Государство

За кулисами «Крымской весны»

Два года назад началась агрессия России против нашей страны, начало ей положила аннексия Крыма

Российская пропаганда преподносит это, как якобы классическую операцию по "мирному возвращению Крыма" в результате "референдума" и "без единого выстрела", что собственно и породило эйфорию, охватившую вдруг разом весной 2014 г и кремлевскую верхушку, и путинский электорат с его пресловутым рейтингом, и самих крымчан, если не всех, то, во всяком случае, значительную их часть. Но так ли все было гладко на самом деле? Сегодня мы уже точно знаем, что нет. И выстрелы были, и погибали наши военные, и целенаправленно выводилась из строя украинская военная техника, самолеты, корабли, боевые ракетные комплексы ПВО и т.п. и т.д.

Так что картинка получается совсем не такая, как ее рисуют идеологи "крымнаша". Успех агрессора в Крыму обусловили слабость новой украинской власти, прямая измена ряда политиков и военных, наличие вражеской агентуры во всех структурах в Крыму и не только там. Однако нет ничего тайного, что не стало бы явным. Это касается и пресловутой "Крымской весны", срежиссированной в Кремле и поставленной на украинской территории.

Официальной датой начала российской оккупации Крыма считается 20 февраля 2014 г., хотя формально Путин ввел в действие план аннексии Крыма 22 февраля, после бегства Януковича из Киева.

23 февраля в Севастополе состоялось незаконое "народное собрание", на котором "избрали" "народного мэра" Чалого, известного сепаратиста и украинофоба, а 26 числа в Казачью бухту прибыли первые два больших десантных корабля с частями российского спецназа. В тот же день в Симферополе прошел грандиозный митинг в поддержку территориальной целостности Украины, организованный Меджлисом крымскотатарского народа, с участием всех патриотических сил. Число его участников намного превосходило сторонников пророссийского митинга, также проводившегося в столице Крыма, несмотря на прибытие для поддержки последних из Севастополя и других городов автобусов с их сторонниками и даже российскими гражданами. Россияне прибывали на полуостров с Кубани организованно, автобусами, под видом "паломников". Одним из перевалочных пунктов для этих провокаторов стал храм Андрея Первозванного в Керчи. Там для них были разбиты армейские палатки. Там их кормили и благословляли. А после эти самые "паломники" изображали на пророссийских митингах в Симферополе, Феодосии и Керчи местных жителей, создавая нужную картинку для российских новостных каналов. Крымские источники сообщают, что автобусные "десанты" на Крым осуществлялись постоянно, начиная с конца февраля. И это только один из каналов проникновения "русского мира" на украинский полуостров, с благословения Русской Православной церкви (РПЦ).

Для прикрытия масштабной переброски войск на территории РФ Путин объявил о начале внезапной проверки 3 марта боеготовности ряда частей Вооруженных сил РФ, в т.ч. ВДВ и транспортной авиации. Все это происходило вдоль границы с Украиной.

События активизировались в ночь с 27 на 28 февраля после захвата группой российского спецназа численностью 120 человек во главе с Стрелковым (Гиркиным) здания правительства и ВР АРК. Как выяснилось, полковник ГРУ (иногда говорят, ФСБ) Стрелков прибыл в Крым, а оттуда и на Донбасс по каналам РПЦ (из Святогорского монастыря он со своим отрядом отправился в Славянск, чтобы по приказу из Москвы начать войну).

Доставку "вежливых людей" Гиркина в Симферополь обеспечили БТРы ЧФ РФ. Затем диверсанты в соответствии со сценарием Кремля организовали "голосование" крымского парламента со сменой правительства автономии, во главе которого поставили пророссийского криминального авторитета Аксенова (кличка - "Гоблин").

