Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Законопроект о "цензуре" в Интернете: Почему активисты против усиления кибербезопасности

Пятница, 22 Июня 2018, 11:48
Несмотря на наличие рационального зерна в проекте закона 6688 по противодействию угрозам нацбезопасности в информационной сфере, к нему возникло несколько замечаний

На этой неделе в Верховной Раде внесен в повестку дня проект закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия угрозам национальной безопасности в информационной сфере" авторства нардепов-"фронтовиков" Дмитрия Тымчука и Татьяны Чорновол, а также представителя БПП Ивана Винника, передает "ДС" со ссылкой на Depo.ua.

Его рассматривал Комитет по вопросам национальной безопасности и обороны, который возглавляет Сергей Пашинский. Этот документ уже вызвал визг среди так называемой экспертной среды, а также некоторых представителей политикума. Правда, ради справедливости стоит отметить, что документ действительно "сырой". И имеет ряд несогласованных моментов. Но сама концепция вполне имеет право на жизнь...

Что же не нравится представителям гражданского общества в данном законопроекте? Главным камнем преткновения стала предложенная норма досудебного блокирования сайтов и сервисов в Интернете. Нардеп от "Блока Петра Порошенко" Ольга Червакова заявила, что внесудебное блокирование сайтов означает ни много ни мало возвращение к временам Сталина. "Службе безопасности Украины предоставляется право без решения суда с помощью провайдера блокировать доступ к любому информационному ресурсу. Основанием для этого может быть уже не только решение суда, но и решение прокурора, следователя, согласованное с прокурором, или решение СНБО", - рассказала бывшая журналистка телеканала "Интер".

Еще одним поборником свободы слова выступил председатель Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко. "Без суда, без адвокатов, без следственных действий в редакциях украинцев можно будет лишать доступа к "не таким" сайтам", - отмечает он. Конечно, задача председателя НСЖУ как раз и заключается в том, чтобы в случае чего трубить тревогу. Но выглядит данная позиция искусственной. В контексте опасений Томиленко было бы интересно понять, какие именно "не такие" сайты он имеет в виду. Дело в том, что Национальный союз журналистов во главе с Томиленко неоднократно был замечен в заигрывании с россиянами. Претензий у журналистского сообщества к председателю НСЖУ накопилось немало: политические манипуляции, искажение реальной ситуации со свободой слова в Украине, игра под дудку медиа-олигархов. И в конце концов, защита пророссийских СМИ. В марте ряд украинских медийных организаций выразил недоверие руководству Национального союза журналистов, но вместо того, чтобы тихонько уйти, Томиленко продуцирует очередные громкие и провокационные заявления.

Для того, чтобы понять специфику данного законопроекта, следует более детально его проанализировать. Так, согласно статье №213-1, блокировка происходит только "в исключительных неотложных случаях, связанных со спасением жизни людей и предотвращением совершения тяжкого или особо тяжкого преступления". Причем применяться оно может на срок не более 48 часов. Для того, чтобы начать блокировки без суда, необходимо постановление прокурора или постановление следователя, согласованное прокурором. После чего Служба безопасности начинает действовать. Тем временем прокурор или следователь по согласованию с прокурором обязан "безотлагательно после начала осуществления таких действий обратиться с соответствующим ходатайством к следственному судье или в суд".

Кто-то скажет: зачем такая бешеная оперативность, которая приводит к ограничению прав и свобод человека? Дело в том, что мы живем в медийном мире, где одна-единственная новость, если ее забросить ради провокации, может наделать много беды. Условно говоря, если какой-то сайт неожиданно начнет призывать взорвать атомную станцию или заявит об уничтожении какого-либо другого стратегического объекта, это автоматически повлечет за собой панику среди населения. И пока СБУ обратится в суд, пока будет объявлено заседание и вынесено решение, может быть уже поздно. Одновременно блокирование по решению прокурора представляется значительно более эффективным решением. И может эффективно работать в случае информационных провокаций со стороны России. Понятно, что это не будет касаться всех сайтов в стране, как об этом рассказывают некоторые паникеры.

Другая история - "ляпы" и неточности, разрушающие стройность логики документа. В частности, речь идет об использовании в этом законопроекте термина "технологический терроризм", а точнее расширение его понятия. В него свели все в кучу - преступления, совершенные и в "реале", и в Интернете. В частности, не очень понятно, к чему здесь "действия, направленные на нарушение общественной безопасности". Данная норма действительно отдает "диктаторскими законами" 16 января 2014 года...

Собственно, за подобные нестыковки уже вцепились некоторые "грантоеды", которые боятся, что силовые органы будут подвергать цензуре их антикоррупционные расследования. Тем более, что в норме о "технологическом терроризме" указывается, что одно из таких преступлений касается "оказания воздействия на принятие решений или совершение или несовершение действий органами государственной власти или органами местного самоуправления". Учитывая регулярные призывы журналистов-расследователей к власти открывать уголовные производства против чиновников-коррупционеров, эта норма теоретически может быть использована для давления на тех или иных представителей СМИ. В любом случае, чтобы избежать страхов, рационально было бы подчистить законопроект перед тем, как выводить его на голосование в целом.

И напоследок. Безусловно, после появления заявлений со стороны наших борцов за свободу слова скоро подключатся западные "правозащитники". Но стоит говорить откровенно: нам до большинства европейских стран в плане жесткости работы в Интернете еще очень далеко. Причем там эта тема обсуждается на высшем уровне. В Германии правительство и канцлер Ангела Меркель одобрили законопроект о регулировании соцсетей, которым предусматривается, что информация, размещение которой очевидно содержит признаки уголовно наказуемого деяния, должна быть удалена или заблокирована в течение 24 часов с момента поступления жалобы на нее. В то же время недостаточно оперативная реакция на жалобы грозит штрафами для владельцев интернет-сервисов в размере до 50 миллионов евро.

На прошлогодней встрече президента США Дональда Трампа и его французского коллеги Эммануэля Макрона было договорено о начале борьбы с пропагандой и терроризмом в Интернете. Аналогичные договоренности были достигнуты между Францией и Великобританией. Украине такие подходы и не снились, но нам есть куда стремиться. Главное - решать вопросы нацбезопасности с холодной головой, не устраивая на ровном месте войны "изменофилов"...

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство