Государство

Военный психолог о том, как приучить бойцов к мирной жизни

По данным ОО «Патриот», после завершения АТО около 6 млн украинцев понадобится психологическая реабилитация и социальная адаптация

Фото: УНИАН

О том, как государство может с этим справиться, "ДС" говорила с военным психологом, членом ОО "Украинская ассоциация специалистов по преодолению последствий кризисных событий" Андреем Козинчуком.

"ДС" Выделяют ли психологи "синдром АТО" по аналогии с "афганским"?

А.К. Это боевая психологическая травма и посттравматическое стрессовое расстройство. Но в отличие от "афганцев", у ребят из АТО они могут быть не такими сильными. Один из факторов, который влияет на посттравматический синдром, - на какой земле воюют бойцы. Ребята, которые вернулись из Афганистана, задавали вопросы: "Что мы там делали? Зачем нас туда послали?". Сейчас наши бойцы сражаются на своей земле, защищают свой народ и целостность своего государства. Это совсем другое.

"ДС" Как военный опыт меняет человека?

А.К. Кардинально. Человек идет на войну с определенной системой ценностей - семья, дети, работа, зарплата и так далее. Но затем он попадает под обстрел, теряет товарищей, и происходит переоценка ценностей. Когда боец возвращается в мирную жизнь, он больше не понимает, почему всем интересен курс валют или что сказала Ангела Меркель. Мир не меняется, но ме­няется сам человек - становится более честным по отношению к себе. Человек понимает, что ему не нужны швейцарские часы или iPhone, они больше не входят в его систему ценностей. Для него теперь важнее, как он относится к своей семье, другим людям. И зада­­ча об­щест­ва, которое отправило человека на войну, научиться уважать те ценности, с которыми он вернулся.

"ДС" Трудно ли таким людям адаптироваться к мирной жизни?

А.К. Мы ожидаем, что бойцы вернутся с нормальными, привычными для нас эмоциями. Но окружающие настойчиво задают им вопросы: "А ты убивал? А как это - убить человека?" и так далее. Это неэтично. Если человек захочет, он расскажет о войне сам, но только тому, кому посчитает нужным. Всем ребятам, вернувшимся из зоны АТО, необходимо пройти диагностику своего психологического состояния. Бывает, человек приходит с войны без ранений или контузии, но у него огромная душевная рана, незаметная окружающим. Руководитель клиники психиатрии Главного военного госпиталя Минобороны Олег Друзь говорит, что не менее 80% украинских воинов, побывавших в зоне АТО, нуждаются в психологической помощи и реабилитации.

"ДС" В чем она должна заключаться?

А.К. Первый аспект - это непосредственно работа с травмой, второй - повторная социализация, то есть обновление качеств, необходимых для нормальной жизни человека в социуме. Украине нужны реабилитационные центры новой формации. Наши центры сейчас похожи на советские санатории. Там помещают бывших бойцов в одну палату, лечат совковыми методами. Надо использовать все новаторские подходы, которые используются во всем мире, - в том числе и терапию с использованием собак, лошадей, дельфинов и так далее. Пациентами таких центров должны быть и сами бойцы, и члены их семей. Ведь травмы получают не только те, кто воевал, но и их жены, и дети. В реабилитационных центрах должны работать психологи, юристы, сами бойцы, которые уже восстановились, медицинский персонал, социальные работники, которые будут помогать оформлять пенсию, льготы, помогут найти работу и так далее.

"ДС" Вряд ли у государства сегодня найдутся средства для создания таких центров...

Задача общества, которое отправило человека на войну, научиться уважать те ценности, с которыми он вернулся

А.К. Это не такие большие затраты, как кажется. Можно перепрофилировать существующие санатории и пансионаты. Да, придется потратиться еще и на тренинги специалистов, потому что психологов, которые умеют работать с посттравматическим синдромом, в стране остро не хватает. Но намного дороже потом обойдется лечение людей с посттравматическими стрессовыми расстройствами.

"ДС" Какие последствия может иметь отсутствие господдержки вернувшихся военнослужащих?

А.К. Посттравматическое стрессовое расстройство - не только проблема самого человека, вернувшегося из зоны АТО. Это проблема всей его семьи. То есть людей, которым нужна профессиональная психологическая помощь, де-фак­то будет в десять раз больше, чем бывших бойцов. Если им не помочь, мы можем получить целую прослойку людей, страдающих алкоголизмом, ведущих асоциальный образ жизни, агрессивно настроенных. Чтобы не потерять целый пласт общества, нам уже сейчас надо создавать современные психолого-медицинские реабилитационные центры.