Государство

Владимир Гройсман: Мастер маскировок (интервью)

Серое обшарпанное здание, в котором находится рабочий кабинет городского головы Винницы Владимира Гройс­мана, — одно из самых безобразных в горо

Серое обшарпанное здание, в котором находится рабочий кабинет городского головы Винницы Владимира Гройс­мана, — одно из самых безобразных в городе. Построенное в стиле советского конструктивизма, внешне оно больше напоминает проектный институт, нежели городскую управу. Зато стоит попасть внутрь, как от первого впечатления не останется и следа.

Внутреннее убранство горсовета скорее напоминает апартаменты гостиницы, нежели мэрии. Гостиницы не дорогой, но весьма приличной. Здесь тебе и удобные диванчики для посетителей, и картины на стенах, и бесплатный телефон для звонков по городу. Словом, интерьер мэрии Гройсмана — полная противоположность ее внешнему облику.

Подобная маскировка — отличительная черта не только главного административного здания Винницы, но и ее градоначальника. Несмотря на то что в адрес Владимира Гройсмана раз за разом звучат обвинения в земельных махинациях, а в городе недруги его семью называют не иначе как кланом, на все упреки мэр старается не реагировать.

Скрываясь за маской безупречного хозяйственника, Гройсман безжалостно борется с рынками, которые, по его мнению, торгуют не там, где нужно, сносит МАФы, а депутатов городского совета приучил синхронно голосовать так, как того хочет именно он. Меж тем старт политической карьеры Гройсмана-градоначальника оказался далеко не безупречным.

В свое время вы со скандалом стали сначала исполняющим обязанности городского головы, а потом и мэром Винницы. Помните те события?

— 99% того, что вы назвали скандалом, я бы назвал бредом. Просто кто-то чему-то попытался придать соответствующую окраску. На самом деле время показало, что многие вещи были абсолютно необъективными.

Я ведь очень долго отказывался от того, чтобы быть секретарем горсовета. Несколько недель это было. Предложение исходило от моих коллег, и большинство депутатов действительно меня поддерживало. Однако я тогда сказал: "Нет, давайте искать другую кандидатуру, я не вижу пока возможности занять этот пост".

А через недели две-три, когда вопрос подходил к актуализации, некоторые другие озвученные кандидатуры не нашли поддержки в депутатском большинстве. И снова вернулись к моей кандидатуре. Тогда я понял, что ситуация будет либо вообще неуправляема, либо я стану секретарем горсовета.

С кем советовались, принимая решение?

— Это было спонтанное решение, мгновенное. И я принял его абсолютно самостоятельно. Но у меня был, в принципе, довольно тяжелый период.

Когда в городском совете события начали разворачиваться очень быстро, я позвонил супруге и сказал, что так может произойти. Она сильно удивилась, спросила: "Зачем, что ты делаешь?", на что я ответил: "Приеду домой — объясню". И домой я уже приехал в статусе секретаря совета.

Вы говорите, что скандал с вашим назначением на должность секретаря горсовета — это бред, однако тогдашний ваш оппонент Виктор Козак заявлял о перевороте в городском совете. Со стороны это где-то так и выглядело, не так ли?

— Возможно, ему так казалось. На самом деле никакого переворота не было. Когда депутаты высказывают тебе недоверие, ты, будучи секретарем горсовета, которого выбрали депутаты, должен встать и уйти, потому что дальше работы не будет.

Высказали бы мне недоверие — это был бы для меня очень большой урок, и я ушел бы сам, не заявляя о переворотах. Какие-то вещи надо чем-то оправдывать, он заявил, что был переворот.

В судьбу этого кресла вмешивались даже судебные органы, вынося решения то в вашу пользу, то в пользу г-на Козака. Этого вы ведь не можете отрицать?

— Да, судебные решения были. Но вопрос в том, что горсовет абсолютно по нормальной процедуре снял бывшего секретаря с занимаемой должности. Ему сказали: "Спасибо за вашу работу, мы вас отзываем", а человек вдруг заявляет: "Нет, не пойду. Вы меня хотите отозвать? Это же переворот!"

Местные СМИ писали о том, что депутатам, которые вас поддержали во время вашего назначения на должность секретаря горсовета, были обещаны земельные участки. Это ли не скандальное назначение?

— Это неправда. Мы же не на базаре. Если ты этим занимаешься, то все — забудь об успехе. Если ты подкупаешь кого-то — у тебя его никогда не будет.