Новая "власть" тут же назначила незаконный референдум, подготовка к которому сопровождалась неслыханно агрессивной "антифашистской" по форме и антиукраинской по сути пропагандой. 28 февраля российский спецназ блокировал аэропорты Симферополя и Севастополя (Бельбек), прервав воздушное сообщение полуострова с внешним миром.

1 марта Совет Федерации разрешил президенту Путину использовать вооруженные силы РФ на территории Украины. В тот же день корабли и суда российского ЧФ перекрыли выходы из Стрелецкой и Северной бухт Севастополя с задачей недопущения выхода в море кораблей и судов ВМСУ. Последовали первые открытые предложения командирам украинских частей и кораблей перейти на службу в ВС России.

2 марта пограничные корабли Севастопольского и Ялтинского Отрядов перешли в Одессу, а корабли Керченского пограничного - в Бердянск. А вот корабли ВМСУ, направлявшиеся в Одессу, вернул к причалам лично назначенный накануне командующим контр-адмирал Д.Березовский, изменивший присяге и перешедший на сторону противника. В тот же день новым командующим ВМСУ стал контр-адмирал С. Гайдук.

К чести украинских военных, на следующий день с аэродрома ВМСУ в Саках они сумели перегнать на материк 9 самолетов и вертолетов, в т.ч. 3 Ми-14, 2 Ка-27ПЛ, 2 Бе-12 и 2 Ан-26.

В понедельник 3 марта командование ЧФ выдвинуло украинской стороне ультиматум: сдать оружие и до 5 часов утра следующего дня вторника 4 марта покинуть свои части и корабли. Обстановка усложнялась.

Зато днем 4 числа личный состав 204-й бригады тактической авиации, во главе с командиром, полковником Юлием Мамчуром, построившись в колонну, с развернутыми знаменами и без оружия направился в сторону блокированного агрессором аэродрома Бельбек. Несмотря на стрельбу российской охраны, украинские авиаторы смогли ненадолго получить доступ к своим самолетам (около 40 истребителей Миг-29 и несколько учебных самолетов L-39 "Альбатрос"). К сожалению, дальнейшего развития ситуация не получила, а самолеты противник вывел из строя. Зато благодаря СМИ, беспримерный поступок украинских авиаторов продемонстрировал всему миру, что происходит в Крыму на самом деле.

В ночь с 4 на 5 марта российский спецназ провел операцию по масштабному выводу из строя украинских средств ПВО. Атаке подверглись подразделения, имевшие на вооружении ракетные комплексы ПВО типа С-300ПС. Это были 174-й и 50-й ракетные полки ПВО, соответственно, в Севастополе и Феодосии, каждый в составе трех дивизионов С-300ПС. Их стартовые позиции подверглись избирательному обстрелу снайперов с задачей вывода из строя стартовой аппаратуры и систем управления огнем ЗРК. Затем пусковые установки и ракетный боезапас были захвачены прорвавшимся в расположение частей спецназом. Блокировав на аэродромах украинскую авиацию и нейтрализовав средства ПВО, агрессор обеспечил себе господство в воздухе. Одновременно он нарушил закрытую связь между украинскими подразделениями и Киевом, вынудив перейти на уязвимые открытые каналы.

В ночь на 6 марта ЧФ затопил у входа в канал, соединяющий озеро Донузлав с открытым морем, списанный БПК "Очаков", заблокировав тем самым корабли ВМСУ, находившиеся в Южной военно-морской базе. Также российские части заблокировали крымские перешейки, установив там свои блок-посты с бронетехникой и перекрыв сообщение с континентальной частью Украины.

7 марта утром, с аэродрома авиабригады ВМС в с. Новофедоровка украинским авиаторам удалось поднять в воздух и отправить на материк противолодочный вертолет Ка-27. Экипаж вертолета выполнил взлет и на предельно малых высотах ушел на запасной аэродром в Очакове.

Вечером этого дня в Севастополе российские автоматчики и "самооборона" атаковали украинскую воинскую часть А2355. Протаранив армейским КамАЗом ворота, они ворвались в расположение части. Также атаке подвергся командный пункт тактической группы "Крым" ВС Украины, занятый нападавшими наутро.

8 марта командир 55-го ракетного полка ПВО, дислоцированного в Евпатории, получил ультиматум с требованием до 22-00 10 марта сдать оружие и передать объект ЧФ РФ. Этот полк трехдивизионного состава (ЗРК "Бук-М1") был последним резервом украинской ПВО в Крыму, представлявшей угрозу для авиации агрессора. Ультиматум отвергли.

8 марта обстрелу с земли из автоматического стрелкового оружия подвергся патрульный самолет украинских пограничников, выполнявший полет на высоте 1000 м. А 9 марта российская бронетехника заблокировала 10-ю бригаду морской авиации ВМСУ в Саках, а также аэродром в Джанкое.

Всего, начиная с 1 марта, Госпогранслужба Украины зафиксировала 39 случаев нарушения РФ международных договоров, в т.ч. по вопросам: порядка заходов военных кораблей РФ (15 судов и кораблей), порядка осуществления полетов военной авиации РФ (14 случаев, 48 летательных аппаратов), порядка пересечения государственной границы Украины в пункте пропуска "Крым-паромная переправа" - 10 случаев.

Например, на аэродроме в Каче была заявлена посадка трех российских вертолетов, а сели шесть, на аэродроме в Гвардейском заказана посадка одного транспортного самолета Ил-76, а сели три, каждый с 250 десантниками из числа спецназа ГРУ ГШ РФ - это были диверсионные подразделения, наводчики, проводники и т.п. Все они приняли самое активное участие в нарушении военных линий связи ВС Украины, блокаде объектов и обеспечении захвата наиболее важных из них.

За это время через паромную переправу на территорию Украины без соответствующего разрешения переместили 139 единиц автомобильной, специальной и бронированной техники ВС РФ, включая 4 РСЗО "Град", 6 БТР, 111 грузовых, 6 специальных и 7 легковых автомобилей и т.п.

Не дожидаясь результатов "референдума", 11 марта парламент АРК, превысив свои полномочия, в нарушение конституции Украины принял "декларацию о независимости", предусматривавшую образование независимого государства и г. Севастополь. Это соответствовало путинскому плану и должно было предшествовать последующей аннексии и формальному включению Крыма в состав РФ.

15 марта 4 российских вертолета высадили десант на Арабатской Стрелке с выходом на материковую часть Украины в Херсонской области, где захватили газораспределительную станцию и газодобывающие платформы "Черноморнефтегаза". В ответ ВС Украины выдвинули со стороны материка к административной границе с Крымом боевые вертолеты и бронетехнику.

16 марта состоялся "референдум" по статусу Крыма и по присоединению полуострова к РФ, призванный узаконить его аннексию. А уже 18 числа на основании его "итогов" Москва официально включила АРК и г. Севастополь в состав РФ. После этого начался процесс фактической ликвидации украинского военного присутствия на полуострове.

18 марта агрессор вновь применил огнестрельное оружие. На этот раз в Симферополе, где снайперы обстреляли 13-й Фотометрический Центр. В результате один украинский военный, прапорщик Какурин, погиб, а другой, капитан Федун, ранен. От пули того же снайпера погиб и один из проникших в расположение части "казаков", житель Краснодарского края РФ. Что он делал на территории украинского Крыма, можно только догадываться.

19 марта российский спецназ захватил 55-й ракетный полк ПВО в Евпатории, в тот же день сдалась 36-я отдельная бригада береговой обороны в Перевальном, в Севастополе были захвачены штаб ВМСУ, затем корвет "Хмельницкий" и другие корабли и суда.

20 марта российские части заняли базу ВМСУ в Новоозерном, а вслед за этим и все корабли на озере Донузлав. Последним 25 марта российский спецназ при поддержке вертолетов захватил здесь морской тральщик "Черкассы", применив огнестрельное оружие (!). Причем спецназ стрелял на поражение по корпусу корабля, а моряки отвечали стрельбой в воздух.

