Государство

Владимир Фесенко: Майдан и нынешняя анархия, когда нападают на имения богачей предыдущего режима, — это точно 1917 год, один в один!

Ничего удивительного в том, что бизнесмены первыми побежали из фракции Партии регионов, политолог Владимир Фесенко не видит. О том, существуют ли спос

Ничего удивительного в том, что бизнесмены первыми побежали из фракции Партии регионов, политолог Владимир Фесенко, глава правления Центра прикладных политических исследований "Пента", не видит. О том, существуют ли способы сохранения единства политсилы, он рассказал "ВД".

Каковы, на ваш взгляд, причины массового бегства бизнесменов из фракции Партии регионов?

— Когда еще в декабре были разговоры о том, договорятся или не договорятся, я говорил: "Не ждите от них резких движений. Они перейдут только на сторону победителя". Так что тут все закономерно. Они так же поступали в конце 2004-го, после оранжевой революции.

Аналогично — в 2006-м, когда бежали из другой партии власти даже без революции. А Народно-демократическую партию вспомните! Практически все представители нынешней политической элиты были ее членами с начала 1990-х годов: от Ющенко до Януковича.

И все они из нее вышли, как только НДП потеряла власть. То же самое было и с СДПУ(о), "Нашей Украиной". Так что в бегстве регионалов ничего нового нет.

В самом процессе нет, однако нынешняя ситуация в стране, согласитесь, абсолютно нова для Украины. Какие, по вашему мнению, существуют механизмы препятствования развалу политсилы?

— Этого не будет, если партия, находящаяся у власти, будет объединена либо популярностью лидера, либо определенными идеологическими установками. Только в этом случае она не рассыплется. И регионалы на самом деле могли бы тут стать примером.

Они ведь все-таки пережили пораженческий 2005 год и даже возродились. Но сейчас ситуация для них гораздо сложнее, потому что они мало того что потеряли власть, они еще и рейтингового лидера потеряли. Поэтому сложно сказать, переживут они это падение или нет.

А как, на ваш взгляд, влияет давление Майдана на парламентариев в отношении того, к какой политической силе в Верховной Раде должны примкнуть депутаты?

— Это давление не на регионалов. Да, понятно, что Майдан и нынешняя анархия, когда нападают на имения богачей предыдущего режима, — это точно 1917 год, один в один! Такова наша историческая парадигма. И хотя не очень хочется использовать такие исторические штампы, но реалии очень похожи. Поведение, так сказать, революционной толпы.

При этом давление в первую очередь идет на новую власть. От них требуют, чтобы никакой коалиции с регионалами не было. При этом сами регионалы и рады были бы работать с нынешней властью, но коалицию с ПР на Майдане не поймут. В ПР, кстати, это первыми осознали и заявили, что уходят в оппозицию. А вот самим фактом солидарного голосования с фракциями нынешней власти они просто страхуются.

Как думаете, регионалы скоро отойдут от шока и начнут новую игру?

— Некоторые уже вернулись. Кернес, например. Другие же ударились в бега не просто так. Нынешняя ситуация сильно отличается от конца 2004-2005 года. Опять-таки, из-за того, что Майдан нынче другой. На новую власть — бывшую оппозицию — идет бешеное давление, чтобы та была достаточно радикальной и быстро выполняла требования Майдана. В том числе и в процессе формирования исполнительной вертикали.

Выходит, Майдан как действенный механизм влияния на власть не разойдется?

— Вообще, из этой стихии Майдана надо выходить. И чем быстрее, тем лучше. Но быстро, к сожалению, не получится. Механизмом переключения Майдана на более мирные цели станут выборы. Президентские — весной, а парламентские, возможно, — осенью.

Читайте также: Дезертиры с мандатом. Циничная революционность: капиталы схлестнулись в Раде

Дмитрий Боярчук: Майдан может сказать, что новое правительство ему не подходит