Государство

Владимир Котенко: "Стремление взять с крупных предприятий налогов как можно больше "здесь и сейчас", может попросту "убить" их мотивацию"

Эксперт считает, что законодательство о трансфертном ценообразовании даже в еще далеком от совершенства виде пойдет только на пользу и обществу, и биз

Законодательство о трансфертном ценообразовании — новинка для Украины, и экспертов, досконально разбирающих в этом вопросе, не так уж и много. Тем не менее, по мнению экспертного сообщества, его появление, даже в еще далеком от совершенства виде, пойдет только на пользу и обществу, и бизнесу, и государству.

В интервью "ВД" Владимир Котенко также рассказал о том, что нужно крупным бизнес-группам от закона о трансфертном ценообразовании, почему определение "консолидированные группы налогоплательщиков" настолько важное для них понятие, и каких сюрпризов можно ждать от Министерства доходов и сборов в свете нововведений.

В чем плюсы и минусы нового законодательства по ТЦО?

— Сам факт появления этого законода­тельства — уже плюс. Несмотря на недоработки, оно уже станет "дисциплинирующим" фактором для действий многих бизнес-групп.

Из недостатков — фактически через парламент был продавлен закон, далекий от совершенства с точки зрения юридической техники. Многие называют в числе минусов и сроки введения закона. Я эту точку зрения разделяю частично, потому что, как показывает опыт, сколько времени на подготовку ни дай, его всегда не хватает. Но я согласен с тем, что закон следовало бы вводить с начала года, а не с середины.

Еще один минус — принятие закона без необходимых подзаконных актов. Они существенным образом могут повлиять на применение норм закона о ТЦО. Без них закон — это отчасти "кот в мешке".

Чего концептуально недостает закону?

— В ходе обсуждения законопроекта звучали идеи о том, что в законе отсутствует возможность для связанных лиц-резидентов Украины использовать режим консолидированной уплаты налогов различными юрлицами.

В разных странах эти режимы имеют разные особенности, но идеология подобна. Если ряд предприятий, находящихся под общим контролем, соответствуют установленным законом условиям, они могут создать консолидированную группу, и к таким предприятиям применяются спецправила, позволяющие им уплачивать налоги с учетом совокупного результата их деятельности, а не только лишь на основании индивидуальных результатов компаний, входящих в группу.

На мой взгляд, "в комплекте" с законом о ТЦО имело бы смысл принимать закон, или вносить изменения в закон о ТЦО относительно консолидированной группы плательщиков.

Почему?

— Исходя из украинских реалий. В стране существует ряд структур, сконцентрировавших в своих руках много крупных налого­плательщиков, а подчас и целые отрасли. С одной стороны, общество вправе ожидать от таких крупных предприятий существенной отдачи, в том числе в виде уплаты налогов.

С другой стороны, такие предприятия, как правило, являются весьма эффективными распорядителями собственных средств, расходуя их на нужды, которые одновременно являются и общественно, и корпоративно значимыми – от социальных инициатив до технической модернизации.

Стремление взять с крупного предприятия налогов как можно больше "здесь и сейчас", без оглядки на то, каков результат в целом по группе, а также без учета тех инициатив, которые такие предприятия финансируют, может попросту убить их мотивацию делать многое из того полезного, что они могли бы совершить. Важно соблюсти баланс.

Каким же он должен быть?

— С моей точки зрения, этот баланс не должен измеряться только в цифрах. Устанавливать крупным предприятиям некий минимальный порог для "взносов в бюджет" не следует.

Баланс должен достигаться путем создания принципов работы таких групп, которые они воспринимали бы как справедливые и которые в итоге в долгосрочной или даже среднесрочной перспективе не приводили бы к потерям для общества. В част­ности, рассчитывая сумму налогов для таких предприятий, имеет смысл учитывать результаты в целом группы, к которой они принадлежат.

В этом случае несколько крупных холдингов, входящих в одну бизнес-группу, могут оставаться отдельными юрлицами?

— Конечно. Эти специальные правила уплаты налогов не предполагают утраты юридической персональности структурами, входящими в группу. Это не подрыв основ гражданского устройства, это сугубо налоговый механизм.

До 1 января 2018 года предприятия металлургической, химической, угольной промышленности и АПК смогут допускать отклонения от обычных цен до 5%. Почему, с вашей точки зрения, сделаны такие послабления для компаний в этих отраслях?

— Я категорически против терминов "послабления" и "льгота" применительно к этим специальным правилам. Не "почему сделаны такие послабления", а "почему созданы такие правила для компаний в этих отраслях"?

Задача, похоже, была как раз обратная послаблению. Предполагалось, что эти правила поставят упомянутые предприятия в некие рамки, и они будут отдавать в бюджет более прогнозируемую сумму (= большую) налогов, чем могли бы отдавать, пользуйся они общими правилами.

Очевидно, с точки зрения законодателя, любые попытки манипуляций в этих системообразующих отраслях чреваты огромными потерями для бюджета.

