Государство

Владимир Огрызко

Непрекращающиеся призывы Европы к Банковой возобновить переговоры об ассоциации выглядят все тусклее на фоне реальных шагов по сближению Москвы и Киев

Непрекращающиеся призывы Европы к Банковой возобновить переговоры об ассоциации выглядят все тусклее на фоне реальных шагов по сближению Москвы и Киева. О внешнеполитических просчетах ЕС и США на украинском направлении и возможности очередного разворота нашего внешнеполитического вектора "ДС" беседовала с экс-главой МИДа Владимиром Огрызко.

Могут ли новые кредитно-газовые договоренности Украины и России еще больше осложнить наши отношения с Евросоюзом и США?

В.О. Не думаю. Судя по тону заявлений, которые в последние дни сделали, в частности, представители руководства ЕС, двери в содружество для Украины по-прежнему открыты. Окончательное слово в этой связи Брюссель скажет лишь после того, как изучит подписанные Виктором Януковичем и Владимиром Путиным документы. Надо убедиться, что они не противоречат проекту соглашения об ассоциации.

Но очевидно уже сейчас, что если украинское правительство даст положительный сигнал своим европейским коллегам, то продолжить подготовку к присоединению нашей страны к зоне свободной торговли с ЕС можно хоть завтра. Согласовать соответствующий меморандум или дорожную карту по подписанию соглашения об ассоциации можно на протяжении одной недели или даже нескольких дней.

То есть Запад не воспринимает всерьез "триумфальное" возвращение Виктора Януковича из Москвы с $15 млрд и уменьшенной на треть ценой на газ?

В.О. Однозначно нет, поскольку в масштабах ЕС эта сумма не столь значительна, чтобы говорить о каком-то глобальном и безвозвратном решении Банковой. Тем более что все деньги сразу Киеву не достанутся, а лишь примерно $3 млрд в обмен на облигации государственного займа, поэтому здесь и обсуждать нечего.

Можно лишь констатировать, что наши власти продолжают торговаться и с ЕС, и с Россией. Но на месте Виктора Януковича я бы уже задумался. Ведь если он и дальше будет столь безответственно балансировать между Брюсселем и Кремлем, то рано или поздно на западном направлении это может закончиться очень плохо.

В этой связи важно обратить внимание на прозвучавшие во время встречи российского и украинского президентов вопросы, которые уже сейчас вызывают серьезные опасения. Например, что значит договоренность, согласно которой Россия поможет Украине приблизиться по отдельным экономическим направлениям к стандартам Таможенного союза?

Ведь наше государство в последний год только тем и занималось, что подгоняло отечественные стандарты в промышленности и торговле к меркам Евросоюза.

И если сейчас мы заговорили об адаптации к стандартам альтернативного объединения, то это означает, что Украина отказывается от соглашения об ассоциации? Почему-то никто об этом не говорит. Хотя этот вопрос является ключевым моментом для перспективы дальнейшего развития всех направлений отечественного бизнеса.

То же самое касается пункта, в котором речь идет о том, что Россия сможет в будущем заняться комплексным перевооружением Черноморского флота. Это несет прямую угрозу безопасности нашего государства и нарушает украинско-российский Большой договор, подписанный в 1997 году, а также, как и печально известные харьковские соглашения, противоречит Конституции Украины.

Украина является суверенным государством, на территории которого запрещено размещение иностранных военизированных формирований, а уж тем более их перевооружение.

Не менее опасно и обязательство Банковой, согласно которому Украина будет закупать у "Газпрома" больше газа, пусть и за меньшую цену. Почему Президент не объяснит, зачем нам наращивать потребление энергоресурса, если в последние годы страна сокращала его ради экономии? Может, потому, что речь идет о реэкспорте газа в угоду чьим-то интересам?

В отличие от ЕС, отреагировавшего сдержанной критикой Банковой за силовой разгон Евромайдана, позиция США была намного жестче. Сейчас Белый дом угрожает команде Виктора Януковича санкциями, чего ранее никогда не было. Почему так резко изменилась позиция Вашингтона в отношении украинских властей?

В.О. Возможное применение США санкций против всей властной верхушки Украины вряд ли приведет к положительному результату. Использование такого рода инструментов обернется прекращением любых контактов между двумя сторонами. В этом случае никаких переговоров больше не будет, а негативные последствия этого сценария отразятся на всей нашей стране. О чем больше всего и мечтают власти России, действующие на украинском направлении по принципу "чем хуже, тем лучше". Поэтому и США, и ЕС попытаются до последнего сохранять возможности для продолжения диалога.

Другое дело, что в окружении Президента есть фигуры, против которых можно задействовать "кнут" уже сейчас. Такой шаг дал бы всем остальным представителям властной элиты сигнал о том, что угроза применения санкций — это серьезно. И в случае продолжения нынешней антидемократической политики государства такая судьба постигнет всех.