Я помню, когда сформировался первый горсовет. В 2006 году я не шел с командой, а шел на выборы сам. Разные политические партии начали вести себя некорректно по отношению к городу — дай это, дай то, это будет так, это будет вот так. В общем, мы хотим вывести в бюджет вот ту теневую дельту — не дают. Где-то рубят, не хватает голосов.

Тогда я собрал депутатов и сказал: "Ребята, я провожу эту линию и считаю, что делаю правильно. Это мое мнение и я с этого не сойду. Я могу отсюда уйти, но с этой позиции я не сойду. У меня есть предложение: все, кто будет работать на город честно, открыто и я первый буду это делать — вместе. Кто не готов — мы по разные стороны". И мне удалось собрать большинство.

Что было с теми, кто согласился с вашим предложением?

— Кого-то начали исключать из партии, на кого-то начали давить… Но, с другой стороны, мы этой же командой пошли на следующие выборы и получили поддер­жку. Теперь у нас есть большинство в горсовете, которое принимает эффективные и качественные решения.

Сейчас больше всего обвинений в ваш адрес звучит как раз по поводу вопросов землеотвода. Сколько стоит земля в Виннице?

— Если это ваше сооружение и под ним земля, то меньше чем $1300 за сотку вы ее не выкупите. Это официальная цена по методологии.

Что же касается обвинений, думаю, это далеко от истины. Если бы меня обвинили в том, что я враг земельных махинаций — я бы согласился. Мы ведь одни из первых, кто начал проводить земельные аукционы на абсолютно открытой публичной основе. И делаем мы это с 2007 года. То, что до этого был теневой рынок земли, — правда.

Сегодня есть система: кем бы ни был человек, если ему нужна территория под коммерческую деятельность — есть реестр, публичный торг, и по-другому быть не может. Думаю, если бы я бездействовал, критики было бы меньше.

Возьмите землю. Когда мы все максимально известные схемы ликвидировали, стали видны те, кто на этом зарабатывал колоссальные деньги. У них оборвалась ниточка, и они сразу перешли в разряд оппонентов.

Несмотря на это вам удалось усмирить депутатский корпус. Теперь они голосуют так, как хотите вы. За счет чего удалось добиться такой слаженности?

— Это не мне удалось, это виннитчанам удалось. Искренняя признательность им, что они никому не позволили превратить городской совет в балаган. Мы это проходили раньше, когда сессии горсовета превращались в сплошной дерибан и выяснение отношений. Все потому что кому-то не дали киоск, кто-то себе забирает землю, а кто-то другой хотел бы себе ее взять и так далее. 

Меркантильный интерес брал верх абсолютно надо всем. В 2010 году мы шли на платформе "Совести Украины", хотя я не являюсь ее членом. Это была юридическая платформа для того, чтобы мы могли командой выйти и попросить людей о доверии.

Люди нас поняли и поддержали. Сегодня команда горсовета — это команда единомышленников. Это разумные люди, которые имеют опыт и определенный образ мышления и готовы работать на город.

На публике горсовет какой-то уж больно "причесанный": никто не ругается, никто не спорит. Неужели вы настолько хорошо приручили депутатов, что даже дискуссий никаких не возникает?

— Просто нет предмета спора. Потому что та же земля идет только через аукцион. Мы создаем правила и сами же их не нарушаем.

Дискуссии есть, но они профессиональные. Проходят всегда на заседании депутатских комиссий за закрытыми дверьми. Наши депутаты — это не какие-то там дерибанщики. Мы одна команда, команда единомышленников.

Кризисный менеджер

О своих бизнес-активах, учитывая статус государственного служащего, Владимир Гройсман говорит весьма туманно.

Компании, учредителем которых он некогда был, теперь принадлежат либо его ближайшим друзьям, либо отцу и жене. При этом мэр Винницы — миллионер.

Согласно поданной декларации, в прошлом году суммарный доход его семьи составил более 1,7 млн грн. Основной официальный источник заработка нашего собеседника — девелоперский бизнес.

В свое время Гройсман создал сеть винницких магазинов "Гранд", специализирующихся на продаже продуктов питания и бытовой химии. Эти торговые площади нынче он сдает в аренду.

Свой первый бизнес-опыт Гройсман получил в 1990-е. По примеру многих виннитчан, вместе с друзьями он наладил импорт все тех же продуктов питания и бытовой химии из Европы. В Украине привезенное молодые коммерсанты сбывали втридорога на местных рынках и в магазинах.