Для компаний, работающих в обычном режиме, отклонений от диапазона цен не предусмотрено…

—Для большинства предприятий, которые будут пользоваться общими правилами, будет достаточно того, чтобы их цена вписалась в некий диапазон. Тогда их цена — обычная, к ним претензий нет.

Для тех же предприятий, которые будут применять спецправила, говоря простым языком, государственные органы могли бы влиять на существенные элементы механизма расчета цен, от которых нельзя будет отклониться больше чем на 5%.

Это никакая не льгота, а своего рода возможность ввести минимальную налоговую нагрузку. Впрочем, позволяют ли формулировки нового закона о ТЦО добиться этого, — вопрос, требующий отдельного обсуждения.

Влиять на эти цены будут Кабмин, Мин­доходов?

— Совершенно верно. У контролеров серьезные полномочия как минимум в двух сферах. Они будут устанавливать де-факто порядок расчета диапазона по спецправилам, и они будут определять перечень источников. Чего еще желать, чтобы повлиять на расчет цены?!

В законе есть перечень операций, в результате которых предприятия могут быть названы связанными. Но есть еще и такая формулировка, как "иные возможности". Во что это может вылиться для бизнеса?

— Если коротко, то злоупотребление этим критерием может привести к спорам. Но именно к спорам по поводу связанности.

Т. е. если кто-то организует работу таким образом, что контролирующим органам кажется, что отношения между лицами свидетель­ствуют об их влиянии друг на друга, то налоговики, конечно же, будут пытаться доказать их связанность. Но я подчеркиваю, речь идет о ситуациях, когда бизнесы де-факто связаны, но юридически такая связь не явна.

Но связывать лица можно до бесконечности, сюда же и физические лица входят…

— Конечно, так и нужно. Предприятия ручек-ножек не имеют и все в итоге упирается в физлиц. Если есть группа предприятий, которые так или иначе контролируются одним физлицом или группой тесно связанных между собой физических лиц, значит, весь этот конгломерат предприятий связан. И к операциям между ними могут применяться правила ТЦО. Почему?

Как показывает опыт, люди, которые доверяют друг другу, могут позволить себе в отношениях между собой гораздо больший простор для манипуляций с ценами, а стало быть — и с налогами, чем в отношениях с лицами чужими, несвязанными, где степень доверия априо­ри меньше.

Предприниматели опасаются необоснованных претензий со стороны налоговой на связанность, притом что таковой может и не быть.

—Я думаю, что опасения преувеличены. Пытаться поэкспериментировать и доказать, что совершенно не связанные лица являются связанными, и применить к ним обычные цены — мне кажется, такого происходить не будет. Я думаю, такая норма будет применяться в качестве последнего средства, когда де-факто связанные лица будут упорствовать, отстаивая свою якобы несвязанность.

Предприниматели также предполагают, что может сложиться ситуация, когда им придется "два раза" платить по налоговым счетам…

— Такая ситуация возможна. К примеру, если возникнет ситуация, когда налоговые органы, обнаружив нерыночную цену, дотянут уровень налогообложения до рыночного уровня, при этом контрагенту не будет позволено произвести про­порциональную корректировку своих показателей. Ситуация может усугубиться, если речь идет о внешнеэкономических операциях.

Сами по себе эти риски не являются свидетельством "нехорошести" правил ТЦО. Скорее, они являются поводом задать другие вопросы. Например, насколько по­нятны и выполнимы требования закона в отношении пропорциональных корректировок, насколько обоснован порядок расчета диапазона цен?

Ряд политиков и чиновников высказывались против конт­роля над внутренними операциями, но это мнение власти проигнорировали. В чем аргумент?

— Отсутствие контроля над операциями между связанными лицами внутри страны потенциально создавало риски для бюджета. Это справедливо, несмотря на то, что налог на прибыль полностью уплачивается в государственный бюджет и, казалось бы, если в одном месте налог "убудет" в результате манипуляций с ценами, то в другом месте он должен "прибыть". Но это в теории.

Агрессивные методы налоговой оптимизации, которые не редки в украинских реалиях, вполне могли нарушить эту стройную теорию.

Можно понять добросовестных налогоплательщиков и посочувствовать им, ведь они, даже не пытаясь получить выгоду пу­тем уклонения от налогов, тем не менее вынуждены соблюдать обременительные нормы, направленные против такого уклонения.

Аргумент оппонентов состоял в том, что контроль над внутренними операциями противоречит рекомендациям ОЭСР…

— Это заблуждение. Рекомендации ОЭСР не запрещают контролировать внутренние операции. Они подчеркивают, что фокусируются не на внутренних операциях, а на международных.

Читайте текже: Скованные лица. Миндоходов намерено установить новые правила контроля над ценами на товары и услуги, поставляемые бизнесом

Валерия Тарасенко: Крупные компании уже предпринимают действия по реструктуризации операций

Елена Жукова: В Украине не стоит ожидать сотрудничества налогоплательщика с налоговыми органами