Что же касается общей позиции США на украинском направлении, то на протяжении последних лет власти США просто "не видели" Украину и плохо понимали ее геополитическую роль в мире. Сложно объяснить, почему так случилось. Возможно, это просто недооценка как самой Украины, так и стремлений России возродить новый СССР, а может, следствие концентрации на других, на сегодня более важных для США внешнеполитических направлениях, таких как Ближний Восток.

Но, судя по всему, сейчас, после волны мощного экономического давления и информационной агрессии со стороны Кремля против Киева, позиция США изменится. Надеюсь, что Вашингтон вспомнит о своих обязательствах поддерживать наше государство, прописанных в меморандуме от 1991 года взамен на отказ Украины от ядерного оружия. Ведь речь идет о будущем карты всего южно-атлантического пространства, и очевидно, что сближение Украины с Россией несет серьезную угрозу не только интересам ЕС, но и США.

Надеюсь, что хорошим стимулом для поддержки Украины станут и те противоречия, которые в последнее время возникли у Вашингтона с Москвой, например, вокруг решения сирийского вопроса. Намного проще и выгоднее поработать над расширением демократического пространства в Центральной и Восточной Европе, то есть вокруг России, чем состязаться с Кремлем в гонке вооружений.

Вы как бывший глава МИДа, вероятно, поддерживаете отношения в том числе и с американскими дипломатами. Воспринимают ли они отказ Киева от подписания соглашения об ассоциации с ЕС как поражение Вашингтона?

В.О. Что конкретно говорят американские дипломаты, я пересказывать не буду, поскольку это некорректно по отношению к ним. Тем не менее ответ на ваш вопрос очевиден — да, считают.

Так же считают и в руководстве Евросоюза. Кремль влепил очень болезненную пощечину и тем и другим, продемонстрировав, что в Москве лучше понимают стратегическое значение Украины и умеют оперативно принимать важные решения на этом направлении.

И, что самое главное, команда Владимира Путина готова всеми силами защищать в Украине свои интересы. В то время как со стороны ЕС можно услышать высказывания о том, что Брюссель не собирается торговаться за Украину.

Комиссар ЕС по вопросам расширения содружества Штефан Фюле недавно заявил, что Брюссель готов оказать в том числе и материальную поддержку Украине…

В.О. Готовность — это очень хорошо. Но, как показывает опыт, от готовности ЕС до практических действий — долгий путь. Вместо того чтобы садиться с украинскими властями и обсуждать, например, механизмы имплементации соглашения об ассоциации, Брюссель пока "демонстрирует готовность".

Хотя очевидно, что в случае подписания соглашения об ассоциации целый ряд отечественных предприятий и даже экономических направлений будут нуждаться в финансовой поддержке, по крайней мере, на время переходного периода. Нам рассказывают, что соглашение об ассоциации — это очень хорошо, перспективно и когда-то оно что-то даст.

Но десяткам тысяч человек зона свободной торговли с ЕС грозит увольнением. Решить эту проблему самостоятельно Украина не в силах. Поэтому необходимы четкие договоренности о точечной помощи конкретным предприятиям, производителям и отраслям. Чтобы они на год, полтора или два смогли получить целевую поддержку на модернизацию, переориентацию и так далее. Иначе сохранить социальный мир в нашей стране не удастся. И этими вопросами надо было заниматься еще в июне.

Но в июне эта тема не поднималась с украинской стороны…

В.О. Это правда, и в этом, безусловно, вина Банковой. Такая недальновидность свидетельствует о неспособности команды Виктора Януковича прогнозировать возможные последствия тех или иных решений. Хотя в Украине действует достаточно аналитических структур, в частности Совет по национальной безопасности и обороне, которые могут и должны просчитывать такие вопросы.

На минувшей неделе в Германии прошло переформатирование правительства. Как кадровая перезагрузка власти в стране — лидере ЕС может повлиять на отношение содружества к Украине?

В.О. Последние сигналы, поступающие из Германии, говорят о том, что пока Украине бояться нечего. Берлин уже понимает, насколько ценной для ЕС является наша страна. И очень важно, что в день переизбрания на пост канцлера об этом заговорила именно Ангела Меркель.

Приятно, что и новый глава внешнеполитического ведомства Германии Франк-Вальтер Штайнмаер, сразу после избрания на ответственный пост резко осудивший давление России на Украину, понимает важность роли нашего государства. Следовательно, страна — лидер ЕС поворачивается к Киеву лицом. Но трансформируется ли такое отношение в конкретную программу действий, станет понятно в ближайшее время.

Бытует мнение, что в следующем году интерес ЕС к Украине охладеет: на носу выборы в Европарламент, а вместо дружественной к Киеву Литвы главенствующей страной в содружестве станет нейтральная Греция…

В.О. Не разделяю эти пессимистические прогнозы. Слишком далеко мы продвинулись в отношениях с ЕС, чтобы из-за выборов все бросить. Несмотря на проблемы, существующие в содружестве, политику восточного партнерства никто в Брюсселе не отменял. И Украина по-прежнему занимает в ней ключевое место.