Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Посол Швеции: "Шведские фирмы реже обращаются за помощью в посольство, чем еще год назад"

Понедельник, 30 Октября 2017, 10:00
Посол Королевства Швеция Мартин Хагстрем уверен, что между украинцами и шведами всегда будут хорошие отношения

Фото: Илья Литвиненко/ДС

"ДС" Почему в Швеции высокие налоги и социалистическая уравниловка не мешают развитию бизнеса и торговли?

М.Х. Я бы не употреблял термин «социалистическая уравниловка». Шведы называют это «государством всеобщего благосостояния». Действительно, в нашей стране налоги достаточно высокие. Но благодаря этому в Швеции качественная медицина для всех, почти полностью оплачиваемые государством дошкольные и бесплатные школьные заведения. Также создана система помощи пожилым людям в их повседневной жизни. Эта система, которая начала выстраиваться в 1960-е годы, позволяет работать большей части населения. В свое время она предоставила возможность женщинам, работавшим дома, выйти на рынок труда. Сейчас в Швеции трудоустроены 80% от общего числа трудоспособного населения, что является самым высоким показателем, когда-либо зафиксированным в Европе.

Еще одной важной составляющей шведского общества всеобщего благосостояния является наша система социальной защиты.

К примеру, если компания или предприятие становится банкротом, то люди, работавшие там, знают, что государство их переобучит и будет выплачивать денежную помощь, пока они ищут другую работу.

И такой механизм в Швеции хорошо налажен. То есть в нашей стране гораздо легче пережить структурные изменения в экономике.

Например, одно время Швеция была лидером судостроительной отрасли среди несоциалистических стран. Сейчас у нас почти не осталось предприятий в этой отрасли.

Читайте также: ПОСОЛ ИЗРАИЛЯ: "СЛУЖИТЬ В АРМИЮ ИДУТ ВСЕ. У НАС НЕТ ТАКОГО ПОНЯТИЯ, КАК ОТКУПИТЬСЯ"

"ДС" А почему так произошло?

М.Х. Государство отказалось от субсидирования судостроения. Конечно, первое время было очень тяжело, особенно тем городам, которые жили за счет судостроения. Но правительство решило: если шведская экономика не может получать прибыль от этой отрасли, значит, надо, чтобы рынок решил, имеет ли эта отрасль право на существование. И если нет — развивать другие сферы экономики.

"ДС" Украинские предприниматели крайне болезненно воспринимают разговоры о повышении налогов. Неужели шведский бизнес не жалуется?

М.Х. Естественно, наш бизнес тоже сетует на высокие налоги. По данному вопросу ведутся непрерывные дискуссии в Риксдаге (шведском парламенте). В последние 20 лет налоги постепенно уменьшаются. К примеру, в 1990 году половина ВВП шла на налоги. Сейчас эта цифра составляет 44%.

И у нас есть сторонники еще более высоких налогов на бизнес. Но это уже политический вопрос. Если же смотреть на результат в целом, то мы видим, что бизнес может развиваться при сегодняшнем уровне налогообложения. В прошлом году экономический прирост составил 4%, а в этом году ожидается более 3%. И для развитых стран Европейского Союза это весьма высокие показатели.

Читайте также: ПОСОЛ КУВЕЙТА: "МЫ ПРИЗНАТЕЛЬНЫ УКРАИНЕ ЗА ЗАПРЕТ ИЗРАИЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ В ПАЛЕСТИНЕ"

"ДС" А в Швеции бизнес какого размера превалирует?

М.Х. Как и в большинстве государств, основу экономики составляет средний и малый бизнес. Но наша история так сложилась, что в Швеции есть немало представителей и крупного бизнеса: компании Ericsson (мобильная связь), Volvo и Scania (производство легковых и грузовых автомобилей), АВВ (инженерные инновации), Electrolux (производство бытовой техники), SKF (машиностроительная компания), IKEA (торговая сеть по продаже мебели и товаров для дома). Сегодня бурно развиваются IT-компании со шведскими корнями (Skype, Spotify), а также компании индустрии компьютерных игр.