К 26 марта агрессор занял уже все 193 дислоцированных на территории АРК воинских подразделения и учреждения ВС Украины. По неполным оценкам, стоимость только военного имущества, оставленного в Крыму, составляет $11,439 млрд.

Не без основания говорят о фактах подкупа украинских военных и о том, что Крым "сдали". Не случайно же с началом российского вторжения украинские части на полуостове не только не были приведены в полную боевую готовность и не развернуты, как это предусматривается всеми мобилизационными планами, но и лишились закрытой связи с вышестоящим командованием.

Неэффективными в Крыму и Севастополе оказались и наша разведка, и СБУ, и прокуратура, словом, все структуры, в обязанность которых входит обеспечение безопасности государства. Более того, в своем подавляющем большинстве их руководители и личный состав перешли на службу к агрессору. И дело здесь не только в пропаганде, не последнюю роль сыграл элементарный подкуп.

Что предлагали при подкупе нашим военным? В зависимости от должности, по данным Юрия Бутусова, командирам частей предлагались квартира в Москве, "подъемные" - гонорар за предательство до 500 тысяч долларов, предоставление места службы и повышенной зарплаты в составе вооруженных сил РФ в Крыму (!). Генерал-лейтенанту И.Воронченко, в то время начальнику береговой обороны ВМСУ, например, предлагали генеральскую должность в Ростовской области и трехкомнатную квартиру. На такие условия не могли рассчитывать даже многие россияне! Воронченко отказался, а вот контр-адмиралы Д.Березовский (бывший командующий ВМСУ), Д.Шакуро (бывший начальник штаба ВМСУ) и С.Елисеев (бывший первый заместитель командующего ВМСУ), судя по всему, согласились и получили высокие назначения уже в российском флоте. Простым контрактникам за переход на службу в ВС РФ предлагали по 12 тыс грн (при средней зарплате рядового контрактника в 3-4 тыс грн) и это тоже срабатывало.

Можно согласиться с мнением Юрия Бутусова о том, что россияне целенаправленно и заранее вербовали в первую очередь, украинских офицеров-командиров частей связи и разведки. Это облегчалось целенаправленной кадровой политикой двух последних министров обороны при Януковиче, граждан РФ, а также двух последних при нем же глав СБУ. В итоге, противник с самого начала контролировал всю систему управления украинскими войсками и реагировал на любые решения украинской стороны.

В этой связи совершенно иначе видится пассивная и явно выжидательная позиция украинского военного командования по Крыму, с изначальным отказом от активной обороны. Якобы из опасения дать россиянам повода для открытого вторжения. А тем временем агрессор проводил у нашей границы провокационные маневры и накапливал силы на полуострове.

Пассивность военных имела следствием как положительные (политическая поддержка на международном уровне), так и отрицательные (обвинения в трусости и некомпетентности, сдаче инициативы противнику) последствия, что при отсутствии политического решения привело к поражению и утрате Крыма. Сегодня мы можем судить об этом и на основании рассекреченных материалов РНБО.

По мнению И.Воронченко, в течение первых 6-8 часов еще можно было сорвать планы агрессора, ударив по захваченному спецназом парламенту Крыма. Тем более, что в октябре 2013 г именно в этом здании проводили учения по освобождению заложников. Но почему-то такой удар не состоялся.

А вот как оценивали свои действия в Крыму российские военные, цитата российского генерал-полковника Волкова: "...было проведено блестящее сосредоточение средств и сил специального назначения в Крыму с применением маскировочных мероприятий, неожиданных для украинцев, а также широкий набор мер по заблаговременной дезинформации противника".

Если называть вещи своими именами, то они все заранее спланировали, обманули, приспали бдительность и успешно провели аннексию...