Общество

Зачем "Плейбой" одевается

Отказ "Плейбоя" публиковать обнаженку "сделал день" в соцсетях

Фото: wikipedia.org

Свое мнение по этому поводу имели все - мужчины и женщины, люди, читавшие "Плейбой" в разные эпохи и на разных языках, и в жизни в руках не державшие, консерваторы и либералы и даже несколько священников. Палитра мнений, впрочем, оказалась почти без полутонов. Одни считают, что хорошо, мол, - натура не будет отвлекать от культуры. Другие, что, мол, это за "Плейбой" - без голых девиц?

Несмотря на сексуальную принадлежность и неодобрительное в целом отношение к эксплуатации женского тела, могу согласиться со вторыми. Потому что когда "Плейбой" входил в наш - тогда еще советский - обиход, когда он был подпольным, на каких-то нечитабельных языках, из сумки в сумку передававшийся прямо в школьном коридоре, конечно, не за тексты был ценим. И не только половозрелыми сопляками - основным контингентом покупателей "посмотрелки" за двадцать копеек (цена талончика на обед в школьной столовке). Но и девушками - которым, справедливости ради отмечу, как правило, давали посмотреть бесплатно. Это было интересно не только потому, что девки без ничего почти - а это для советского школьника было почти так же невероятно круто, как с Челентано в одной машине прокатиться. Это было совершенно не по-нашему красиво. "Плейбой" был едва ли не синонимом и эротики (она же - "буржуазный разврат"), и вообще какого-то другого мира, в котором "это" не столько стыдно, сколько красиво. В то время мы еще не знали, что для всего этого есть слово - "свобода".

Но я готова понять и первых. Да, конечно, когда "Плейбой" стал появляться на понятных языках - и времена изменились, и собственный тезаурус расширился - стало ясно, что "Плейбой" - это не только картинки. Это еще и вполне занимательное чтиво. Иногда - на удивление серьезное и глубокое, как на глянцевый журнал с голыми тетками. Впрочем, тетки не мешали. Они вполне вписывались в общую направленность журнала, чьей миссией было - диктовать стандарты вкуса, продвигая заодно соответствующие товары. И здесь бы, конечно, женщине возмутиться, потому что эти стандарты диктовались не только в том, что следует носить, или в том, что следует читать-слушать-смотреть, или в том, над чем следует задуматься, но и что считать "красивым" в области женской телесности.

Хочется успокоить тех моралистов, которые увидели в заявлении руководства "Плейбоя" "хороший знак" поворота к "большей пристойности". Нет. С точностью до наоборот. "Плейбой" перестает публиковать "непристойности" не потому, что "мораль победила". А потому, что она проиграла

Теперь стандарты по крайней мере в одной из этих областей "Плейбой" диктовать не будет. По официальной версии, из-за того, что продвигать журнал в соцсетях стало трудно из-за того, что фото девушек блокируются как "порно". А тот, кто нынче не продвигается в соцсетях - продвигается к краху и забвению. То есть эта знаменательная уступка - очередная победа соцсетей над старыми добрыми медиа. И кто бы подумал лет тридцать назад, что о "Плейбое" мы будем говорить именно в таком ключе - как о старом добром буржуазном, бонтонном журнале?

Впрочем, есть кое-что, о чем руководство "Плейбоя" нам не сказало. А именно, что эффект интернета в целом и веб2.0 в частности куда более существенный. "Обнаженки" - полно и на любой вкус. Начиная с "девочковских" топлесс-селфи на инстаграмме, заканчивая домашними страничками профессиональных фотографов. Да, конечно, большинство "девочковской" продукции демонстрирует очень, очень плохое качество. Но такова природа веб2.0 - никому не хочется смотреть на других, особенно на тех, кто задает высокую планку. Себя хочется показать. И делается это не за заоблачные гонорары звездам и фотографам, а за скромный урожай "лайков" от "френдов". Когда публикация фото - любой степени откровенности - стала массовым увлечением, "задавать стандарты вкуса" стало смешно и бесполезно. Потому что они никого не интересуют. Это касается не только фото "ню", но и других медийных жанров, в которых любительство невысокого пошиба побеждает профессионализм с его заумью и снобизмом.

В определенном смысле, это даже хорошо - во всяком случае, в том, что касается женского тела. Здесь понятие "стандарты" скорее вредит - и здоровью, и самооценке, и житейским ориентациям. Да и вообще коммерциализация тела - надоевшая тема.
Поэтому я спешу успокоить тех моралистов, которые увидели в заявлении руководства "Плейбоя" "хороший знак" поворота к "большей пристойности". Нет. С точностью до наоборот. "Плейбой" перестает публиковать "непристойности" не потому, что "мораль победила". А потому, что она проиграла. Потому что непристойности стало вокруг так много, она стала настолько доступной, что перестала продаваться и продавать. Рынок перенасыщен предложением. То есть никакой "вящей духовности" - джаст бизнес. Из объекта интереса и желания обнаженка стала едва ли не социальной нормой.

Уход откровенных фотосесcий со страниц "Плейбоя", это своеобразный конец эпохи. Эпохи пристойности. Эпохи, когда "фото на грани фола" были местом страсти и поводом раскошелиться. Когда в этой области можно было говорить о "стандартах вкуса" и ломать копья на предмет "красиво vs морально", "секс vs война", народ vs Ларри Флинт. Пожалуй, теперь история пионера порноиндустрии может показаться высосанной из пальца.

И, наконец, уступка "Плейбоя" по принципиальному вопросу обнаженки может оказаться первым честным признанием медиа в том, что в сфере информации понятие "стандарты" растворяется. Не только в популярных и общедоступных жанрах вроде фото ню, но и в других жанрах говорить о "стандартах" становится просто бессмысленно.