"ДС" После кризиса 2007 года социальное государство в мире переживает не лучшие времена. Не в опасности ли сейчас эта скандинавская модель всеобщего благосостояния?

М.Х. Сложно однозначно ответить на этот вопрос. 

Главное, что в Швеции нет политической оппозиции или партии, которая выступала бы против скандинавской модели всеобщего благосостояния.

Понятно, что у партий разные подходы. Например, правоцентристы желают видеть в ней более рыночную модель.

"ДС" В Европе сейчас усиливаются крайние правые. 30 сентября в Гетеборге прошел марш неонацистов. Насколько такие проявления сильны?

М.Х. В Швеции разрешение на проведение демонстрации получает любой, кто следует требованиям закона. Демонстрация в Гетеборге, которая сама по себе была немногочисленной, стала шоком для шведского общества и отправной точкой для широкой дискуссии о том, что нужно внести изменения в законодательство о разжигании национальной розни и ясность в отношении символов, которые можно толковать двояко.

Если говорить о парламентском аспекте, то в Риксдаге представлена правоконсервативная партия «Шведские демократы», которая выступает за сокращение иммиграции и придерживается позиций евроскептицизма. Популярность этой партии, согласно последним опросам, несколько снижается, и сейчас она имеет около 15%. Ее рейтинги заметно выросли в 2015 году, когда в Евросоюзе был пик миграционного кризиса. Кстати, через год у нас в стране состоятся всеобщие выборы (парламентские, муниципальные и региональные), и мы узнаем, каким партиям шведы отдают предпочтение. А сейчас ни право-, ни левоцентристы не имеет парламентского большинства. Но у левоцентристов больше голосов, поэтому они формируют правительство. 

Кстати, уникальным для Швеции стал тот факт, что несколько лет назад в парламенте был принят проект бюджета оппозиции, а не правительства.

Это было настоящим политическим землетрясением! Если верить социологическим опросам, такая же ситуация может сложиться после грядущих выборов, то есть снова будет крайне сложно создать правительство, поддерживаемое большинством в парламенте.



"ДС" Насколько близки идеи евроскептицизма шведам, особенно на фоне Brexit?

М.Х. Brexit для Швеции это, без сомнения, плохо. Великобритания — один из наших важнейших торговых партнеров, а после выхода британцев из Евросоюза нам станет труднее поддерживать с ними коммерческие отношения. Помимо этого, только в Лондоне живет 100 тыс. шведов. И если наши граждане в Великобритании будут испытывать некие ограничения, это минус. Хочу сказать, что у нас с британцами одинаковые взгляды на многие вопросы развития внутри Евросоюза. Мы выступаем за свободную торговлю и уделяем много внимания международной помощи развивающимся странам. Конечно, если Brexit состоится (а у меня нет оснований думать, что этого не произойдет), Швеция потеряет внутри ЕС важного союзника по ключевым вопросам.

Что касается Швеции, то у нас нет сильного антиевропейского движения. Наоборот, есть тенденция к усилению поддержки Евросоюза. Кстати, после Brexit во многих европейских странах преобладают именно такие настроения.

Читайте также: BREXIT ТЕРЕЗЫ. ЛОНДОН ГОТОВ ВОЕВАТЬ С ЕВРОПОЙ

"ДС" Сейчас в Европе остро стоит проблема мигрантов. Швеция за последние три года приняла намного больше беженцев (на душу населения), чем любая другая страна ЕС. Как королевство справляется с этим и что самое сложное?

М.Х. Несомненно, что тяжелее всего приходится людям, которые вынуждены покинуть свою страну. Для нас, как для государства, важно поддерживать соответствующий международному стандарту уровень приема беженцев. В этом смысле 2015 год был крайне сложным для всего Евросоюза. В нашу страну тогда приехало 163 тыс. беженцев (в том числе 35 тыс. несовершеннолетних без сопровождения взрослых). Многие прибыли из Сирии и Афганистана.

