрачную систему землеотвода, свести к минимуму количество контролирующих структур и провести метеорологическую экспертизу горной местности.

Что касается последней, то в 1998-м государство издало справочник, который содержал данные о количестве осадков в зимний период в той или иной местности. Иными словами, у инвестора появилась возможность определить продолжительность лыжного сезона в месте строительства будущего курорта. Не имея этих данных очень сложно просчитывать окупаемость проекта.

Система землеотвода в Польше чрезвычайно проста. Этот вопрос находится в компетенции лишь одной структуры — гмины (аналог наших сельсоветов). И только в случае с землями национальных парков необходимо получить одобрение Экологического комитета (Komitet Ekologiczny). Экологи выступают против создания курорта — не беда. Инвестору достаточно провести за свой счет экспертизу о воздействии будущего горнолыжного комплекса на окружающую среду, и если она свидетельствует о его безопасности, Экологический комитет просто не имеет права сказать «нет» (на контрэкспертизу у экологов зачастую нет денег). Все, что ему остается, это регламентировать ширину лыжной трассы.

СПРАВКА «ВД»

При том, что процедура землеотвода в России не менее бюрократизирована, нежели в Украине, только за последние несколько лет вокруг Москвы выросло свыше 40 горнолыжных трасс. Большинство из них возводилось «с нуля», довольно быстро став центрами зимнего отдыха — с гостиницами, респектабельными ресторанами, развлекательной инфраструктурой. Секрет прост — строительство горнолыжных парков правительством Москвы и Московской области определено как приоритетное, что для инвесторов, коими, как правило, выступают крупные нефтяные и металлургические компании, вылилось в карт-бланш при решении большинства вопросов, традиционно сопровождающих подобные проекты.

В 2000-м в России была создана Ассоциация горнолыжных курортов, которая выработала специфические критерии строительства горнолыжных парков в России. По мнению представителей Ассоциации, в стране необходимо сделать акцент на строительстве курортов с трассами малой (30-80 км) и средней (80-150 км) протяженности, способных обслуживать одновременно до 40 тыс. туристов. При этом львиная доля трасс (до 40%) должна ориентироваться на горнолыжников среднего уровня. Эти расчеты были сделаны во многом на основании опыта строительства трасс под Москвой. И что примечательно, окупаемость таких парков в России составляет 6-7 лет, а не 10-12, как в Альпах.

Тем не менее, горнолыжные курорты в России сегодня развиваются неравномерно: основная часть приходится на окрестности крупных городов (Казань, Уфа, Нижний Новгород), курорты Западного Кавказа и Урала. В то время как Восточный Кавказ, Алтай, Саяны и Хибины остаются уделом фанатов-горнолыжников, довольствующихся неприхотливым сервисом. Такое положение вещей объясняется исключительно позицией федеральных властей, мнение которых является решающим в вопросе развития местной туриндустрии.


Notice: Undefined variable: TitleUrlNow in /var/www/html/dsnews/dsnews_v2/application/dsnews/modules/default/controllers/PublicationController.php on line 176