После этого бизнесмен подался в аграрный сектор, учредив сельскохозяйственную фирму "Подилля". Предприятие занималось выращиванием зерновых культур и производством мяса и молока. Именно тогда, по словам Гройсмана, он и научился искусству выводить предприятия из кризиса.

Вы называете себя кризис-менеджером на должности городского головы. Насколько ваши методы применимы в некоммерческой сфере?

— Думаю, они универсальные. Сначала нужно быть способным понять проблему. Далее определить кто, как и за счет каких ресурсов будет ее решать. При этом нужны четкие сроки по времени и жесткий контроль, и при этом нужно обеспечить людей всем необходимым. Вот это и есть стиль моей работы.

Назовите основные критерии, по которым вы отбираете людей в свою команду.

— Я решаю это интуитивно. Но в целом могу сказать, что для меня должна быть понятной компетенция человека. Он обязан разбираться в том, на что претендует. К тому же, кандидат должен быть мотивирован и четко понимать, зачем ему работать именно здесь, а также какую пользу он может принести организации и общему делу.

Если бы вам снова пришлось полноценно заняться бизнесом, что бы это было?

— Поскольку наш регион — аграрный, думаю, именно этот сектор с точки зрения сырья и его переработки был бы наиболее перспективным. А вообще, мне очень интересно все новое. Новые технологии в сфере IT — в особенности. Ведь у нас в Виннице есть ряд предприятий, которые работают в этом направлении.

Как часто вы обманывались в людях, с которыми приходилось работать?

— Такое случается. Иногда возлагаешь большие надежды на людей, но они в процессе работы демонстрируют, что не способны сделать больше или сделать то, что от них ожидали. С такими приходится прощаться.

Думаю, эти люди могут держать на меня обиду, но в каких-то вещах я ведь должен быть бескомпромиссным. Моя задача — не уволить человека, а научить его, подобрать для него ту работу, которую он может делать. Я могу простить многое, но безразличие — нет. Если человек не горит работой, то зачем его мучить?

Какой предпочитаете стиль менеджмента?

— Я считаю, что делегировать полномочия очень правильно. Инициативу нужно поддерживать и развивать в людях. Думаю, для каждого человека нужно создать условия для самообучения. При этом дисциплина должна быть строгой.

Мне не приходится стучать по столу и топать ногами. Когда решение принято, оно выполняется. Это и есть дисциплина, часть корпоративной культуры.

Скандальная "Юность"

В биографии Винницкого городского головы есть неприятный эпизод, от которого он всячески открещивается. Дело касается ЧП "Юность" — самого загадочного актива семьи Гройсман.

В конце 2007-го года в ПАТ "Кредитпромбанк" этой фирме якобы был выдан кредит на сумму свыше $10 млн для строительства на месте бывшего рынка "Юность" торгового центра "Магигранд".

Центр построили, однако платить по счетам банку Гройсманы, пишут СМИ, отказались. Чтобы уйти от имущественных обязательств, фирму в спешном порядке решили обанкротить, после чего найти крайнего оказалось задачей весьма проблематичной.

Выяснилось, что в разные годы семья винницкого мэра владела активами не только ЧП "Юность", но и ООО "Фирма "Юность", а также ООО "Фирма "Юность плюс". Правда, все это, по словам Владимира Гройсмана, "одно и то же предприятие, которое просто перерегистрировало форму собственности".

Компанию с последним названием "ВД" решила проверить через Государственную регистрационную службу. Каково же было наше удивление, когда оказалось, что никакого дела о банкротстве ООО "Фирма "Юность плюс" нет, а ее единственным учредителем по сей день является не кто иной, как отец Владимира Гройсмана — Борис Гройсман.

Винницкий же градоначальник заявил "ВД", что ни он, ни его семья к активам данной компании никакого отношения не имеют.

В прессе пишут, что ваша семья взяла огромный кредит в банке для строительства торгового центра, однако отдавать его не захотела. Из каких соображений?

— Эта история, считаю, высосана из пальца. Публикации начали появляться в конце 2012 года. Все что там написано — не­правда.

Неужели торговый центр, который нынче построен в центре города, был возведен без кредитов?

— Кредиты, которые брала фирма, насколько я знаю, обслу­живает. История с торговым центром и банком к моей семье отношения не имеет. Даже, по сути, эта история не соответствует действительности взаимоотношений между этими двумя хозяйствующими субъектами, а там пишут, что кто-то что-то украл.

Предприятие "Юность", которое взяло этот кредит, действительно находится сейчас в стадии банкротства?

— Я не могу комментировать сейчас стадию банкротства, но в процессе того, как мой отец был там учредителем, никакого банкротства не было, и каких бы то ни было других вопросов не возникало.

А то, что там дальше описывается, дескать, кто-то взял какие-то ресурсы, украл их, то это не соответствует действительности по очень простой причине — объект, который указан в материалах, построен. А раз он построен, значит, деньги не украдены. Нет ведь официальной позиции банка по этому вопросу.

Но вы ведь не можете отрицать, что кредит для строительства торгового центра брали именно у Кредитпромбанка?

— По сути, взаимоотношения между банком и предприятием действительно есть, а то, что кто-то у кого-то украл деньги — это неправда. То есть, взята какая-то ситуация, интерпретирована в каком-то своем контексте и размещена на сомнительных интернет-ресурсах.

Тогда прокомментируйте информацию о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества в особо крупных размерах?

— Первый раз об этом слышу. Но считаю, что если уголовное дело возбуждено, то должно быть рассмотрено и по нему должно быть принято соответствующее решение. Этого нет.

Вы подавали запрос в правоохранительные органы с целью узнать об этом уголовном деле?

— Нет. Меня же это не касается, и членов моей семьи тоже. В фирме "Юность" я был соучредителем с 1994 года. Фирма развивалась своим путем, я — своим путем, и это было абсолютно нормально.

В дальнейшем, когда стало понятно, что некому вести дела, отец ушел из бизнеса вообще и закрыл эту тему. Я его понимаю, потому что в его возрасте он уже может себе позволить нормально жить, а не заниматься делами.

У меня не было возможности помочь ему. Да и в семье некому заниматься этими делами, потому было принято решение о выходе из этого бизнеса. Что происходило потом — этого я не могу комментировать.

Отец семейства

Самым ярким и запоминающимся событием в жизни Владимира Гройсмана было рождение детей: двух дочерей и сына. Говорит, что все свободное время старается посвящать именно им. Для укрепления семейных связей Гройсманы частенько выбираются на природу. В теплое время — поближе к воде, а в холодную пору — в горы.

Где предпочитаете отдыхать зимой?

— Мне нравятся горы в Польше, Словакии, Австрии. Кататься на лыжах научился лет 10-11 назад, когда вместе с друзьями поехал в Словакию. Попробовал первый раз, мне очень понравилось. Потом потихонечку стал учиться. Сейчас на лыжах стою очень даже неплохо.

Уже успели приобщить к этому увлечению ваших детей, жену?

— Да. Все умеют, кроме младшего. Сейчас уже наступил тот период, когда никто никого не учит. Все просто катаются.

Кроме семьи в горы еще кого-то берете?

— Конечно. Это мои друзья, которых я знаю много лет. В большинстве своем это бизнесмены. Когда мы приезжаем на горнолыжный курорт, зачастую выкупаем номера в какой-то небольшой гостинице или жилом доме. Я не гуляка, поэтому ведем себя скромно.

А какие горнолыжные трассы вам особенно нравятся?

— Люблю кататься на красных или синих. Черные трассы не люблю. Они очень экстремальные. Для меня это не удовольствие, когда летишь вниз с бешеной скоростью.

Говорят, что спорт раскрывает истинную натуру человека. Получается, вы и в жизни не сорвиголова?

— В меру, наверное. Я люблю скорость, люблю ездить на мотоциклах, на машинах, на лыжах… Но сумасшедшего экстрима я не люблю.

Перспективы

По всему видно, что в кресле городского головы Винницы Владимир Гройсман обосновался всерьез и надолго. Учитывая, что амбиций получить мандат народного депутата или губернатора у него нет, уже через два года он, без сомнения, в третий раз попытается заручиться поддержкой виннитчан на местных выборах.

Что же касается бизнеса, то в ближайшие годы активных публичных подвижек в этом направлении у нашего собеседника не будет. Сдача в аренду недвижимого имущества нынче приносит Владимиру Гройсману и так немалый доход. Лишь по официальным данным в год на сдаче в аренду своих магазинов мэр зарабатывает более полумиллиона гривен. При этом самостоятельно заниматься оперативным управлением бизнес-процессами ему не приходится.