В конце 2015 года шведское правительство вынуждено было временно изменить политику в этом направлении. Мы долгое время пытались договориться с другими странами ЕС о более справедливом распределении — чтобы не только Швеция и несколько других стран принимали большую часть беженцев. Но нам не удалось достичь желаемого результата. Поэтому с нашей стороны был введен ряд ограничений. В частности, активизирован паспортный контроль на границе с Данией. Кроме того, сейчас предоставляется лишь временное убежище, а не постоянное, как раньше. 

Конечно, прием такого большого количества беженцев — огромный вызов для Швеции, но наша экономика пока справляется и даже продолжает расти.

"ДС" Правда, что беженец, получивший убежище в Швеции, имеет право на те же социальные пособия, что и швед, всю жизнь проработавший в стране?

М.Х. В принципе да. И я думаю, что это правильно. Замечу лишь, что базовые выплаты (например, детское пособие) небольшие. Что касается выплат по безработице, то нужно сначала иметь работу и проработать определенное время, только в этом случае будет начисляться помощь.

"ДС" Шведы готовы платить высокие налоги, с которых выплачиваются пособия беженцам? Как их удается мотивировать?

М.Х. В нашем обществе сильна традиция солидарности — и внутри страны, и по отношению к другим странам. Возможно, потому, что 100 лет назад Швеция была бедной страной с большой эмиграцией, и память об этом до сих пор жива. Наверное, многие шведы просто понимают тяжелое положение беженцев. На международную помощь (в том числе Украине) Швеция выделяет 1% от национального дохода. Если говорить об Украине, то в прошлом году мы выделили 30 млн евро, и в этом году, думаю, будет столько же.

Читайте также: ДОЛОЙ ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ШВЕДСКИЙ! ПОЧЕМУ ФИННЫ БОЛЬШЕ НЕ ХОТЯТ УЧИТЬ ЯЗЫК МУМИ-ТРОЛЛЕЙ

"ДС" Как Майдан повлиял на отношения Швеции и Украины?

М.Х. Хочу сразу сказать, что между нашими государствами всегда были близкие взаимоотношения. Шведские программы, направленные на поддержку Украины, работают еще с середины 1990-х годов, и мы никогда не прерывали их. Уверен, что после Майдана наши связи стали еще прочнее. Об этом свидетельствует тот факт, что в течение трех лет шведский премьер и четверть шведских министров уже посетили вашу страну с официальными визитами. В конце 2013-го — начале 2014 годов Карл Бильдт, который тогда был министром иностранных дел, приезжал в Украину едва ли не ежемесячно. Надеемся, что наши экономические связи вернутся на прежний уровень роста.

Если хотите знать реакцию шведов на события Майдана, то они отнеслись к ним с пониманием. А смену власти восприняли как борьбу против коррумпированного автократического режима.

Если говорить о сегодняшнем дне, то информация об Украине достаточно редко появляется в шведских выпусках новостей, поэтому обычные шведы, к сожалению, мало знают о вашей стране.

"ДС" Информация о нынешней Украине, о войне на Донбассе интересна шведам?

М.Х. Два года назад эта тема была весьма актуальна. Но медийная логика такова, что если конфликт продолжительный, то о нем упоминают все реже, возможно, в связи с какой-то датой. Но я считаю, что первоочередная задача нашего посольства и посольства Украины в Стокгольме заключается в максимальном осведомлении шведов о вашей стране. Информированность — основа более тесных контактов.

"ДС" Не секрет, что многие иностранные инвестиции после Майдана ушли из Украины. А как чувствует себя шведский бизнес?

М.Х. Перед Майданом и в первые годы после него мы наблюдали спад экономической активности и зарубежных инвестиций. Но в последнее время мы видим рост экономики в Украине. Хочу заметить, что, если эта тенденция продолжится, 2017 год станет самым позитивным для украинского экспорта в Швецию. На сегодня его прирост составляет 44%. Тем не менее в абсолютных цифрах это крайне низкий показатель. Экспорт из Украины всегда был незначительным. Мы хотели бы видеть гораздо больше торговых контактов между нашими государствами. Что касается инвестиций, то тенденции роста мы пока, к сожалению, не видим.

Читайте также: МИР БЕЗНАЛА. К ЧЕМУ МОГУТ ПРИВЕСТИ "ШВЕДСКИЕ" ФАНТАЗИИ ГОНТАРЕВОЙ

"ДС" Вы подчеркнули, что традиционно украинский экспорт в Швецию всегда был небольшим. А почему? Шведам неинтересна наша продукция?

М.Х. Думаю, здесь много факторов. И один из них, как я уже говорил, — это плохая информированность шведов о вашей стране и ее потенциале. Уже начала функционировать зона свободной торговли, и это открывает рынок для многих украинских товаров, которые раньше невыгодно было экспортировать в страны Евросоюза, в том числе в Швецию.

Фото: Илья Литвиненко/ДС

Как посольство мы очень активно работаем и над привлечением украинского экспорта в Швецию, и над продвижением шведского в Украину. 

У нас есть государственная программа по поддержке импорта в Швецию, так как наша страна не только экспортозависимая, но и импортозависимая.

По статистике треть того, что мы экспортируем, мы до этого импортировали. Если говорить, к примеру, о шведских легковых и грузовых машинах, то сначала мы импортируем 70% комплектующих, а затем уже продаем готовый продукт. Кроме того, в июне этого года наше посольство провело традиционный Шведско-украинский бизнес-форум, на который мы пригласили около 100 украинских компаний, заинтересованных экспортировать свои товары в Швецию. Уже во второй раз мы делали для них специальную программу и хотим продолжить такую практику.

"ДС" В Украине до Майдана насчитывалось более 100 предприятий со шведским капиталом. А сейчас?

М.Х. Осталось примерно столько же компаний. Но, к примеру, шведский банк SEB раньше работал в Украине со всеми клиентами, а сейчас только с юридическими и корпоративными. Ожидается приход в Украину шведского бренда одежды H&M. Также на данный момент IKEA ищет украинские компании, которые смогут выпускать их продукцию. Должен сказать, это довольно сложная задача: местные производители должны иметь огромные мощности, поскольку работать придется на мировой рынок.

"ДС" Вы часто общаетесь со шведскими предпринимателями, работающими в Украине. Шведскому бизнесу стало легче после краха старого режима?

М.Х. Я регулярно встречаюсь с представителями шведского бизнеса. И самое важное сейчас для компаний, работающих на украинском рынке, — это рост экономики. Несомненно, в первые годы после Майдана экономика сильно упала, и это обернулось большими проблемами как для обычных граждан, так и для иностранного бизнеса.

Что касается ведения бизнеса в Украине, сейчас шведские фирмы реже обращаются за помощью в посольство, чем еще год назад.

Ушла проблема с возмещением НДС, стало меньше неприятных моментов в общении наших предпринимателей с фискальной службой. Если говорить о коррупции и украинской судебной системе, к сожалению, в упомянутых сферах остались проблемы для зарубежных инвесторов, в том числе для шведских. Но мы надеемся на улучшение ситуации.

Мартин Хагстрем, посол Королевства Швеция

Родился 26 мая 1973 г. в Стокгольме (Швеция).

Образование: окончил Стокгольмский университет по специальностям: «журналистика», «русская филология», «политология».

Карьера: Мартин Хагстрем является кадровым дипломатом. Работал в разных дипломатических учреждениях, в частности, в Постоянном представительстве Швеции в Европейском Союзе и в Генеральном консульстве Швеции в Санкт-Петербурге. В 2010–2013 гг. был руководителем отдела Восточной Европы министерства иностранных дел Швеции. В 2013–2016 гг. работал послом по вопросам Восточного партнерства в МИД Швеции. В сентябре 2016 г. прибыл в Киев в качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла Швеции.

Семейное положение: женат.

Увлечения: катание на коньках, плавание.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство